Каждый год в июне, особенно в День памяти и скорби, принято вспоминать события 1941 года, страшные последствия военной катастрофы, героические усилия по эвакуации, начало реализации бесчеловечной политики по уничтожению народов Советского Союза, стравливанию их на оккупированной территории, террор в отношении советских военнопленных. Часто вспоминают май 1945 года, как временную точку, в которой кошмар, начавшийся 22 июня 1941 года, закончился. Мы же сегодня предлагаем заглянуть в 1943 год – время, когда противник в зимнюю пору ещё на Волге, ещё занимает огромную территорию страны, когда ещё не всё предрешено в военном отношении. И заглянуть мы предлагаем не в фронтовые окопы, а на улицы ульяновских деревень, на поля нашего региона, чтобы попытаться представить, как жили и тяжело трудились простые люди в условиях угрозы уничтожения, порабощения и под воздействием противоречивых новостей с фронта.

Первое, что характеризует жизнь наших земляков в тот год – это тяжёлый труд. Мы будем говорить о сельской местности, где и до войны жизнь была не лёгкой. С началом войны система коллективных хозяйств показала свою эффективность в снабжении городов и армии, но и она стала подвергаться воздействию военного фактора. Во-первых, значительное количество работников ушло на фронт, их заменили женщины, подростки, старики. Тех из них, кто отныне занимался сельским хозяйством с применением техники, приходилось учить, неизбежны были аварии и несчастные случаи. Работа по подготовке резерва кадров велась задолго до войны, но покрыть всех потребностей не могла – никто не предполагал масштабов предстоящего бедствия. Так, Козлова Е.И. из с. Потьма (в статье мы будем обращаться к воспоминаниям жителей этого села, собранным в конце 1980-х гг.) вспоминала про развёрнутое еще в 1939 году движение «Девушки, на трактор!». А в 1943 году, по её словам, на их машинно-тракторной станции было около 70% работников-девушек, среди которых Елизавета Ивановна уже считалась опытным, проверенным сотрудником.

СССР был бедной страной, несмотря на все успехи индустриализации. До войны удалось произвести значительное количество сельскохозяйственной техники и грузовых автомашин. Но страна не могла одновременно насытить и народное хозяйство, и армию, поэтому с началом войны автотранспорт и трактора (в качестве артиллерийских тягачей) отправились на фронт. Сохранились воспоминания о том, что в колхозах осталась старая техника, которую за ненадёжностью брать в зону боевых действий было нерационально. Бородина З.П. вспоминает: «Хорошие трактора ушли на фронт… Ни запчастей, ничего не было… ночью ремонтируем, днём едем». Также для армии требовалось значительное количество лошадей. В итоге, в тылу дело дошло до использования коров в качестве тягловой силы. Газета «Путь Октября» Вешкаймского района 11 апреля 1943 года вышла с следующей заметкой «Готовят коров к севу. По колхозам Ховринского сельсовета (председатель тов. Фокин) обучено к полевым работам 26 коров, из них только за 9 апреля обучено 13 голов. Договоров с колхозниками заключено 22, признано годными для участия в работах 46 коров». Воспоминания колхозников подтверждают, что корова в те годы могла спасти от голода и позволяла подработать не только на полевых работах, но и на вывозе дров, например.

На тяжёлый труд накладывалось недостаточное обеспечение продовольствием. В ряде случаев крестьянам приходилось вспоминать рецепты голодных лет – печь хлеб с примесью лебеды, липовых листьев. Себе оставляли картофель помельче, большой проблемой было сбережение семенного фонда. В прессе перепечатывались статьи за авторством столичных академиков, рассказывающих о методике проращивания картофеля из долей семенного клубня, даже из картофельной кожуры (автор статьи применение этой технологии наблюдал в явно не сытые 1990-е гг.). Отдельно разъяснялось, что урожайность с такого посадочного материала будет ниже нормативной: выполнение плана никто не отменял, крестьяне должны были быть готовы к получаемому результату («Путь Октября», 18 апреля 1943 года). Лучшие продукты уходили на фронт, велики были налоги. Но люди понимали, почему они недоедают, куда уходят деньги и продовольствие. Митин М.Н. вспоминал: «Картошечку… крупную туда отдавали – государству. Но мы отдавали, мы знали для чего отдаём. Мы отдавали для своих отцов, матерей, туда, на фронт». Хотя это и не отменяло озлобления против сборщиков налогов. Пресса тех лет уделяла внимание полноте и своевременности сбора налогов, сами сборщики тоже находились под давлением.

От четверти до трети человеческих жертв в Великой Отечественной войне приходится на так называемые демографические потери (кстати, ни одна страна так потери не считает – этот метод подсчёта сделал бы катастрофу ещё более страшной). Это значит, что учитывается снижение рождаемости и повышение смертности в сравнении с нормальной довоенной ситуацией. Примеры таких демографических потерь мы видим в воспоминаниях тружеников тыла. Например, можно указать на случай подростка, ослабленный организм которого не смог противостоять заражению вследствие загрязнения мозоли (см. «Моя война», сост. М.П. Чередникова, 2015, с. 157). Или же на пример бывшего фронтовика, комиссованного, но скоропостижно умершего уже дома от последствий тяжёлого ранения (там же, с. 170).

1943 год – это еще и время больших стратегически важных битв. Мы только можем гадать, какие чувства испытывали советские граждане, читая о победе под Сталинградом, прорыве блокады, Курской битве. Ситуация на фронте стремительно менялась и иногда отголоски событий приходили в деревни с большим запозданием и искажением. Примером служит публикация в вешкаймской газете, иллюстрированная фотографией мобилизации в освобождённом от нацистов Харькове («Путь Октября», 1 мая 1943 года). Интересным является тот факт, что на момент выхода издания в свет, войска Манштейна уже нанесли контрудар и вновь захватили Харьков.

Таким образом, положение ульяновцев в тылу было тяжёлым, тревожным и в начале, и в середине, и в конце Великой Отечественной войны: они имели недостаточно информации о происходящем, напряжённо трудились, отдавали последнее в качестве налогов, недоедали, но тем не менее осваивали новые знания, собирали помощь нуждающимся, осознавали значимость этого сверхнапряжения сил всех и каждого для общей победы.

Статью подготовил специалист Центра развития истории и культуры региона Ошкин В.В.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.