В четверг при Общественной палате Ульяновской области состоялся обмен мнениями по поводу ситуации с общественными обсуждениями и публичными слушаниями в градостроительной сфере.
Толчком к дискуссии представителей гордумы, мэрии и общественности стала ситуация со сквером у ДК «УАЗ», которая показала, что с публичными слушаниями и общественными обсуждениями в Ульяновске далеко не благополучно. В конечном итоге большинство из присутствующих признали, что основной проблемой было неинформирование граждан со стороны администрации города. Впрочем, прокуратура Ленинского района, проверявшая документы на изменение генплана Ульяновска, уже, как известно, именно по этим основаниям отказала в согласовании документов по изменениям генплана в части сквера и еще нескольких проектов.
И вот тут меня удивило мнение председателя комитета по архитектуре и градостроительству гордумы Дмитрия Плохих, заявившего, что «если говорить о легитимности общественных слушаний, то у нас есть для этого орган, который занимается контролем, это прокуратура», и «если городская дума или горархитектура там что-то нарушили, прокуратура укажет». На мою реплику о том, что прокуратура не может уследить за всем, и на это есть депутаты гордумы, которые обязаны всегда следить за законностью действий исполнительной власти, Дмитрий Плохих заявил: «Это не так, вы абсолютно неправы, это заблуждение, вообще кошмар».
Честно скажу, подобные заявления я уже слышал и от других депутатов гордумы (тоже единороссов), мол, «наша задача — защищать интересы избирателей, а за делами исполнительной власти, как соблюдаются законы, должна следить прокуратура».
Да что ж это такое происходит? Кто это вдолбил депутатам? На любом уровне — хоть государственном, хоть муниципальном, — представительная власть — это ветвь в системе сдержек и противовесов, именно она должна не допускать вседозволенности, контролируя деятельность власти. Специально для депутатов гордумы привожу выдержку из их главного закона — № 131-ФЗ (ред. от 01.05.2019) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (статья 35. 131-ФЗ. п. 10, п.п. 9): «В исключительной компетенции представительного органа муниципального образования находятся»… и «контроль за исполнением органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления полномочий по решению вопросов местного значения». А это и есть контроль за исполнительной властью, в том числе за тем, как она соблюдает законы.
Это они, депутаты гордумы (и именно комитет гордумы по градостроительству) должны были заметить, что что-то не так у нас с генпланом, что в интересах застройщиков или иных интересантов отдаются под застройку зеленые зоны, процветает так называемая точечная застройка, это они должны были указать мэрии на то, что общественные обсуждения и публичные слушания проводятся с нарушениями, что решения принимаются кулуарно, что вся деятельность по генплану непрозрачная и коррупциогенная. Но нет, гордума со всем, что предложит мэрия, соглашалась.
Почему? Полагаю, по одной причине: сегодняшняя гордума не является настоящей представительной ветвью власти, не является частью основы развития — системы сдержек и противовесов. Она встроена в вертикаль через партию власти, она и мэрия — фактически одно целое.
Но тогда в таком статусе она и не нужна. Пусть тогда уж будет только администрация, а интересы граждан защитит прокуратура. Она, похоже, и вправду делает больше для горожан.
Очень надеюсь, что новый состав гордумы будет другим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.