На днях во Дворце Книги Ульяновска состоялась презентация книги авторских сказов Николая Полотнянко «Синбирские сказания», которым он завершил свой цикл исторической прозы и драматургии, посвящённый истории и современности нашего края.

 

 И первый мой вопрос к писателю был о его дальнейших творческих планах.

– Я написал полтора десятка книг, в которых отразил течение жизни наших предков, начиная с баснословных времён  Дикого поля до 2019 года. Думается, что большую прозу в силу почтенного возраста мне уже не одолеть, но есть кое-что из написанного, но не опубликованного на бумаге. Я говорю о своём писательском дневнике, который можно прочитать на Улпрессе в э\журнале «Литературный Ульяновск». Называется он «Показания очевидца».

– Весьма неожиданное название…

– Да я выступаю как свидетель, поскольку не отрицаю возможности суда потомков над моими современниками, ведь то, что мы совершили, еще долго будет терзать умы и души поколений, которые уже на подходе вслед за нами, и спросят нас за развал и унижение Отечества. Пока их мозги закомпостированы Сталиным и репрессиями, но прозрение неизбежно. Поэтому я в своём дневнике не драматизирую события, чтобы не увеличивать новое Зло, которое неизбежно придет после освобождения страны от власти сегодняшних негодяев. Конечно, я пишу правду, но не размазываю её с какой-то политической целью. Я прожил в Ульяновске почти полвека, и почти не встречал плохих людей, кроме нескольких властных идиотов. Самый пагубный недостаток у наших людей – это жалкое трепетание перед ничтожествами, которые имеют даже мизерную власть.

– Почему это происходит? Сталин всех запугал? Крепостное право виновато?..

–  А вы присмотритесь к тем, кто нами правит, и поймёте, почему так происходит. Умные образованные талантливые нравственно порядочные люди брезгают работать в системе управления, и по этой причине там так много нечистых на руку проходимцев. То и дело правоохранительные органы раскрывают преступные деяния чиновников по всей властной вертикали, которую никогда не излечить паллиативными мерами, и народ когда-нибудь её сожжёт, как у нас водится, до основания, чтобы построить новую жизнь, которая будет, скорее всего, ещё гаже, ещё преступнее, чем нынешняя.

– Почти во всех ваших исторических книгах присутствует бунт, нежели он опять неизбежен в России?

– А он уже давно, лет тридцать, как идёт на всем пространстве бывшего СССР. Но это бунт не стихийный, а управляемый, не вспыхнувший пламенем до звёзд, а тлеющий, как раскаленные угли, на которых выгорает всё лучшее, что есть в России: народная совесть, вера в Бога, любовь к Отечеству.

– Вы постоянно говорите, говорите, что предназначение русской литературы состоит в очеловечивании людей. Но её нравственное присутствие в мире, где правит бабло, её влияние практически незаметно.

–  За последние полвека произошла почти непоправимая утрата литературного вкуса с засильем в поэзии русскоязычных рифмоплетов, которые сначала захватили журналы, затем их поклонники захватили литкафедры вузов, затем Бродский был провозглашён гением равным Пушкину. Приватизация литературы произошла гораздо раньше, чем промышленности и природных ресурсов. Воспитаны тьмы неучей в литературе. Они равнодушны к Пушкину и, значит, к России.

Совершенно справедливо говорят, что в нашей стране много талантливых и склонных к искусствам людей, но почему-то руководят у нас культурой не они, а недалёкие разумом чиновники, с дурным характером и жалким профессиональным образованием. В столице засилье таких людей в культуре сглаживается большим числом признанных талантов, чей авторитет укрощает особо ретивых бюрократов от культуры. В провинции, взять хотя бы Ульяновск, человек искусства полностью зависит от произвола, порой  даже самых незначительных культурно-бюрократических букашек. Всех людей искусства они рассматривают, как надоедливых просителей и бывают неприятно ошарашены, когда перед ними появляется,  к примеру,  роман об основателе Симбирска, который настоятельно требует определения для себя места в безлюдном историческом ландшафте региональной культуры.

И все приходят в замешательство, что с этим писательским подарком для  народа делать, тем более, что он издан в Москве, в солидном издательстве. Но у нас без разрешения начальства подарков, как и взяток, упаси бог, не берут, и поэтому все делают вид, что в культурном смысле в области ничего выдающегося не случилось. Ну, написал Полотнянко книгу, а мы-то причём?.. И мысли нет, что написал он её для народа, в первую очередь молодого народа, чтобы тот не пребывал в слепоте казённого патриотизма, а узнавал живую историю своего Отечества и прочувствовал вкус природной русской речи.

Но писатель никак не успокаивается и пишет еще больше десятка книг поэзии, прозы, драматургии, которые успешно презентует и получает премии Всероссийского уровня, но доступ читателей к его книгам перекрыт культурной политикой губернатора, который пиарит себя как патриота области, знатока и поклонника искусств, а на деле  показывает себя заурядным обывателем. И его опасения понятны. Если сделать книги об истории родного доступными для прочтения его гражданами, то многие из них перестанут быть Иванами, не помнящими, родства и поймут, что они живут на земле орошенной потом и кровью своих предков, что здесь, в Симбирске,  произошли главные события Крестьянской войны под руководством С. Разина и другия события всероссийского значения.

– Да, странная культурная политика, с одной стороны Ульяновск объявляется мировой столицей книги, с другой – почти средневековое жлобство: душить и не пущать! И вместе с этим широко распиаренная программа продвижения чтения.

–  Я познакомился с программой продвижения чтения области. И вынужден сказать, что она невыполнима, поскольку не предлагает реальных инструментов по повышению числа читателей до уровня 70 слишком процентов. Критиковать документ бесполезно, поскольку авторы, имели в виду не гражданина читателя, а некую воображаемую личность.
Между тем задача проста – соединить читателя с книгой. Как это можно сделать?..
Говорят, что в Англии как-то народ охладел к книге, и этим обеспокоилась королева. Она не составляла программ чтения, а взяла книгу, и стала читать ее своим подданным по телевиденью. Уже завтра взял в руки книгу премьер, члены правительства, лорды, члены платы общин, через неделю простой народ потянулся в библиотеки. Почему бы нашему кративному губернатору  не последовать примеру королевы: взять в руки книгу повестей недавно почившего писателя Александра Никонова, которого при жизни он так и не почтил премией Гончарова, и прочитать его рассказ по ТВ «Репортёр»?.. Глядишь, завтра его замы пришли на работу с книгами, чтобы продемонстрировать личную приверженность к продвижению чтения, так бы и все чиновники, до сельских старост, потянулись к источнику знаний. Неплохо бы введенный губернатором День размножения налогоплательщиков переименовать в День чтения.

Спасибо за интервью Николай Алексеевич!

 

Марина Изварина

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.