Гончаровская выставка

С 6 по 15 июня 1912 года в Симбирске, в здании Дворянского собрания, проходила выставка, посвященная 100-летию со дня рождения И.А.Гончарова: 6 (18 по н.с.) июня 1812 г. Был выпущен каталог, составленный М.Ф.Суперанским, обложку его оформил А.А.Пластов (фото 10). Но это была не первая выставка, организованная к юбилею. Годом раньше в Симбирске и Петербурге прошла Гончаровская выставка картин П.И.Пузыревского и Д.И.Архангельского. Юбилейная выставка 1912 года, в определенном смысле, стала ее продолжением. На ней, среди 189 экспонатов, были представлены 6 открыток с репродукциями картин Пузыревского и каталог художественной Гончаровской выставки.

Еще в 1901 году Симбирская ученая архивная комиссия ходатайствовала об открытии всероссийской подписки на сооружение памятника И.А.Гончарову на его родине. Однако Высочайшее разрешение на сбор средств было дано только в 1910 году. Архивная комиссия заказала 100.000 бланков подписных листов с портретом Гончарова и его краткой биографией. В обращении подчеркивалось: «Памятник – дело не только местное, симбирское, но и общенародное». Кроме подписки, сбор средств на строительство Дома-памятника, в котором решили разместить историко-археологический и художественный музеи, библиотеку и художественно-промышленную школу, планировалось осуществлять путем проведения концертов, спектаклей, выставок и т.д.

Павел Ильич Пузыревский с энтузиазмом воспринял эту идею. Д.И.Архангельский вспоминал: «В 1912 году исполнялось сто лет со дня рождения уроженца Симбирска, писателя И.А.Гончарова. П.И.Пузыревским было задумано еще в 1910 г. отметить эту знаменательную дату устройством выставки, посвященной родине Гончарова. К участию на выставке был приглашен и я, как его ученик…». Художники решили представить картины, запечатлевшие Волгу и гончаровские места, а половину сбора от выставки передать в распоряжение архивной комиссии на постройку памятника. Таким образом, и содержание выставки, и ее цель давали все основания назвать выставку «Гончаровской».

На заседании комиссии 5 октября 1910 г. П.И.Пузыревский сообщил о намерении устроить передвижную выставку картин, изображающих виды Поволжья. «Жертвуя половину чистой выручки от выставки на усиление фонда гончаровского памятника, г. Пузыревский просил членов архивной комиссии прийти на помощь по организации выставки. Собрание с благодарностью приняло это предложение. … В.Н.Поливанов принял на себя заботу по приисканию подходящего для выставки помещения в Петербурге» (Отчет о деятельности СГУАК за 1910 г.)

Сначала выставка проходила в Симбирске. Д.И.Архангельский писал: «Все оборудование выставки (рамы, подрамники, стойки) мы готовили у меня на квартире». Для ее проведения был предоставлен зал губернской земской управы (ныне почтамт). Выставка работала в Симбирске с 12 февраля по 3 марта 1911 года. Объявления об этом несколько раз печатались в газете «Симбирянин» (фото 2).
Еще до открытия Гончаровская выставка привлекла к себе внимание прессы. «Симбирянин» писал 11 февраля: «Со вчерашнего дня в главном зале дома губернского земства начались спешные работы по приспособлению его под открывающуюся в недалеком будущем выставку картин классного художника – преподавателя местного кадетского корпуса П.И.Пузыревского и другого художника-любителя Д.И.Архангельского. Сейчас в зале устанавливаются пюпитры под картины. Производятся также и подготовительные работы по декорированию зала, причем всеми работами руководит П.И.Пузыревский…»
На предстоящее событие откликнулись «Волжские вести» в статье С.Крестовского (12.02.1911): «…Хочется верить, что общество с должным вниманием и чуткостью отнесется к …Гончаровской выставке картин художников П.И.Пузыревского и Д.И.Архангельского, половина сбора от которой поступает в фонд по увековечению памяти писателя в виде нового просветительного учреждения в нашем городе. … Насколько мне удалось ознакомиться с картинами по кратким объяснениям художника Пузыревского, они стремились изобразить на них те места, которые описаны в произведениях Гончарова или связаны с личными посещениями последнего. Будем надеяться, что ожидания наши осуществятся в действительности».

У публики выставка вызвала большой интерес, о чем можно судить по многочисленным отзывам в местной прессе. Впрочем, не все ее экспонаты были восприняты с одинаковым восторгом. Посетители и журналисты единодушно хвалили «Обрыв» и другие большие полотна Пузыревского, а к работам Д.И.Архангельского отношение оказалось более прохладным. «Симбирянин» писал 15 февраля:
«Волею судеб, главный зал дома губернского земства обратился в уголок, посещение которого возвращает нас к далекому прошлому. Это прошлое – дни творчества, дни глубоких переживаний нашего земляка – романиста И.А.Гончарова. … Все это невольно гнездится в голове обозревателя «гончаровской» выставки, когда он останавливается перед прекрасно переданным на полотне П.И.Пузыревского «Обрывом», …«гвоздем» среди всех прочих художественных изображений и просто потуг художественного творчества…

Мы говорим о картинах Д.И.Архангельского, и как на характерный образец его творчества укажем на небольшое полотно…, изображающее деревенский порядок, лоскут чего-то белого и красного, долженствующего, надо полагать, изображать выброшенное на просушку крестьянское белье. Столь же неудовлетворяющее впечатление оставляет знакомство с картинами того же художника «Дорога» и «Баржи»… Наоборот, рисунки того же г. Архангельского, сделанные карандашом, прямо хороши, и как на образцы этого рода художественного творчества укажем на «Старые амбары деревни Винновки» и «На заре»…

Возвращаясь к П.И.Пузыревскому, останавливаемся на «Роще в воде» и «Заливает»… Весьма хороши большие полотна «Заводь у Ставрополя» и «Зловещая туча». Но еще эластичнее по восприимчивости для зрения передан «Рассвет» с его судами, на высоких мачтах которых не погашены еще сторожевые ночные огоньки…»

Похожим образом экспонаты выставки были оценены в рецензиях «Волжских вестей» и др. На этом фоне диссонансом прозвучала статья С.Т.Панова в «Симбирской жизни»:

«…Почти общим впечатлением публики можно признать предпочтение картин П.И.Пузыревского картинам Д.И.Архангельского. Почему это произошло? … Ходячим трафаретом определения качества картины у публики является до сих пор «сюжет» картины и ее величина. … В отзывах газет больше говорится о картинах на «гончаровский» сюжет…, а широкая публика в массе судит нисколько не глубже. Отсюда явно, что г. Пузыревский оказался лучше представлен, чем г. Архангельский, так как у него много больших полотен на говорящий сам за себя сюжет. … Наряду с этими большими полотнами как бы теряются небольшие по размерам картины Архангельского. И публика, обращающая внимание лишь на явное, доступное ей и знакомое, смотрела с вниманием на большие картины и проходила мимо этюдов и набросков гораздо большей ценности, причем страдали не одни этюды Архангельского, но и талантливые этюды г. Пузыревского. … В немногих картинах и этюдах г. А. чувствуется ученик г. Пузыревского, но в большинстве видно свое особое лицо…»

Последующая организация выставки в Петербурге требовала больших расходов. Уже в феврале Пузыревский обратился к В.Н.Поливанову, находившемуся в это время в Петербурге, с просьбой выделить из фонда архивной комиссии 1000 руб. Поливанов дал согласие на выдачу аванса в 600 руб., о чем уведомил комиссию телеграммой. СГУАК рассмотрела вопрос лишь 9 ноября 1911 года. Заслушав Пузыревского, который обязался вернуть деньги независимо от успеха выставки, комиссия долго совещалась и решила «просить В.Н.Поливанова привлечь к делу устройства выставки состоятельных лиц, которые не отказались бы ссудить г. Пузыревского необходимыми средствами» (Отчет о деятельности СГУАК за 1911 г.)

Каким-то образом этот вопрос был решен, и 10 декабря 1911 г. в залах бывшего Меньшиковского дворца (1-го кадетского корпуса), на набережной Невы, открылась «Гончаровская выставка картин и этюдов Волги и Поволжья художников П.И.Пузыревского и Д.И.Архангельского под Высочайшим покровительством Великого князя Константина Константиновича». Великий князь, он же президент Императорской Академии наук, удостоил выставку своим посещением.

Источники того времени называют разное число представленных работ: от 150 до 200. А судя по отпечатанному в Петербурге каталогу выставки, единственный сохранившийся экземпляр которого находится в библиотеке Академии наук Республики Беларусь, число экспонатов было не менее 300.
Выставка пользовалась большим успехом. Практически все столичные издания писали о ней. Невозможно дать полный обзор публикаций, поэтому приведем лишь несколько отрывков.

«Новое время»: «Первым по каталогу значится «Обрыв», но и остальные 160 с лишним картин и этюдов волжского художника [Пузыревского] и его ученика г. Архангельского изображают исключительно те места, где провел Гончаров свое детство и молодость, ту волжскую ширь, которую он воспел в своем знаменитом романе, о которой он так часто вспоминал и грустил в своих путешествиях, в своих старческих записках…

В далеком провинциальном городе, в кадетском корпусе до старых лет работает учитель рисования – карьера скромная из скромных, а на поверку он оказывается большим художником. То он озарит облачность и воду лунным светом с силою кисти Куинджи, то заставит солнце играть в струящейся реке…

Разные союзы художников замучили петербуржцев выставками всяких «Венков» и «Треугольников»…, мы тратим время на смотрение этих сплошь и рядом наглых потуг на возвеличение самоуверенных бездарностей; не справедливо ли после этого отдохнуть на созерцании добросовестных этюдов… старого талантливого художника? Я в нем ценю эту привязанность к родной Волге, к живописному и тихому уголку России»

«Биржевые ведомости»: «Любовно, с таким редким благоговейным чувством к памяти великого романиста писал художник все уголки Симбирска, окрестности его и Поволжье, связанные не только с самим Гончаровым, но и героями «Обрыва». В самом деле, вы ходите по выставке, и всюду вас окружают пленительные Гончаровские призраки. … Помимо картин множество рисунков карандашом и акварелью, нежных и мягких. Но все же выставка еще не дает полного понятия о продуктивности художника. В Симбирске осталось у него около тысячи этюдов. … На выставке принимаются денежные пожертвования на памятник Гончарову. Начало уже сделано, и лист покрывается подписями, где рядом с энергично выведенной фамилией популярного генерала стоят робко-умилительные детские каракули»
«Петербургские ведомости»: «П.И.Пузыревский… художник старой школы, не мудрствующий лукаво-искусственными «настроениями» и символами, но правдивый и искренний, и настроением природы волжской скромно-радостной полны его картины. На выставке – около двухсот его произведений, почти только пейзажи, и, осмотрев их, вы однако, не испытываете ни скуки, ни раздражения, наоборот, спокойное мирное чувство нисходит на душу»

«Нива» (фото 3, слева): «Художник… совершил кистью ту же работу, которую совершил Гончаров пером. И картины его… являются иллюстрациями к «Обрыву». … Картины дают полное представление о родине Гончарова, которую он так любил и так художественно описал… Они сами по себе представляют прекрасный памятник Гончарову, уместный и даже необходимый теперь, в юбилейный год его рождения»
Д.И.Архангельский вспоминал: «На выставке мы поочередно дежурили. Однажды в мое дежурство прибыл П.П.Чистяков [профессор Академии художеств, учитель П.И.Пузыревского]. Я сопровождал его по выставке и давал пояснения. … Выставку он осмотрел внимательно и с большим интересом. С особой похвалой отозвался об «Обрыве» П.И.Пузыревского. После осмотра, между прочим, сказал: «Колоритно, молодой человек, берегите колорит-то». … Этот завет я помню, стараюсь выполнять и удивляюсь мудрости этого учителя.

Выставка работала в дни Всероссийского съезда художников. Тогда было сделано множество интереснейших докладов. … Видел и слушал И.Е.Репина, Билибина, Плотникова, … и многих авторов по художественному образованию в школах…». Как уже говорилось, П.И.Пузыревский и Д.И.Архангельский были делегатами съезда.

Часть картин, представленных на выставке, Пузыревский издал на открытках. На их оборотной стороне были помещены отрывки из романа «Обрыв», что подчеркивало связь картин с творчеством И.А.Гончарова и имело просветительное значение.

В дни работы выставки, 31 декабря 1911 г., газета «Симбирянин» опубликовала письмо Семена Шпицера из Петербурга: «На днях мне удалось посетить Гончаровскую выставку, устроенную в Меньшиковском дворце талантливым пейзажистом-симбирянином П.И.Пузыревским. … Скажу смело, что эта выставка – серьезная подготовительная работа к предстоящему 6 июня 1912 года юбилею И.А.Гончарова. Публика интересуется и посещает выставку, а печать сочувственно откликнулась на ее открытие.

Я имел удовольствие познакомиться на выставке с художником Пузыревским и сделал ему предложение: в целях усиления в обществе интереса к выставке, устроить при таковой уголок Гончарова, т.е. имеющихся предметов, до сих пор уцелевших…, по мере возможности воспроизвести кабинет писателя…».

Это пожелание осуществилось: сначала на юбилейной выставке в Симбирске в июне 1912 года, а гораздо позже – в виде Гончаровской комнаты в областном Краеведческом музее, открытой в 1955 году, и, наконец, в Ульяновском мемориальном музее И.А.Гончарова.

Материалы о Гончаровской выставке:
1. Публикации 1911-1912 гг. (по тексту)
2. К.П.Пузыревский «Творческий путь П.И.Пузыревского», 1951 (рукопись из фондов УОНБ)
3. Д.И.Архангельский «Гончаровская выставка П.И.Пузыревского и Д.И.Архангельского» (архив Д.И.Архангельского, УМЛ)
4. Д.И.Архангельский «Памяти волжского художника П.И.Пузыревского», 1960 (Каталог выставки к 100-летию со дня рождения П.И.Пузыревского, Ульяновск, 1961)
5. Н.А.Агафонова, Н.С.Храмцова «Наш земляк – художник П.И.Пузыревский» (там же)
6. В.М.Костягина «Гончаровская выставка художников П.И.Пузыревского и Д.И.Архангельского» (Материалы V международной научной конференции, посвященной 200-летию со дня рождения И.А.Гончарова, Ульяновск, 2012)


Павел Ильич Пузыревский и Дмитрий Иванович Архангельский.


Объявление о Гончаровской выставке картин П.И.Пузыревского и Д.И.Архангельского, печатавшееся в феврале 1911 года в газете «Симбирянин».


Публикации о Гончаровской выставке с репродукциями картин П.И.Пузыревского в журналах «Нива», 1912, № 22 и «Огонек», 1911, № 51.


П.И.Пузыревский. «Обрыв» – главный экспонат Гончаровской выставки.
Самарский областной художественный музей.
Картина долгое время хранилась в семье Пузыревских. Клавдия Ивановна Пузыревская, отправляя в 1952 г. в Ульяновск рукопись покойного мужа (см. часть 1), писала: «В Москве находятся 3 или 4 картины П.И.Пузыревского (среди них «Обрыв»), которые мой муж перевезти в Ленинград не успел. Перед смертью он мне советовал продать их в музей. … У меня двое детей, приходится искать средства». Андрей Константинович, внук художника, сообщил: «Куйбышевский музей после смерти моего отца вел переговоры с Пузыревскими о приобретении этой картины. Картина была куплена у бабушки Елены Александровны [супруги Павла Ильича]. Я пытаюсь ее разыскать, но безуспешно. Я ее очень любил. В 1944 г. мы, возвратившись из эвакуации, некоторое время жили в Филях… в каморке у бабушки. Картина занимала всю стену и меня завораживала, а мне шел 7-ой год». Судя по музейному каталогу (goskatalog.ru), «Обрыв» по-прежнему находится в фондах Самарского областного художественного музея.


П.И.Пузыревский. Вид на Волгу с Венца г. Симбирска.
Репродукция на открытке Всемирного почтового союза России, фототипия А.Ф.Дресслера, СПб.


П.И.Пузыревский. Заводь.
Репродукция на открытке издательства «Ришар», СПб. Текст на обороте:
«Заводь на Поповом острове у Симбирска, куда ездили на пикники Бережкова с внучкою, где охотился Марк Волохов и встречался с Верой». «Обрыв» И.А.Гончарова.


П.И.Пузыревский. Зловещая туча над Волгой.
Репродукция на открытке издательства «Ришар», СПб.


П.И.Пузыревский. Эффектное освещение.
Репродукция на открытке издательства «Ришар», СПб.


П.И.Пузыревский. Волга у Жигулей.
Репродукция на открытке издательства «Ришар», СПб. Текст на обороте:
«Тихо тянулись дни, тихо вставало горячее солнце и обтекало синее небо, распростершееся над Волгой и ее прибрежьем. Медленно ползли снегообразные облака и иногда, слившись в тучу, потемняли лазурь…». «Обрыв» И.А.Гончарова.


Обложка каталога выставки, посвященной 100-летию со дня рождения И.А.Гончарова. Симбирск, 1912. Составил М.Ф.Суперанский, оформление А.А.Пластова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.