Автор — преподаватель истории, ульяновский общественный деятель, один из инициаторов создания сообщества «За Ленинский мемориал», представители которого выступали  в том числе на последнем обсуждении предпроекта модернизации экспозиции от ульяновского архитектора Владимирова. Напомним, сегодня в 15.00 обсуждение предпроектного решения от московской «Кивесты».

19 марта сего 2019 года губернатор Сергей Морозов на совещании, посвящённом долгожданному ремонту Ленинского мемориала, сделал следующее заявление: «Важно не только привести в порядок здание, необходимо понять содержательную составляющую. Это концепция музея, общественных и выставочных пространств» (Ulpravda.Ru 20.03.2019 22:24).

Заявление прошло незамеченным за пределами узкого круга причастных лиц. Гром грянул, когда в начале июня начались обсуждения конкретных проектов перепрофилирования, фактической ликвидации существующей мемориальной экспозиции, посвящённой В.И.Ленину. Мощь и глубину замысла преобразователей мемориального музея объяснила кандидат исторических наук Н.В. Липатова, видимо, возглавляющая проектную группу по перепрофилированию: «Пятёрка базовых принципов, которые правильно будет называть ключевыми требованиями к экспозиции является:

1. Комплексный подход, отражающий двойственность и одновременно цельность и сложность ХХ века;

2. Особое место в экспозиции для отражения личности В.И. Ленина. Это интереснейшая для музейной интерпретации многогранная тематика: человек, личность, политический гений, наследие, символ, осмысление – эти и другие аспекты будут объективно возникать на протяжении всей экспозиции, переплетаясь с многими событиями XX и XXI вв.;

3. Учёт регионального фактора, т.е. музей должен работать, в том числе и на региональную идентичность, т.е. так чтоб не было даже мысли, что этот музей можно было бы создать где-то в другом месте. Чёткая привязка к географии – родина В.И. Ленина, советская идеологическая столица, здесь весь мир узнавал как жил нестоличный СССР. Ульяновская область – по праву можно считать эталонной территорией нестоличного советского пространства;

4. Базирование на коллекции музея;

5. «Музей музея» — сохранение фрагмента существующей музейной экспозиции, уже сейчас представляющей культурно-историческую ценность (отражение истории самого музея, Ленинского Мемориала, архитектурного пространства появившегося в результате 100-летия В.И. Ленина в Ульяновске)».

Итак, от мемориального музея останется «фрагмент существующей экспозиции». А Владимир Ильич всё-таки займёт «особое место в экспозиции» «будет объективно возникать на протяжении всей экспозиции, переплетаясь с многими событиями XX и XXI вв.».

«Преобразователи» серьёзно считают, что ленинский мемориальный музей их собственность, и они могут поступать с ним, как им угодно.

От имени сформировавшейся группы «За Ленинский мемориал» мы выносим на суд общественности пять вопросов, принципиальных возражений против грядущего культурного вандализма.

Первая принципиальная проблема.

Ленинский мемориал – это мемориальный музей конкретного человека на его Родине. Этот человек Владимир Ильич Ульянов (Ленин). В этом отношении музей находится в одном ряду с другими мемориальными музеями, отражающими жизнь и творчество выдающихся людей нашей Родины, таких как мемориальные музеи Александра Сергеевича Пушкина, Михаила Юрьевича Лермонтова, Льва Николаевича Толстого, Фёдора Михайловича Достоевского, Ивана Александровича Гончарова и других. Никому не придёт в голову перепрофилировать музей мемориальный в музейное учреждение другого профиля (например, в краеведческий или музей наследия Отечества и т.п.). Эпоха, историческое, культурное, политическое и социальное пространства отражены в них в контексте жизни и деятельности выдающегося человека, а не наоборот.

Вторая принципиальная проблема.

Ленинскому мемориалу – архитектурному комплексу и мемориальной экспозиции 50 лет. Они — отражение страны и эпохи, которые ушли в прошлое как особые качественные исторические феномены. Как Древний Египет, Древняя Греция и Древний Рим, как феодальная эпоха, наследие которых, материальные следы, памятники тщательно сохраняются, по мере необходимости реставрируются, охраняются государством. Перестроить пирамиды, разрушить, перепрофилировать, перестроить Парфенон, Колизей, готические соборы или собор Василия Блаженного на Красной площади – такие абсолютно невозможные предположения иначе как проявления культурной дикости восприниматься не могут. Мы возмущены и презираем фанатиков, которые из миномётов расстреляли древние буддийские памятники в Афганистане, которые разрушали Пальмиру и древние христианские храмы в Сирии, украинских националистов, уничтожающих памятники советского прошлого. И готовы, некоторые из нас, готовы уподобиться этим вандалам. Если бы сохранилась в целости со всем внутренним убранством, хотя бы одна крестьянская изба древней или средневековой Руси, мы трепетали бы над ней как над величайшей ценностью, исторической святыней. У нас в руках, в наши, как выясняется, ненадёжные руки попал в целости и сохранности фрагмент ушедшей эпохи, памятник, которому сегодня 50, но может быть, если мы его не разрушим, и 100, и 500 лет.

Третья принципиальная проблема.

Ленинский мемориал – архитектурный комплекс и мемориальная экспозиция — создавались выдающимися людьми, были привлечены лучшие специалисты СССР самых разных направлений от архитекторов и художников до историков и музейных работников. К 100-летию со дня рождения Ленина всё делалось особенно тщательно из самых качественных материалов, как говорится, на века. Был создан шедевр, лучшее из возможного для того времени. Видимо, люди, которые сегодня готовы уничтожить шедевр, старую мемориальную экспозицию и частично изменить старые архитектурные решения, и уже планируют практическую реализацию этого деяния считают себя более выдающимися специалистами в своих областях, чем их предшественники. Они лучше знают и понимают историю, музейное, в частности, экспозиционное дело, готовы предложить нечто невиданное и совершенное, как минимум, более совершенное, чем сейчас. Чем подкрепляются эти претензии совершенно непонятно.

Четвёртая принципиальная проблема.

Учитывают ли энтузиасты реэкспозиции мемориального музея В.И.Ленина политические риски регионального и федерального масштаба. В символическом плане ликвидация последнего ленинского музея будет, как минимум, может, восприниматься как политический акт, провокация антисоветской направленности, акт социально-политического реванша сил, уничтоживших СССР и советский социализм. Сегодня Ленинский мемориал как давно свершившийся факт при всех разногласиях в исторической оценке Ленина и советского периода не вызывает социально-политической конфронтации. Практические шаги по ликвидации мемориального музея Ленина на его родине могут такую конфронтацию вызвать, спровоцировать. Даже переименование площади Ленина не прошло совсем гладко и не консолидировало, а раскололо общество, и, как заноза, сидит в общественном организме. Планируемое деяние будет иметь гораздо большее значение и влияние на умы, символическое значение его будет сродни выносу тела Ленина из Мавзолея. Региональная власть вознамерилась ликвидировать Ленинский музей на его родине в 150-ю годовщину со дня его рождения. Здесь провокация на провокации. Это в условиях напряжённой социальной ситуации, падения доходов населении, роста бедности, однозначно негативно воспринимаемой пенсионной реформы внутри страны и роста напряженности на международной арене, когда острота антироссийских действий ведущих западных стран ставит Россию на грань войны с блоком НАТО. В этих условиях действия, разрушающие итак не очень прочное морально-политическое единство российского общества, вызывают множество вопросов к их инициаторам и реализаторам.

Пятая принципиальная проблема.

На ремонт Ленинского мемориала из федерального бюджета будет выделено более 2 млрд рублей, заявил в Facebook губернатор Ульяновской области Сергей Морозов. Однако, 29.10 2013 года в «Российской газете» приведены слова тогдашнего директора мемориала Э. С. Шабалина. «По его словам, сегодня (тогда в октябре 2013 года) здание мемориала требует глобальных вложений – не менее полутора миллиардов рублей… Надежда только на поддержку федералов». И вот федеральные деньги – 2 млрд. рублей обозначились. Но рубль с тех недалёких времён изрядно похудел. Вот приблизительный, основанный на курсе рубля к основным мировым валютам пересчёт. Валютный курс на 30 октября 2013 года составлял 44 рубля за евро и 32 рубля за доллар. На 08.06.2019 года за евро 73,48 рубля и за доллар 64,79 рубля. То есть , принимая курс 2013 года за 100% имеем сегодня условное удвоение стоимости только ремонта в два раза(202%) по долларовому эквиваленту и 166%, более чем в полтора раза, по пересчёту в евро. В любом случае, это более 3 миллиардов рублей. Денег не хватит или хватит впритык только на ремонт здания мемориала при использовании самых дешевых материалов и рабочих рук, да и не самых дорогих, среднеквалифицированных специалистов. Поэтому давайте экономить деньги и не разбрасывать по 15 миллионов на проекты новой экспозиции, уничтожающей мемориальный музей. Может быть, этих пятнадцати миллионов не будет хватать на плитку, полы, фурнитуру, сантехнику, наконец. А когда материальная основа будет приведена в должный порядок, тогда и позволим себе разные праздношатания.

Пускай музейные работники думают, разрабатывают, предлагают на суд общественности свои идеи – это их работа, их функционал, они за это зарплату получают, пусть историки-энтузиасты подключаются, у них профессиональный бескорыстный интерес. Мы, общественность, будем вникать, без спешки обсуждать, соглашаться с их идеями и предложениями или не соглашаться.