Сегодняшнюю тему я    уже  затрагивал  – когда происходящее в нашем  так называемом «писательском сообществе» уже (как сейчас выражаются) “зашкаливало”. В частности  ,когда прочитал вот такой «Перл»  одного из местных поэтов:

Слышал я: новый Ленин родился,

К нам спустился с  небесных высот,

Он не ходит еще, не садится,

Он пока только соску сосет…

В нем растет богатырская сила.

И народная мудрость растет

Послан  богом к тебе он, Россия

И тебя он от смерти спасет.

Он  поможет тебе возродиться

И народу свободу вернет…

Скажет он:»Этот путь не годится!»

И тебя за собой поведет.

Автор сего опуса даже не отдает себе отчета  в том, что он несет ахинею, утверждая что  самый яростные за все времена богоборец и богосокрушитель « Послан  богом к тебе он, Россия-  и тебя он от смерти спасет..»

Ну, куда уж ехать дальше-то после такого словоблудия?

Сегодня   я решил поговорить начистоту. Выражаясь фигурально – по гамбургскому счёту.

Полагаю, что ульяновские  сочинители ведают, что такое  “Счёт по Гамбургу”? Это когда завершившие свои выступления “на публику”(то бишь  так называемые договорные “схватки”) европейские  цирковые борцы  закрывали сезон. И прихватив, море баварского пива и горы сосисок собирались в Гамбурге (без публики!) чтобы выяснить, кто из них на самом деле истинный победитель схваток – а кто так себе “договорняк”, “фуфло”, “плацебо”…

Такой “разговор начистоту” затевался не ради утешения тщеславия – или похвальбы – а дабы знать истинное положение дел и не опошлять  спортивную  честь.

Вот и меня потянуло на откровенности. Жаль, что без пива и сосисок. Но – “по гамбургскому счёту”.

      Итак, что имеем, чем гордимся. что храним, чем тешимся, на что ориентируемся в нашем литераторском ремесле?

Тут надо сделать одну оговорку. В некие давние годы, когда я только ступал на “тропу писанины” прибыл в город Казань именитый в советские времена писатель, лауреат многих премий и главный редактор толстого литературного журнала Фёдор Панфёров. Он на собрании писателей Татарстана рассуждал о писательском тяжком

труде. И в частности сказал вот что:

– Вы, братцы и сестрицы, не огорчайтесь сильно, ежели вас не отмечают премиями, не печатают много, деньжатами не балуют. Вы литературе как бы и не нужны – но вот ведь какая штука. Представьте себе, что на Кавказе сияют только Казбек и Эльбрус – и прочих холмов, горушек и горок нет… Но тогда ведь и Кавказского хребта совсем не будет! так что делайте своё дело – тихо, скромно – и не огорчайтесь сильно. А главное – щёки не надувайте, не пыжтесь слишком – а то ведь и лопнуть можно!»

Так учил Панфёров своих коллег. При размышлении о сегодняшнем состоянии литературы мне часто вспоминаются эти слова.

И понятно почему. Ибо  холм никогда не станет Эльбрусом- но и без него как-то нет горной гряды. Такая вот  штука.

С одной стороны ныне в Ульяновской области писателей вроде бы “выше крыши” – одних только “членов СПРФ” чуть ли не пятьдесят штук! И каждый из них что-то пишет, что-то “презентует”; издаёт, публикует – и (Даже!) в каких-то международных “акциях” участвует…

Так что “холмов” вроде бы предостаточно. Но  ждать  появления “Эльбрусов” и “Казбеков” наивно. Их ,вероятнее всего, нет инее будет в ближайшее время…

Но как деятельны наши «холмы ” в смысле саоутверждения! Как ретивы и суетливы! Провозгласив себя  «наследниками Пушкина и  Державина  мчатся они  по губернии, исполняя какую-то непонятную миссию неизвестно кем и для чего придуманной “Литературной филармонии”; расставляюте в разных (в том числе и пустынных) местах некие “Литературные столбы”, способные вогнать в столбняк любого; изобретают в муках творчества каких-то “Литературных апостолов”. … А то ведь и ещё хлеще: подписывают некий кусок то ли бараньей, то ли бычьей кожи – и пускают её по “международному

маршруту”…

А уж каких только титулов  у нас не навешено! И «Литературная  столица», и «Самый читающий город» – и еще черт знает чего понавешено…

У кого голова не пойдет кругом от такого возвеличивания ? Тут и «холмы» в одночастье  горными вершинами себя возомнят.

Что и происходит, увы!

Всё вроде есть. одного нет: оригинальных, существенных, значимых творений, которые бы и являли собой интересный для читателя ” продукт”.

Пока что ульяновские “творцы прекрасного” радуют только как бы сами себя…

И  непрестанно  требуют “общественного признания”.

А какое признание может быть без заметных,читаемых,глубоких и оригинальных  литературных произведений?

Однако, мне могут задать вопрос: разве только создание выдающихся произведений является целью писательства? А  «Пестрые  рассказы»   Чехова? А “Детство Никиты” Алексея Толстого? А рассказы Аркадия Гайдара, Паустовского, Бианки? А Владимир Солоухин со своими “Владимирскими проселками”? И все прочие, прочие, прочие…Они же не творили “Тихий Дон” или “Войну и мир” – но как их читали взахлёб?

А-а… Вот тут-то и встает проблема о которой не часто говорят – но без которой нет и достойной литературы:   мера способностей, таланта, своего голоса, оригинальности, искренности пишущего.      Короче: мера способностей автора.

Ну-у, тут стольких можно обидеть – ибо каждый сочинитель считает себя… Ну, сами знаете кем… И соответственно требует почестей, славы, денег, признания – и  более всего материальных благ.

Как-то слишком круто, однозначно настойчиво и упорно  в последние годы идет свара (схватка, галдеж, дележ, раздрай- назовите это как хотите)  внутри литературного процесса. Люди, привыкшие  с юных лет «марать бумагу» (  это потомки поколений, излагавших свои чувствования и мысли  на глиняных дощечках, на  бересте, на папирусе   и так далее) – так вот, эти люди  прямо –таки с остервенением   делят литературу на  какие-то категории, мне не совсем понятные.. Одни причисляют себя к « истинным патриотам»- обвиняя  своих  коллег во всякого рода  ущербностях – и чуть ли не в разрушении русской культуры.   Другие  обособляются в  «национальные пророки»,примеряя на себя тоги  древнеримских сенаторов – и вещают, что все беды к нам идут откуда-то извне, с «прогнившего Запада»- и создают  бесконечные  «фронты борьбы  за «истинно русскую  литературу»..

Не хочу углубляться  в частности и детали. Хочу подчеркнуть:  главное в литературе- это  все –таки наличие если не таланта- то хотя бы неких способностей  к творчеству, некой  исповедальной искренности души пишущего, остро осязающая все  болести  и радости ,беды и победы нашего земного существования.

А  все остальное –мура, макулатура,  «мусор жизни»…- которого вокруг нас  тьма тьмущая. Тут лишь одна черта нас разводит: степень  дарования, мастерства, честности. Графоман (больной человек) –он ведь тоже уверен, что   каждой строкой своей  открывает нам новые истины,  обнажает  вековые язвы человечества, объясняет то что и без него все знают…

…    Приведу пару   примеров, толкнувших меня  к вышесказанному . Как-то  я очень огорчился, почитав в интернете   пасквиль, посвященный   творчеству  Булата Окуджавы. Уж в чем только не обвинял этого поэта  малоизвестный   в широких кругах автор  ! И что Окуджава, де, писал не для нормальных людей- а для каких –то «жалких муравьев»; что он проповедовал не  патриотизм – а нечто трусливое и мелкотравчатое…И все такое прочее

И это даровитый местный писатель  говорил  без тени сомнения   о создателе множества  пронзительных   стихов и песен   о войне, о мужестве, о  вере и стойкости  («Дымилась роща под горою…», «А мы с тобой ,брат, из пехоты…»; «До свидания, мальчики..» и так далее)?

Или –о Бродском.   Ну, не ленится  наш  «суперпоэт»  и «суперпатриот» провинциального разлива  попинать  нобелевского лауреата,не ленится!

Себя возвеличивая,что ли?

Скажу: и мне не все кажется великим у Бродского.

Но! Вот что писал о нем (да и вообще о русских писателях современности  и  литературе)   известный и не всегда многоуважаемый   Дмитрий  Быков:

«…Русское слово, язык, текст, вообще литература в целом, — это наша сдача миру. Мир нас бьет, а мы ему таким образом даем сдачи. Мы все время за счет литературы самоутверждаемся, «зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей». До какой-то степени русская литература это и есть наш балет, наш утонченный сложный прекрасный спектакль, жанр, в котором никто в мире больше не может работать, потому что во всем мире литература давно раба рынка, а вот у нас она равна себе.

Это очень интересный парадокс, отсюда, кстати, и логоцентризм Бродского, который все время повторяет, что язык — это бог, язык важнее бога и природы, что высшая форма деятельности это упорядочивание мира через слово. И вот главная тема его книги  «Урания» — это, как ни странно, это именно попытка дать миру сдачи благодаря слову, с помощью слова.

Нет, я вам доложу, утрата,

завал, непруха

из вас творят аристократа

хотя бы духа, —

как, собственно, сказано в стихотворении «Пьяцца Маттеи», веселом стихотворении, но гораздо более серьезном, чем обычная литературная шутка. Ведь в этом рассказе, собственно говоря, идет речь о том, как автор, «обломившийся» в любви, радуется, что у него есть поэзия….

    Эта же тема, эта же компенсация, «скрипи, мое перо, мой коготок, мой посох», есть и в замечательном, я думаю, гениальном стихотворении, которое называется «Пятая годовщина» и посвящено пятой годовщине его  отъезда. Вот эта мысль, эта тема, литература, как единственный способ выживания в трагическом и несправедливом мире, эта мысль очень русская, и она у Бродского постоянно прослеживается.»


«
Мысль просто прекрасная!»- заметил один из моих друзей  ( не писатель – но читатель, умеющий отличать «словесный понос» от    внятной речи),  вникая в  суждения Дмитрия Быкова о роли литературы в жизни общества и человека. Я  с ним полностью согласен. Хотя  мысль – Бродским выраженная – а  писателем  Быковым обнаженная –   эта весьма печальная мысль .

Ибо мы , «бумагомараки»    чернила не только ради  самоудовлетворения   изводим – мы и от читателя  желаем  услышать  что-то по поводу написанного  нами…

Но пока что  современную литературу сопровождает  молчание- так как народ российский читать  практически перестал. Он смотрит  в «телеке на «телок», жует попкорн, запивает его «пивасом»  и тупеет  радостно …

А  «радетели  литературы» выясняют   какие-то мелкотравчатые отношения  на фоне бесконечных мероприятий  «по поводу литературы».

Об этих «мероприятиях» я уже говорил выше, добавлю еще  пару слов.  Поводы для них находятся самые  разнообразные:  юбилеи, приезд в «глухую российскую провинцию»   очередного московского «гения»; желание продавать  Пушкина в киосках  как добавку  к «шаурме»;  писание изречений из Гончарова на стенах домов, на тротуарах и заборах…

И все такое прочее.

И лишь одним –  и  власти, и писатели  –  не   озабочены: а как  возродить в России читателя? Ибо- как заметил Дидро- «Народ, не читающий книги ,глупеет.»

Я полностью с ним согласен.

Жан МИндубаев

 

Клуб «Симбирский глагол».

Жан Миндубаев.

 О чем «скрипят перья»?

Поговорим –ка ныне о литературе. Просто- о ней, бессмертной.

Как-то слишком круто, однозначно настойчиво и упорно  в последние годы идет свара (схватка, галдеж, дележ, раздрай- назовите это как хотите)  внутри литературного процесса. Люди, привыкшие  с юных лет «марать бумагу» (  это потомки поколений, излагавших свои чувствования и мысли  на глиняных дощечках, на  бересте, на папирусе   и так далее) – так вот, эти люди  прямо –таки с остервенением   делят литературу на  какие-то категории, мне не совсем понятные.. Одни причисляют себя к « истинным патриотам».сочиняют  невероятно примитивные  стишата,  типа:

Слышал я: новый Ленин родился,

К нам спустился с  небесных высот,

Он не ходит еще, не садится,

Он пока только соску сосет…

В нем растет богатырская сила.

И народная мудрость растет

Послан  богом к тебе он, Россия

И тебя он от смерти спасет.

Он  поможет тебе возродиться

И народу свободу вернет…

Скажет он:»Этот путь не годится!»

И тебя за собой поведет.

Добавлю, что ничего примитивнее и глупее   в своей жизни не читал. Но  ЭТО сочиняет некий «патриот»,живущий (кстати) совсем неплохо  при зяте – олигархе…

Другие  же («бумагомараки,щелкоперы проклятые!» –  по мнению гоголевского городничего) обособляются в  «национальные пророки»,примеряя на себя тоги  древнеримских сенаторов; третьи обнаруживают, что все беды к нам идут откуда-то извне, с «прогнившего Запада»- и создают  бесконечные  «фронты борьбы  за «истинно русскую  литературу». В представлении  такого рода  «борцов  за  такие   авторы  как  Паустовский, Бабель, Айтматов, Пастернак, Катаев и еще многие ,пишущие, говорящие и думающие по русски относятся не к русским – и даже не российским писателям – а к новоизобретенным «русскоязычным». Тут даже Иосиф Бродский  не удостоился  попасть  в число    почитаемых авторов- возможно ,по  причине  сугубо  этнической…

Не хочу углубляться  в частности и детали. Хочу подчеркнуть:  главное в литературе- это  все –таки наличие если не таланта- то хотя бы неких способностей  к творчеству, некой  исповедальной искренности души пишущего, остро осязающая все  болести  и радости ,беды и победы нашего земного существования.

А  все остальное –мура, макулатура,  «мусор жизни»…- которого вокруг нас  тьма тьмущая. Тут лишь одна черта нас разводит: степень  дарования, мастерства, честности. Графоман (больной человек) –он ведь тоже уверен, что   каждой строкой своей  открывает нам новые истины,  обнажает  вековые язвы человечества, объясняет то что и без него все знают…

…    Приведу пару   примеров, толкнувших меня  к вышесказанному . Недавно я очень огорчился, почитав в интернете   пасквиль, посвященный   творчеству  Булата Окуджавы. Уж в чем только не обвинял этого поэта  малоизвестный   в широких кругах автор  ! И что Окуджава, де, писал не для нормальных людей- а для каких –то «жалких муравьев»; что он проповедовал не  патриотизм – а нечто трусливое и мелкотравчатое…И все такое прочее. И это- о создателе множества  пронзительных   стихов  о войне, о мужестве, о  вере и стойкости  («Дымилась роща под горою…», «А мы с тобой ,брат, из пехоты…»; «До свидания, мальчики..» и так далее)?

Или –о Бродском.   Ну, не ленились наши  «суперпоэты»  и «суперпатриоты» провинциального разлива  попинать  нобелевского лауреата,не ленились!

Скажу: и мне не все кажется великим у Бродского.

Но! Вот что писал о нем (да и вообще о русских писателях современности  и  литературе)   многоизвестный и не всегда многоуважаемый   Дмитрий  Быков:

«…Русское слово, язык, текст, вообще литература в целом, — это наша сдача миру. Мир нас бьет, а мы ему таким образом даем сдачи. Мы все время за счет литературы самоутверждаемся, «зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей». До какой-то степени русская литература это и есть наш балет, наш утонченный сложный прекрасный спектакль, жанр, в котором никто в мире больше не может работать, потому что во всем мире литература давно раба рынка, а вот у нас она равна себе.

Это очень интересный парадокс, отсюда, кстати, и логоцентризм Бродского, который все время повторяет, что язык — это бог, язык важнее бога и природы, что высшая форма деятельности это упорядочивание мира через слово. И вот главная тема его книги  «Урания» — это, как ни странно, это именно попытка дать миру сдачи благодаря слову, с помощью слова.

Нет, я вам доложу, утрата,

завал, непруха

из вас творят аристократа

хотя бы духа, —

как, собственно, сказано в стихотворении «Пьяцца Маттеи», веселом стихотворении, но гораздо более серьезном, чем обычная литературная шутка. Ведь в этом рассказе, собственно говоря, идет речь о том, как автор, «обломившийся» в любви, радуется, что у него есть поэзия.

Граф победил, до клубнички лаком,

в игре без правил.

Он Микелину ставит раком,

как прежде ставил.

   Ну а я что делаю в это время? Я сижу, пишу стихи, и это, пожалуй, лучшая компенсация.

Эта же тема, эта же компенсация, «скрипи, мое перо, мой коготок, мой посох», есть и в замечательном, я думаю, гениальном стихотворении, которое называется «Пятая годовщина» и посвящено пятой годовщине его  отъезда. Вот эта мысль, эта тема, литература, как единственный способ выживания в трагическом и несправедливом мире, эта мысль очень русская, и она у Бродского постоянно прослеживается.

 Русская попытка поставить в центр мира слово, хотя это само по себе довольно-таки жалкий выход, потому что слово от реальности оторвано, сказать можно все, что угодно. Но тем не менее, вот эта попытка, грубо говоря, пропаганду себя поставить выше реального положения дел, она очень русская. В этом смысле «Урания», я бы сказал, глубоко русский сборник Бродского, притом что в нем, разумеется, о России сказаны довольно жесткие слова:

Там лужа во дворе, как площадь двух Америк.

Там одиночка-мать вывозит дочку в скверик.

Неугомонный Терек там ищет третий берег.

Великолепная характеристика, по известному выражению, — искать в комнате пятый угол, когда тебя сильно бьют и пинают по всем четырем.

……И вот нужно сказать, что империя, для Бродского, это как бы такое прижизненное воплощение вечности. И человек, сталкиваясь с ней, при жизни понимает то, что вообще-то он может понять только после смерти — абсолютную свою ничтожность. Там ведь очень честно сказано:

Я не любил жлобства, не целовал иконы,

и на одном мосту чугунный лик Горгоны

казался в тех краях мне самым честным ликом.

Зато столкнувшись с ним теперь, в его великом

варьянте, я своим не подавился криком,

и не окаменел.

Ну и так далее. В общем, важно, что своим не подавился криком потому, что имеет опыт посмертного существования в империи. Так посмертная мука и при жизни саднит. Россия — это наилучшая страна для того, чтобы переживать посмертный опыт, опыт абсолютного одиночества, абсолютной заброшенности, полной своей ненужности. В этом тоже, как хотите, есть какое-то величие. ..»


«
Последняя   мысль  просто прекрасна!»- заметил один из моих друзей  ( не писатель – но читатель, умеющий отличать «словесный понос» от    внятной речи),  вникая в  суждения Дмитрия Быкова о роли литературы в жизни общества и человека. Я  с ним полностью согласен. Хотя  мысль – Бродским выраженная -а Быковым обнаженная –   эта весьма печальная мысль .

Ибо мы , «бумагомараки»    чернила не только ради  самоудовлетворения   изводим – мы и от читателя  желаем  услышать  что-то по поводу написанного  нами…

Но пока что  современную литературу сопровождает  молчание- так как народ российский читать  практически перестал. Он смотрит  в «телеке на «телок», жует попкорн, запивает его «пивасом»  и тупеет  радостно …

А  «радетели  литературы» выясняют  междуусобные отношения  на фоне бесконечных мероприятий властей «по поводу литературы».

Об этих «мероприятиях» скажу пару слов.  Поводы для них находятся самые  разнообразные:  юбилеи, приезд в «глухую российскую провинцию»от очередного московского тусовщика; желание продавать  Пушкина в киосках заодно с «шаурмой»;  писание изречений из Гончарова на стенах домов  и на тротуарах  и все такое прочее..…

И лишь одним –  и  власти, и писатели  –  не   озабочены: а как  возродить в России читателя? Ибо- как заметил Дидро- «Народ, не читающий книги ,глупеет.»

Я полностью с ним согласен.

***

 

А вот объявился  и затерявшийся в  столичных кущах чельский сочинитель Степан  Балолайко. Да еще как бы вполне  и к месту –  и ко  времени.

Степан  прислал  стих,посвященный  (как я догадываюсь) одному из местных «маститых» писателей в связи с его днем рождения и презентацией какой-то новой книги…

Публикуем,чтобы не обвинили «Глагол» в  недооценке.  «затирании и игнорировании  «глубинных « талантов.

Ж.М.

Степан Балолайко

Послание  с почитанием.

Отзвенели на крейсере склянки…

Манит  кэпа домашний уют.

И теперь уже для Толокнянки

Песнь заздравную вряд ли споют…

 

– Не споют?

Нет, теперь не споют!

 

Все в душе уж давно отгорело.

Вместо  пламени горестный дым…

Еле дышит усталое тело,

Приутихла,примолкла гордынь.

 

Не русти , дорогой, не печалься.

Побрякушек на грудь не ищи.

От Причала Величья отчалься-

И  смиренно утешься в тиши.

 

Ты издал,брат,  немало романов.

Полагая :»За тяжкий мой труд

Долларей, шенкелей и туманов

Очень много тебе принесут…

 

Не сбываются эти надежды…

Мир таков. Не грусти ,не горюй.

Ведь когда  ты сомкнешь свои вежды

Будет громко звучать: «А-а –ли-луй!!!»

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.