Под эгидой Российской академии наук в последнее время прошли три крупнейших мероприятия: Московский академический экономический форум, Астанинский экономический форум и нетривиальный Столыпинский форум. На них приняли участие сотрудники и руководитель Центра Стратегических Исследований Ульяновской области (официального представителя Академии наук в регионе). Эти мероприятия во-многом определяют динамику развития экономики. Мы попросили Олега Асмуса рассказать о тенденциях, трендах, и направлении движения российской экономики

— Сейчас очень многих беспокоит ускоренное развитие цифровой экономики и замена человека машинами. Что делать дальше? Как будут развиваться те или иные направления? По разным оценкам специалистов от 15 до 35% ныне существующих профессий исчезнут уже в ближайшие десятилетие. Многих беспокоит производительность труда. С одной стороны, все понимают, чтобы выжить надо быть конкурентоспособным и её надо наращивать, с другой — это приводит к тому, что от работников будут «избавляться». И как сочетать социальную справедливость и развитие экономики – совершенно новый вызов. Эти вопросы вставали на повестке дня на всех мероприятиях под номером один.

— Помним, что АНО «ЦСИ» разрабатывало программу по борьбе с теневой экономикой. Мы много слышим, что на российском уровне за счёт искоренения теневой экономики эффект может составлять до 20% роста ВРП. И сегодня 4 субъекта приступили к пилотному проекту по самозанятым. И говорят, что эту тему хотят распространить на другие субъекты, в том числе и наш. Какие-то движения по фриланс-фотографам уже были заявлены Минкультом. Ваша оценка перспектив этого процесса

— Один из авторов данной концепции руководитель Центра макроэкономических исследований, спецпроектов и экономической безопасности, к.э.н. Оксана Жигалова. Она руководила данным проектом и выезжала на Столыпинский форум, и там действительно эти вопросы обсуждались.

Конечно же, любые нововведения вызывают бурную реакцию, люди зачастую делают поспешные ошибочные выводы, вводя и других в заблуждение. Специальный налоговый режим для самозанятых в качестве эксперимента был внедрён с 1 января 2019 года в 4 регионах России: Москва, Подмосковье, Татарстан и Калужская область. Эксперимент уже за полгода показал положительные результаты, поскольку условия его достаточно просты и выгодны именно для простых людей. Единственный страх, который может быть у фрилансеров, в том, что они раскроются, а потом налоговый режим отменят, но тут в законе зафиксировано, что налоговые условия закреплены на 10 лет, в течение которых они меняться не могут. Да и каждый самозанятый, «попробовав» принять участие в программе, может в любое время из неё выйти без каких-либо санкций. Поэтому считаю, что для нашего региона это дополнительный, реальный шанс для людей заняться легальной деятельностью и ничего не бояться.

— Это возможность для ИПшников уйти от массовой отчётности и постоянных поборов, или реальный шанс для «обеления» бизнеса?

— Новый закон направлен на самозанятых граждан, занимающихся предпринимательством в одиночку, не нанимая сотрудников, чей доход не превышает 2,4 млн рублей в год и пр. При соблюдении условий, ИП конечно может перейти на новый режим, став при этом самозанятым, не сдавая декларации в налоговую, не платя обязательные взносы в Пенсионный фонд. Этот налог для ИП также является дополнительной возможностью выбрать более комфортный для себя путь. Для самозанятых это также большая возможность необременительно «отбелить» свою деятельность и перестать бояться визита налогового инспектора с последствиями в виде уголовной статьи за уклонение от конституционной обязанности.

— После выхода нашей статьи на эту тему было много оценок о ничтожно малых объёмах поступлений в бюджет. Насколько вообще стоит проводить работу в этом направлении? Вы беретесь за низкодоходные для регионального бюджета статьи.

— Действительно, экономический эффект здесь сложно оценить какими-либо большими суммами, однако мы в своей работе преследуем 2 цели: помимо экономического, не менее важно получить социальный эффект, создать благоприятные условия для населения (обеспечив безопасность процесса предоставления услуг, а также более выгодную цену).

В связи с этим, все исследуемые «зоны локализации» «теневого» бизнеса мы условно разделили на 2 группы, в зависимости от получаемого результата: с социальным эффектом (отрасли, искоренение «тени» в которых принесёт большой социальный эффект, но минимальный экономический) и с экономическим эффектом (отрасли, искоренение «тени» в которых принесёт экономический эффект, но проявится неким негативным отношением со стороны общества).

— «ЦСИ» ведет исследование по прогнозу наиболее востребованных профессий в ближайшее время, по выработке со стороны правительства рекомендаций для ВУЗов и том, как должна подстроится система образования к потребностям инновационной экономики. К чему готовиться родителям и их детям в будущем?

— Руководитель проекта – Наталья Антонова, которая посетила Астанинский экономический форум. Она много лет занимается вопросами рынка труда, безработицы, развития человеческого потенциала, стояла у истоков создания управления по развитию человеческого потенциала и, в последующем, Агентства по развитию человеческого потенциала и трудовых ресурсов Ульяновской области.

Вопрос «исчезновения» ряда профессий вызвал бурную дискуссию не только в России и Казахстане, тема актуальна для всего мира. Одни эксперты рисуют страшные картины про замену людей роботами, другие оспаривают этот тезис и предлагают взглянуть на изменения в экономике как на новые возможности. По разным прогнозам, в ближайшие десятилетия исчезнут от 12 до 30% профессий, большая часть (32-70%) — претерпят радикальные изменения. Не нужно этого бояться. Основные изменения будут связаны не с исчезновением, а с усложнением рабочих мест. Необходимо будет овладевать новыми технологиями. Неравенство на рынке труда будет определяться степенью владения цифровыми компетенциями. В связи с цифровизацией экономики будут появляться и новые профессии. Ответами на эти вызовы являются: возрождение профориентации и непрерывность образования.

Переобучение, повышение квалификации – неотъемлемая часть поддержания конкурентоспособности человека на рынке труда. Людям придётся менять профессию каждые 5-7 лет. По мнению немецких экспертов, (в Германии развито дуальное образование), обучение через всю жизнь должно происходить на предприятиях, так как государство не может столь оперативно реагировать на запросы работодателей.

Что же делать людям, чьи профессии стали невостребованными на рынке труда? Как их сориентировать? Многими экспертами составляется матрица навыков для поиска схожих групп профессий. Очень интересный подход. По каждой из наиболее распространённых профессий прописаны необходимые для неё компетенции. По набору имеющихся у работника навыков ему подбираются возможные варианты работы или переквалификации. Так, водителю погрузчика можно подобрать 106 возможных карьерных путей.

Передо мной, как руководителем, стоит задача завершить в этом году прогноз потребности рынка труда и анализа перспективных профессий на ближайшее время. Впервые регион даст родителям, молодежи информацию о перспективах. Как они этим воспользуются, конечно же зависит только от них самих. Я считаю для себя, что эта задача одна из самых важных для нашего Центра.

— Олег Владимирович, сейчас у всех на устах слова «зелёная» экономика, «зелёный рост», альтернативные источники энергии и безотходное производство. Развитые страны уже давно внедряют у себя «зелёные» технологии, видя в этом источник развития экономики при сохранении благоприятной экологической обстановки. Как обстоят с этим дела у нас? Как Вы считаете, насколько реален и в какие сроки переход на «зелёную» экономику у нас в стране, и в регионе в частности.

— Всё больше стран разделяют принципы «зелёной» экономики. Все республики среднеазиатского региона СНГ уже разработали концептуальные и стратегические документы, нацеленные на переход к «зелёной» экономике, медленно, но поступательно движутся в этом направлении. Даже такие нефтяные страны как Саудовская Аравия, ОАЭ также взяли вектор на «зелёную» экономику (прежде всего, энергетику).

Во время встречи Натальи Антоновой с инициатором концепции «Зелёного роста» Рае Квон Чунгом (Корея), он поделился с ней своим виденьем реализации этой концепции для таких стран, как Россия. С его слов, это долгосрочный проект, а бизнес нацелен на краткосрочный эффект. Правительства должны способствовать трансформации экономки, прежде всего, в форме бесплатного обучения. Ведь успех преобразований зависит от их поддержки со стороны населения.

С точки зрения организации процесса и документации, мы первый регион в России, который «встал на «зелёные» рельсы», в котором создано Министерство природных ресурсов и цикличной экономики, которое должно координировать процесс перехода к «зелёной» экономике. С одной стороны, уже есть реальные достижения в области ветроэнергетики, распространения распределённой солнечной энергетики, у нас есть предприятия, внедряющие модель замкнутого цикла и производящие продукцию из отходов, т.е. есть определённый задел и мы нацелены идти дальше. по сравнению с ведущими странами мира, мы стоим только в самом начале пути. Примером этому служит «мусорная» реформа, которая едва началась. И нам еще предстоит пройти весь тот путь, который прошли Швеция, Норвегия, Нидерланды и другие страны ЕС.

Экспертами АНО «ЦСИ Ульяновской области» по каждому из приоритетных направлений, где можно стимулировать так называемую «зеленую» (цикличную) экономику, предложен комплекс стимулирующих мер от правовых до финансовых (субсидии, налоговые преференции, дифференцированный тариф).

Мы постарались предусмотреть не только экологическую составляющую, но и экономическую целесообразность для региона. Сейчас трудно предсказать результат. Но, исходя из опыта ведущих стран, которые спустя несколько лет уже получают «дивиденды» от внедрения «зелёных» технологий, при условии реализации всех мероприятий, предусмотренных программой, вполне реально к 2030 году: в 2 раза снизить природоёмкость ВРП, на 20% сократить энергоёмкость ВРП, удвоить ВРП на душу населения. Надеемся, что созданное Министерство цикличной экономики эффективно реализует все предложенные нами планы.

— Уже более 10 лет, будучи министром и руководителем АНО «ЦСИ Ульяновской области» Вы так или иначе интерпретировали статистические показатели. Доверия сегодня официальным органам статистики, как показывают разные опросы, очень мало. Люди не верят, что эти цифры правдивы. Понятно, что человеку, который получает низкую заработную плату всегда тяжело поверить, что на самом деле зарплата у нас выше. А человеку, который богат, эти данные не интересны. Не всё так однозначно. Обсуждалась ли на площадках необходимость реформирования статистики, использование в системе государственного управления других данных, которые сегодня можно собирать по другим источникам?

— Мне, как человеку, который статистку преподавал, эта тема особенно близка. Сегодня с методами сбора официальной статистики могут соперничать не только социальные сети, но и сотовые компании, например. Они знают, где мы бываем, с кем общаемся, как проводим время в интернете. Если эти обезличенные данные уже пользуются спросом среди сторонних компаний, то почему бы и государственному сектору не пользоваться этими возможностями для решения различного рода задач? Технологии больших данных позволяют сотовым компаниям собирать большие профили на своих абонентов – пол, возраст, семейное положение, находить взаимосвязи, проводить анализ геолокационных данных. При различной интерпретации этих данных их практическое применение возможно в таких сферах, как строительство, транспорт, ЖКХ, а также в построении демографических, в том числе миграционных, карт населения. Эта практика уже нашла свое отражение за рубежом. Возможно, и нам стоит продумать возможность взаимодействия с сотовыми операторами и использования этих данных на благо развития нашего региона. Такой подход мы уже реализовали, когда губернатор полностью заменил систему мониторинга цен на территории региона. Мы не пользуемся официальными данными статистики, а используем данные наших крупных торговых сетей и действительно, раз в месяц, кладем на стол первому лицу реальную картину изменения цен. На чём основана данная система? Например, сегодня обыватель приходит в магазин, покупает капусту, и она подорожала в 2 раза за сезон, потом она упадет в 3 раза по сравнению с этой ценой. Согласно действующих методик официальной статистики, вроде бы как инфляции нет, а человек, покупающий этот продукт, выкладывает свои реальные деньги и это бьет ему по карману. Но официальная статистика говорит, что инфляция очень маленькая.

Я должен поблагодарить наши крупные торговые сети «Магнит», «Гулливер», «Пятерочка» — они ежемесячно нам предоставляют не просто данные о стоимости продукции, но и информацию о количестве проданной продукции. Таким образом мы отслеживаем не просто динамику изменения цен, но и динамику потребительского спроса, какие продукты наиболее востребованы и т.д. И поэтому мы этими данными серьезно пользуемся. Но это тема для отдельного разговора. Поверьте, это здорово изменило подходы Министерства сельского хозяйства в системе управления, например.

— Олег Владимирович, вы также возглавляете представительство РАН в Ульяновской области. Пару слов о роли науки в социально-экономического развития страны. С одной стороны много разговоров о кризисе фундаментальной науки, с другой принимаются решения, что без заключения РАН не будут приниматься ключевые законы. Президент Российской академии наук Сергеев А.М. всё чаще встречается с В.В.Путиным и подписывает важные документы, которые меняют всю стратегическую систему развития страны. То есть ученых все же слышат и слушают

— Я присутствовал на совещании в Российской академии наук, посвящённом развитию базовых школ РАН. Одним из ключевых поручений Президента является создание мощной научно-технологической базы, что безусловно говорит об усилении роли науки в обеспечении поступательного социально-экономического развития. Все мировые экономические лидеры – это прежде всего лидеры технологические. На Московском экономическом форуме, а также на совещании в РАН, активно обсуждался вопрос «Способна ли российская наука обеспечить адекватные ответы на вызовы технологической революции, стоящие перед страной?». Так вот почти 70% экспертов МАЭФ и РАН положительно оценили способность российской науки решить проблемы технологического развития российской экономики. Много говорится об участии наших научных организаций в нацпроекте «Наука», это тоже тема для другого большого разговора. Но одним из таких ярких моментов, стало то, что в Российской Федерации отобрано 100 школ для участия в проекте «Базовые школы РАН», из них отобраны три лучшие школы Ульяновска: 20 лицей, 1 гимназия, лингвистическая гимназия. По совместному решению РАН и Министерства просвещения РФ данные школы будут оснащаться передовым мировым оборудованием, будут направлены федеральные ресурсы на привлечение лучших экспертов, на оснащение этих школ и т.д. Я считаю, это возврат к хорошему советскому времени, когда на всей территории страны был обеспечен прорыв за счёт привлечения людей в науку.

— Сегодня в СМИ активно обсуждаются вопросы, связанные с финансированием научных исследований и коммерциализацией научных разработок. Как вы оцените роль бизнеса в финансировании научных исследований?

— Этот вопрос был ключевым на Московском академическом экономическом форуме с участием вице-президента ВЭО России, советника президента РФ, академика РАН, д.э.н., профессора С.Глазьева, президента и председателя правления Сбербанка России Г.Грефа и др.

Там работал наш ведущий специалист Центра развития отраслей экономики и региональной политики, планирования и прогнозирования, к.э.н. Евгений Ильдутов. На Форуме отмечали, что, к сожалению, в России наука финансируется преимущественно за счёт средств бюджета. Доля государственных средств в общем объёме внутренних затрат на исследования и разработки у нас составляет более 68%, на предпринимательский сектор приходится менее 28%. На западе картина диаметрально противоположная: доля предпринимательского сектора в финансировании научных исследований составляет более 70%, тогда как на средства государства приходится менее 25%.

По объёмам финансирования научных исследований Россия значительно отстаёт от развитых стран мира. Так одна только компания «Амазон» в прошлом году вложила в науку более 20 млрд. долларов, для сравнения в России такая сумма тратится на всю науку. Поэтому нам необходимо стимулировать бизнес к участию в финансировании научных исследований посредством льготного налогообложения и кредитования компаний, осуществляющих разработку и внедрение технологических инноваций, субсидирования процентной ставки по кредитам, оказания имущественной поддержки.

Как куратор национального проекта «Наука» на территории региона, вижу перед собой главную задачу в том, чтобы «поженить» производственников и науку. Уже на регулярной основе в рамках нашего объединения ВУЗов и предприятий (консорциум), вижу, что очень многие вещи связаны, и основная их задача формировать определенную базу данных, осуществлять этот обмен. А второе, государство, в частности Ульяновская область должны вкладываться в проекты, которые дают синергетический эффект или в которых один производственник, один ВУЗ ни за что не вложатся, потому что им это не выгодно, а выгодно только в комплексе. Недавно мы встречались с аграрным сообществом, представителями аграрного бизнеса и науки. Несколько проектов всплыли сразу, о чём мы будем в скором времени готовить соответствующее предложение С.И.Морозову. Строя или закупая оборудование по оценке качества продукции, её экспертизе для экспорта, отдельные организации не потянут его по стоимости. Но если будет такой объект в УлГАУ или на базе любого другого отдельно взятого предприятия, которое мы просубсидируем, пользоваться этим объектом будут все. Расширится экспортный потенциал. Я считаю, на первом этапе это самый главный резерв. Мы должны вложится в эти проекты.

По итогам участия в трёх форумах, нами были сформулированы предложения (здесь — региональные инициативы, которые регион сможет воплотить только после принятия федеральных решений), которые губернатор планирует озвучить в эти дни в рамках участия в Петербургском международном экономическом форуме.

На 14 июня запланировано совещание по развитию «базовых школ РАН» и представителей центрального аппарата РАН, представителями Министерства просвещения. Кроме того, в ближайшее время пройдет целая неделя, посвящённая развитию науки на территории Ульяновской области с участием С.И.Морозова. Надеюсь на то, что проговоренные сегодня темы, найдут практическое отражение и воплотятся в конкретные поручения.