140-летию начала службы Фёдора Михайловича Керенского (1838-1910) в качестве директора Симбирской гимназии приурочена небольшая выставка, открывшаяся недавно в музее «Симбирская классическая гимназия».

Во главе этого учебного заведения он стоял с 1879 по 1889 годы. В историю вошёл как выдающийся педагог и отец Александра Керенского.

Молодой, энергичный, талантливый…

Таким Керенский-старший приехал в Симбирск. С большой надеждой на него, как рассказывает старший научный сотрудник музея Ирина Макеева, смотрели гимназисты и их родители.

Местная газета «Симбирские губернские ведомости» 23 июня 1879 года публикует объявление: «4 июня в Симбирск прибыл новый директор классической гимназии Ф.М. Керенский, известный начальству Казанского учебного округа как отличный педагог. С приездом нового директора, можно надеяться, что для Симбирской гимназии настанет новая жизнь и лучшая педагогическая деятельность, вместе с тем изменится и та незавидная репутация в учебном деле, которой гимназия пользуется в Министерстве народного просвещения».

К моменту назначения на пост директора Симбирской гимназии Керенский в течение двух лет руководил гимназией в Вятке, так что опыт административной работы у него уже был.

«За отличные успехи и благонравие»

На выставке можно увидеть любопытный документ – свидетельство о награде Фёдора Михайловича Керенского «за отличные успехи и благонравие» в Пензенской духовной семинарии, датированный 1858 годом.

Будущий педагог получил очень разноплановое образование: и духовное, и светское.

Ирина Макеева приводит интересный факт: в Пензенской духовной семинарии он учился одновременно с Василием Осиповичем Ключевским, впоследствии видным русским историком. Правда, они занимались на разных отделениях, и Керенский был старше.

Закончив семинарию «третьим по счёту» — вычислялся средний балл, у кого он максимален, тот – первый ученик, далее – по убывающей — Керенский получил назначение на должность учителя русского языка в Пензенское духовное училище.

Для продолжения образования он выбирает историко-филологический факультет Императорского Казанского университета, который заканчивает в 1869 году со степенью кандидата историко-филологических наук. Керенский преподаёт в Императорской Казанской 1-й мужской гимназии, затем — в Мариинской женской гимназии и в Родионовском институте благородных девиц.

В 1877 году он получает повышение по службе: возглавляет Вятскую классическую гимназию. Вот, что можно прочитать в послужном списке Керенского, составленном 1 октября 1878 года: «Директор Вятской гимназии, коллежский советник, 38 лет, православный. Ордена: Св. Анны 2 степени, Св. Станислава 2 степени. Жалованье: 2840 р. в год. Есть ли имение – нет. Женат на Надежде Александровне, урожденной Адлер. Две дочери: Надежда, рождения 16 августа 1875 г. Елена, рождения 6 февраля 1877 г. Жена и дочери православного исповедания».

«Новая метла» в гимназии

— С приездом Керенского для Симбирской гимназии действительно настала новая жизнь, — продолжает рассказ Макеева. — Учебное заведение к моменту его появления находилось в состоянии глубокого кризиса. Не выдержали экзамены на аттестат зрелости 12 выпускников. В большинстве своём они по «неуспешности» просто не были к ним допущены. Авторитет учебного заведения был подорван, постоянно слышались сетования на то, что по окончании гимназии юноши не могут с успехом продолжать учиться в университете и вынуждены искать себе другие занятия, хотя классические гимназии ориентировали всех выпускников на университеты и научную карьеру.

Многие воспитанники Симбирской классической гимназии 1880-х годов в мемуарах указывают, что Керенский быстро начал всё улучшать и подтягивать. «Это действительно была «новая метла», которая собиралась чисто мести», писал поэт Аполлон Коринфский, учившийся в эту пору.

Энергия и профессионализм нового директора быстро принесли ощутимые результаты. Уже в 1881 году выпускные работы учеников гимназии были признаны Попечительским советом Казанского учебного округа хорошими. В гимназию пришли на службу молодые талантливые педагоги, среди которых Павел Васильевич Федоровский, лучший преподаватель латинского языка Казанского учебного округа.

Мастер по «свободным» темам

Фёдор Михайлович показал себя не только способным руководителем, но и прекрасным педагогом-предметником. В Симбирской гимназии он «взял на себя», как было написано в одном из отчётов о состоянии гимназии, преподавание словесности в старших классах и логики. Кстати, именно по этому предмету – логике — он поставит единственную четвёрку первому ученику гимназии Владимиру Ульянову.

О высоких личных качествах директора гимназии свидетельствует и тот факт, что он в 1887 году после ареста Александра Ульянова, не побоялся дать его младшему брату Владимиру положительную характеристику для поступления в Казанский университет. Керенский рисковал своей репутацией перед властями, однако пойти поперёк совести не мог…

На выставке экспонируются воспоминания о Фёдоре Михайловиче выпускника Симбирской гимназии 1881 года Михаила Крылова: «Года за 2-3 до моего окончания был переведён из Вятской гимназии в Симбирскую новый директор Фёдор Михайлович Керенский. Высокого роста, немного полный, с открытым симпатичным лицом, он сразу произвёл впечатление на воспитанников. Преподавал он русскую словесность (…) Особое внимание Ф.М. Керенский обращал на исполнение домашних сочинений: он обязательно требовал при исполнении заданных тем пользоваться литературными источниками, что очень важно было для развития учеников. Как чтец, Ф.М. Керенский был замечательный, до сих пор остаётся в памяти его выразительное, отчётливое чтение, особенно из древнерусской литературы, как, например, былин».

— А какие так называемые «свободные» темы выбирал педагог для гимназистов старших классов! — продолжает Ирина Макеева. — Вот только некоторые из них: «В чём выражается истинная любовь к Отечеству?», «Знание — лучшее богатство», «О необходимости труда». При написании ученик не просто думал, он раскрывался как личность.

15 апреля 1887 года восьмой класс, в котором обучался Владимир Ульянов получил задание написать сочинение на тему «Причины благосостояния народной жизни». К сожалению, что написал об этом Ульянов, осталось секретом истории. Но сохранилось сочинение его одноклассника Михаила Кузнецова на ту же тему, оцененное Керенским баллом «3» (удовлетворительно) и снабжённое рецензией: «Мысли есть дельные, но работа не вполне отвечает плану». Кстати, все гимназисты, попавшие на учёбу в «десятилетие Керенского» отмечают его потрясающую строгость в оценке знаний, и вместе с тем, — непредвзятость, справедливость.

Неизгладимый след

Керенский, по оценке автора «Исторической записки», изданной к 100-летию гимназии, историка А.С. Агринского был и образцовым хозяином. Так называемые специальные средства гимназии расходовались рационально, постоянно пополнялись библиотеки и кабинеты (собрания наглядных пособий) учебного заведения. В 1883 году при деятельном участии директора гимназия получает дополнительное здание для старших классов — по проекту архитектора Алякринского. Ныне там располагается музей «Симбирская классическая гимназия», составная часть Музея-заповедника «Родина В.И. Ленина».

«Десятилетие Керенского» исследователи справедливо считают одним из самых ярких и интересных периодов в истории Симбирской губернской гимназии. А самое важное, что замечательный педагог Фёдор Михайлович Керенский оставил неизгладимый след в душах своих воспитанников. Об этом можно судить по телеграмме, которая «полетела» из Симбирска в далёкий Ташкент 12 декабря 1909 года: «В день 100-летия гимназии бывшие ученики сердечно приветствуют Вас и желают много хороших дней».

Все эти успехи и усилия не остались незамеченными. В мае 1889 года Керенский получает повышение по службе. Он назначен Главным инспектором училищ Туркестанского края, и вместе с выросшим в Симбирске семейством (здесь родились сыновья Александр в 1881 году и Фёдор в 1883-м) едет в Ташкент. Именно Ташкентскую, а не Симбирскую, как считают многие, с золотой медалью в 1899 году закончит его старший сын – Александр Фёдорович, один из «творцов» Великой российской революции, главы Временного правительства.

К счастью, Фёдор Михайлович не дожил до скорбных дней, когда его родной сын и лучший выпускник станут главными организаторами событий, перевернувших Россию в начале ХХ века.

Ирина Печёркина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.