Сегодня Центральный рынок откровенно деградирует. Площади заполонил ширпотреб, да и те арендаторы съезжают. Подробнее о проблемах когда-то главного торгового места города мы писали в начале июня:
Центральный рынок в Ульяновске не продали и за 300 млн: павильоны пустуют, а аренда растет. Узнали, что сейчас происходит с торговыми площадями

Недавно в своем фейсбук о истории рынка вспоминал Владимир Воронин. Его экскурс в историю места:

Максимально функционально, для людей, ульяновский центральный рынок работал в конце 50-х, 60-е, когда вирус монетизации ещё не поглотил советскую экономику.
С пуском трамвая в 50-е и его интенсивным развитием общественный транспорт для большинства горожан стал доступен. Трамваи начинали ходить рано, а заканчивали работать поздно; дежурные трамваи курсировали по линиям круглосуточно. На рынок можно было легко добраться в любое удобное время.

Рядом с рынком находился автовокзал (на фото — здание на дальнем плане).
Излишки свежесобранной продукции сельчане с утра без особого труда доставляли на автобусах для оперативной реализации.

На спекулянтов ОБХСС регулярно устраивало облавы и сажало, особо «эффективных» — расстреливали.
Порядок тогда был, не как сейчас, когда городом рулят мафиозные кланы.
https://ulpressa.ru/…/%d0%bf%d1%80%d0%be%d0%ba%d1%83%d1%8…

Карла Маркса и Голубковский порядок в 1964-ом.
Это была главная пешеходная дорога на «базар» — центральный рынок.

«…В конце мая – начале июня на базар привозили свой товар горшечники из Карсуна. Чего только не было в их ряду: различной величины банки для комнатных цветов, миски, жарешки с крышками, корчаги, квашни для теста, горшки и горшочки, кринки для молока и сметаны, кувшины. Их терракотовые бока были облиты глазурью и сверкали на солнце. Летом в «зеленых рядах» появлялась зелень, первая зелень радовала глаз. Пучки кудрявого укропа, петрушки, лука, перья которого были покрыты сизым налетом, светло-оранжевые хвостики молоденькой моркови, душистые горки лесной земляники и клубники. Здесь же продавали молоко, надоенное утром, — густое, с кремовым оттенком. Для пробы хозяйки наливали его в крышку вашего бидона. Однажды я купила молоко и, забыв бидон на прилавке, ушла в «туманную даль», но вскоре опомнилась, осознав, что мне чего-то недостает в руках, и вернулась за своим бидоном, который сиротливо стоял на прилавке, ожидая свою рассеянную хозяйку. Мне было 14 лет, и я часто «витала в облаках». Мне нравилось бродить вдоль рядов, выбирая метелочки душистого укропа, которым мы посыпали молодой отварной картофель, политый растопленным сливочным маслом, зеленые бугорчатые огурчики и краснощекие, лоснящиеся, самодовольные помидоры. Летом я постоянно делала из них салаты, особенно когда приезжал дядя Юра из Норильска, насыщавшийся витаминами на длинную полярную ночь.
По мере приближения осенней поры природа привносила новые краски на прилавки нашего базара. Там появлялись грибы: ярко-оранжевые, почти красные, подосиновики, со светло- и темно-коричневыми шляпками березовики и подберезовики, царь среди грибов – белый гриб с бархатной шляпкой, веселые ярко-желтые лисички, которые никогда не поражаются червями (интересно, почему?), желтоватые, с бахромой грузди, которые издают острый волнующий аромат, рыжики, волнушки, волжанки, глянцевитые, с желтой губчатой изнанкой маслята, опята разных оттенков от бежевого до коричневого, в зависимости от места обитания, с шершавыми шапочками и юбочкой на ножке. За грибами мы отправлялись в лес сами – это было такое удовольствие! А после ливней грибы вырастали у нашего дома на заросшем травой-муравой пологом склоне, плавно спускающемся к дороге. Это были белые, с розовыми пластинками, молоденькие шампиньоны, которые я собирала и тут же жарила к отварной картошке. Они, такие вкусные и душистые, были подарком дождя.
Базар был обнесен забором, на ночь ворота закрывались, и базар охранял сторож с собаками. К Новому году на базар привозили душистые темно-зеленые деревца сосенок. Базар был своеобразным центром общения. Там покупали продукты, встречали знакомых, обменивались новостями и городскими сплетнями. Приезжие деревенские жители глазели на городских и чесали языки, обсуждая их наряды. Некоторым людям доставляло удовольствие просто ходить по рядам и торговаться. Яркий летний базар привлекал своей красочностью и демократичностью общения. Там были равны и профессоры, и крестьянки, и учителя, и рабочие. Там они были просто женщинами, хозяйками. А я, бродя по рядам в поисках овощей и прочей снеди, чувствовала себя взрослой и ответственной, наслаждаясь яркими красками и обилием человеческих типажей. Мне нравилось наблюдать за людьми и угадывать их характеры и профессии. Тем более, что я недавно прочитала «Записки о Шерлоке Холмсе».
Базар и кормил, и был как бы большим и пестрым демократическим клубом.
Н.Н.Дроголюб.»

Brandergofer: Прогулки по Ульяновску с Н. Добролюб. Часть 2

В 70-е — под видом «расцвета и бума» Голубковский порядок незаметно поглотила монетизация:
«Голубковский порядок в прежнем понимании ветшает и хиреет, как ветшают и разрушаются прежние его каменные домики. Голубковский порядок в нынешнем плане вошел в полосу расцвета, переживает устойчивый бум. Вы можете здесь приобрести богатства не только ульяновской земли. География продуктов и товаров его неоглядно расширилась и, если угодно, приняла глобальный характер. Виноград Молдавии и камышинские арбузы, лимоны Грузии, гранат и орехи Узбекистана.»
Ульяновская правда, 19.5.1979 г.

60-е. Автовокзал у центрального рынка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.