На минувшей неделе на совместном совещании комитетов по бюджету и соцполитике ЗСО зашел разговор о том, что питание пациентов районных больниц не соответствует нормам, их кормят менее чем на 80 рублей в день. Аналогичные проблемы выявили и рейды ульяновского отделения ОНФ. Эти данные фактически подтверждают информацию Счетной палаты региона, согласно которой манипуляции с ценой происходят там, где питание не отдано на аутсорсинг и больницы сами кормят своих пациентов.

Напомним, что в марте этого года председатель Счетной палаты Ульяновской области Игорь Егоров на пресс-конференции по итогам 2018 года, рассказывая о проверках деятельности медицинских организаций, заявил, что в больницах, где кормят аутсорсеры, манипуляции с ценой исключены, и питание полностью соответствует 395-му приказу Минздрава РФ. Чего нельзя сказать о тех медучреждениях, которые занимаются питанием самостоятельно, не отдавая его на аутсорсинг. Тогда Игорь Егоров доложил об этой проблеме правительству региона.

И вот в мае слова главы Счетной палаты фактически подтвердили и Заксобрание Ульяновской области, и региональное отделение ОНФ. 29 мая на совместном совещании комитетов по бюджету и социальной политике рассматривался вопрос непростых отношений областного минздрава и территориального управления Фонда обязательного медицинского страхования (ТФОМС) в части финансирования медицинских услуг.

В ходе совещания было озвучено, что в районных больницах пациентов кормят на 78-79 рублей в день за 4-разовое питание (для сравнения: стоимость одного школьного обеда сейчас составляет 75 рублей, стоимость продуктов для питания детсадовцев по области – 130-140 рублей). Очевидно, что на эту сумму полноценно накормить пациента невозможно. Спикер регионального парламента Валерий Малышев по этому поводу возмутился: «Мало того, что не лечим, так ещё и не кормим»…

Плачевную ситуации с питанием пациентов на селе зафиксировали проверки ульяновского отделения Общероссийского народного фронта, которая проводилась по жалобам пациентов в райбольнице Старой Майны. Как выяснилось, в медучреждении возникали проблемы с поставкой продуктов питания. Изучив меню, эксперты ОНФ сделали вывод, что оно достаточно скудное и суточный набор продуктов, которые должен получать пациент, не полноценен. Питание в больнице трехразовое вместо четырехразового. Также выяснилось, что на кухне из-за нехватки необходимого оборудования не готовят порционные блюда для взрослых пациентов. При приготовлении блюд для детей мясо крутят по старинке на ручной мясорубке. Все вышеперечисленное говорит о несоблюдении норм и правил, установленных приказом Минздрава России.

При этом питание в районных больницах практически никем и никак не контролируется. И это касается не только лечебных учреждений, но и школ, и детских садов. В распоряжении редакции есть письмо Роспотребнадзора о том, какие проверки проводились в некоторых районах. Итог удручающий: во многих бюджетных учреждениях проверок (плановых и внеплановых) не бывает по несколько лет. И даже в ходе плановых (!) проверок, о которых учреждения предупреждены заранее, выявляется масса нарушений: нормы не выполняются, рацион составляется в зависимости от финансирования, поставляются продукты, не соответствующие требованиям безопасности, не соблюдается технология приготовления питания, не проводится производственный контроль, есть факты обнаружения кишечной палочки, много претензий по состоянию пищеблоков.

Хочешь сэкономить деньги на питании – проведи аукцион

Схему экономии средств на некачественном питании на условиях анонимности нам раскрыл представитель одной из больниц. По его словам, федеральный закон позволяет проводить закупку либо по конкурсу с ограниченным участием (приоритетный способ), либо, в виде исключения, через аукцион. В конкурсах учитываются опыт, требования к качеству и, как правило, принимают участие крупные предприятия, дорожащие своей репутацией, которые не соглашаются снижать нормы питания и экономить средства. В случае, когда нужно сэкономить, администрация медучреждения выставляет питание на аукцион, где только один критерий – низкая цена. Как правило, сразу появляются мелкие компании или фирмы-однодневки, готовые отработать на единственном контракте, но главврачей это устраивает, так как в любом случае ответственность будет не на них. К тому же, они старательно закрывают глаза на всевозможные нарушения, довольствуясь сэкономленными средствами.

За примером также ходить далеко не надо. Например, в прошлом году в областной наркологической больнице при проведении аукциона цена была снижена в два раза. В итоге победившая организация два месяца возила питание с явными нарушениями – в багажнике легкового автомобиля. Но ни одной проверки по этому поводу не было, несмотря на обращения в минздрав.

Сейчас с уверенностью можно говорить о том, что там, где продукты или питание разыгрываются через аукцион, вероятнее всего будет использоваться мутная схема, а пациенты останутся голодными. Именно исходя из этого в Госдуме РФ сейчас рассматриваются изменения в 44-ФЗ, которые сделают обязательным использование конкурсов с ограниченным участием при организации питания и поставке продуктов, убрав возможность проведения аукционов.

Пока эти изменения не стали обязательными, схемы с электронными аукционами используются более активно, особенно после того, как на волне информационно-политического «хайпа» надзорные ведомства предъявляли претензии к использованию конкурсов с ограниченным участием. Получается, что первые, даже поверхностные, проверки нашли проблемы и нарушения совсем не там, где их искали последние годы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.