Прошедшую неделю в регионе посвятили нацпроекту «Цифровая экономика». Как отметил на аппаратном совещании губернатор, сегодня Россия занимает 7-е место в мире по степени вовлеченности людей в цифровую экономику, 86% населения нашей страны пользуется интернетом каждый день. Если приземлить цифры на регион, то уже на 100% достигнут целевой показатель по подключению к сети медучреждений, почти на 80% выполнена задача по устранению цифрового неравенства путём подключения к сети населённых пунктов с численностью жителей от 250 до 500 человек. До 2021 года по оптоволоконным линиями планируется подключить первые из 710 социально значимых объектов.

О том, что же такое «цифра», как мы с ней взаимодействуем ежедневно, какую роль в этом играет государство, как все жалобы граждан будут собирать через единый интерфейс, «суперсервисах» мы поговорили с человеком-оркестром (с), замминистра цифровой экономики и конкуренции Ульяновской области Сергеем Прозоровым.

— Первый вопрос простой. Наших читателей интересует, что такое цифровая экономика, что она может дать полезного обычному человеку, жителю Ульяновской области? Почему вокруг этой темы так много «хайпа», а сам предмет «пощупать» нельзя?

— Если коротко, то цифровая экономика – это хозяйственный уклад, в котором данные и цифровые технологии являются важнейшим фактором производства, источником прибыли и дополнительных благ. Шумиха вокруг термина, действительно, излишняя, но не безосновательная, так как цифровая экономика это уже реальность.

Мы можем «пощупать» её без всяких проблем прямо на экране нашего смартфона. И миллионы людей делают это каждый день по всему миру. В Ульяновской области «обеспеченность» смартфонами чуть ниже среднего российского уровня, но несравнимо выше уровня большинства стран мира. Вы ощущаете «цифру», когда едете на хорошей машине, которая напичкана датчиками. Вы используете возможности цифровизации, когда рассчитываетесь безналичными деньгами — картой, телефоном. Когда Вы списываете баллы с дисконтной карты в продуктовом магазине. Сканируете qr-код со счёта по коммуналке. Когда вызываете такси через приложение, покупаете билет в трамвае со скидкой по транспортной карте. Когда слушаете музыку с рекламой в социальной сети.

А многие из читающих ещё и зарабатывают в цифровой экономике. На той же самой рекламе, о которой я сказал. Наши ульяновские IT-компании и телеком-компании имеют выручку до 8 миллиардов рублей в год, при этом до 3 миллиардов из них – за счёт экспорта. Кроме того, например, много ульяновцев работают или подрабатывают в такси с помощью смартфона. И, кстати, именно таксисты используют государственные услуги в электронном виде активнее всех, потому что таксисты без смартфонов ушли с рынка, как когда-то люди каменного века уступили место людям с топорами из металла.

— Но какое отношение ко всему этому имеет государство? Речь же идёт о частных компаниях и активности.

А государство напрямую и не должно заниматься экономикой. Мы помним, как индустриальный Советский Союз не смог войти в постиндустриальную эпоху. И остов Ульяновского центра микроэлектроники был долгое время надгробным памятником нашей «силиконовой долине», которую пыталось создать государство. Сейчас из 3 миллиардов рублей в год, которые расходуются на информационно-коммуникационные технологии в нашем регионе, доля государства составляет всего несколько процентов. За счёт национального проекта «Цифровая экономика Российской Федерации» мы рассчитываем поднять эту долю, но даже при триллионом вливании из бюджета за 6 лет в масштабах России мы максимум сможем довести долю государства в цифровой экономике региона до 5-10 процентов. Государство не может создавать конкурентную на мировом рынке цифровую экономику. Это факт.

Но государство, действительно, играет важную роль в цифровизации экономики и социальной сферы. Национальная программа (или проект) «Цифровая экономика» направлен, прежде всего, на создание базовых условий для развития информационного общества. Государство вкладывает средства в инфраструктуру. Это широкополосный интернет по оптоволокну в отдалённых населённых пунктах, сотовая связь и мобильный интернет там, где их до сих пор не было. Это подготовка кадров для цифровой экономики в самых разных сферах, а не только в сфере информационных технологий. Это развитие и внедрение «сквозных» цифровых технологий (такие как большие данные, «искусственный интеллект», блокчейн, интернет вещей и так далее). Это также и обеспечение информационной безопасности, переход на отечественное программное обеспечение.

В рамках нацпрограммы есть 6 проектов, 5 из них реализуется на региональном уровне.

— Государство само будет меняться, уходить в «цифру», как банки и таксисты?

Да. Один из федеральных и региональных проектов, на мой взгляд, является наиболее масштабным – это «Цифровое государственное управление». Вот он уже касается не только базовых вещей, таких как национальная система управления данными или система межведомственного электронного взаимодействия, но и цифровых услуг для граждан. Результаты работы по проекту жители Ульяновской области смогут напрямую ощутить на себе.

К примеру, в рамках создания единого пространства государственных и муниципальных сайтов возникнет единая платформа обратной связи с гражданами. Все обращения и жалобы планируется собирать через единый интерфейс. При этом, по задумке Минкомсвязи России, это будет сервис сопоставимый по функционалу с московским «Активным гражданином» и подмосковным «Доброделом». И это не просто приложение для контакт-центра, которое есть в Ульяновске – новая система потребует колоссальной перестройки работы чиновников, переориентирование её на нужды граждан в реальном времени.

Из прорывных направлений проекта «Цифровое государственное управление» можно назвать создание «суперсервисов» — это комплексы услуг по жизненным или деловым ситуациям, оказываемые в электронном виде и проактивно, то есть при наступлении этой ситуации. Например, при рождении ребёнка автоматически оформляются необходимые документы и перечисляются на банковскую карту положенные по закону средства. Ещё полгода назад этот «суперсервис» существовал только в виде схемы на листе бумаги. И вот недавно на сайте госуслуг разместили прототипы первых 5 суперсервисов. Всего их будет 25. При этом два из них были предложены Ульяновской областью, и один – «Поступление в вуз» — вошёл в пятёрку первых, которые будут разработаны и запущены. По ссылке можно посмотреть прототипы суперсервисов и высказать свои предложения по ним.

Для того, чтобы эти и другие услуги в электронном виде заработали, необходимо провести массу работы, результаты которой многим покажутся фантастическими. Это электронный паспорт, цифровая подпись, биометрическая идентификация, реестр данных о граждан.

— А как так получилось, что Вы возглавили этот проект. Многие знают Вас как преподавателя, историка, краеведа, аналитика. А тут – целый заместитель в министерстве цифровой экономики и непомерно сложные технические задачи.

— «Цифровизаторами» не рождаются, их даже до последнего времени нигде не учили. Я на самом деле давно связан с IT, начиная с кружка по информатике в школе. А последний десяток лет работал в аналитической структуре администрации, где среди прочих тем вёл и тему ИКТ: помню, как готовилась первая встреча губернатора с IT-сообществом. Два последних года Центр управления реформами занимается проектной деятельностью в правительстве и органах госвласти, я занимался проектом «Развитие отрасли информационных технологий в Ульяновской области», который благодаря работе команды и проектного офиса стал в 2018 году победителем «Проектного Олимпа». Также я входил в экспертные группы, которые работали над стратегией цифровой трансформации региона – группа Всемирного банка и Ульяновского государственного технического университета. Был в первой волне обучающихся на «Острове 10-21» в прошлом году и в программе «Руководитель цифровой трансформации» (CDTO). Сейчас осваиваюсь в среде цифровых министров, которые в основном выходцы из связистов и айтишников.

Поэтому, когда возник вопрос о том, кто будет заниматься нацпроектом «Цифровая экономика», опыт нашего регионального проекта развития ИТ был как никогда кстати. Тут необходимы не технические знания, а организационные и проектные навыки. Было принято решение о создании министерства цифровой экономики путём введения ставки замминистра в уже существующее министерство и поэтому наше ведомство не только цифровой экономики, но и конкуренции. И на министерство, таким образом, возложили функции координации работы по развитию цифровой экономики и, прежде всего, реализации нацпроекта «Цифровая экономика», который я описал выше.

— Как же один замминистра может развивать целый экономический уклад или заниматься нацпроектом?

— Я — человек-оркестр (шутка). Координация цифровизации не означает, что координатор должен всё делать сам. Я только руковожу региональными проектами «Цифровой экономики», а реальная работа ведётся проектными командами, прежде всего в ОГКУ «Правительство для граждан». Здесь создан проектный офис, ОГКУ отвечает за информационную инфраструктуру, за цифровое государственное управление и информатизацию. За поддержку цифровых технологий отвечает Агентство технологического развития Ульяновской области. За информационную безопасность – соотвествующие структуры в правительстве. За кадры для цифровой экономики – кадровая служба, минобр, Агентство по развитию человеческого потенциала.

Но помимо проектов национальной программы «Цифровая экономика» есть цифровые проекты в образовании, здравоохранении, культуре, дорожном хозяйстве, в экологии. Кроме того, есть огромный проект «Умный город», который охватывает транспорт, ЖКХ и много других сфер. И всех этих проектов есть свои кураторы, руководители и проектные офисы. Необходимо вести работу синхронно, помогать друг другу. Так что на самом деле цифровизацией занимаются уже много людей. И если год назад почти никто не мог сформулировать хотя бы задачи цифровой трансформации отраслей, то теперь есть два десятка руководителей, которые не просто прошли обучение в РАНХиГС по курсу CDTO, а ежедневно занимаются вопросами информатизации и цифровизации отраслей.

— И какие направления работы уже дали результат, который можно показать?

— Показывать, может быть, рано – мы только 2 недели назад подписали соглашения с федералами по проектам, пока много организационной работы. Но работа по региональным проектам уже начата с 1 января и есть некоторые достижения.

Все поликлиники и больницы имеют широкополосный доступ к сети Интернет. До конца года завершится работа по проведению интернета в сёла с населением до 500 человек по программе «Устранение цифрового неравенств» – 207 населённых пунктов области. На днях определился победитель конкурса по подключению социально-значимых объектов к сети Интернет. Компания «Ростелеком» за 3 года подключит по оптоволокну 710 объектов – ФАПы, школы, пожарные части, органы власти. На это из федерального бюджета выделено 477 млн. рублей. Полученная на торгах экономия в 21,5% пойдёт на оплату услуг связи для подключаемых учреждений. Также до 2021 года ещё 180 объектов будут подключены по беспроводной связи.

По проекту «Кадры для цифровой экономики» три образовательных организации области получили более 14 млн. рублей на распространение своего опыта и создание условий для преподавания по направлениям информатика, математика и технологии. Также мы провели два крупных хакатона, победители конкурса «Цифровой прорыв» поедут в Казань на финал с призовым фондом в 10 млн. рублей, а также смогут претендовать на 500 тысяч в рамках программы У.М.Н.И.К. Три наших вузовских команды участвовали в образовательном интенсиве «Остров 10-22» в Сколково, показали отличные результаты, привезли интересные проекты: в УлГТУ, например, появится третья «Точка кипения» (коворкинг) и клуб «Цифромол».

По импортозамещению и безопасности также продвинулись. В органы власти закупается в основном только отечественное программное обеспечение. Первыми в стране перешли с санкционных шрифтов на свободный шрифт. Мелочь, но опыт интересный.

По «Цифровым технологиям» провели встречи с компаниями, которые готовы участвовать в федеральном конкурсе по сквозным цифровым технологиям, обсудили их проекты. Готовим также соглашения по данной теме, наподобие того, что подписали на прошлой неделе со «Сбербанком».

Что касается госуправления и цифровых услуг, то здесь у нас тоже неплохие результаты. По последним данным и по уточнённой методике 77% жителей сознательного возраста Ульяновской области зарегистрированы на портале госуслуг. Это 10 место в России и первое в ПФО. По качеству госуслуг мы пока на 21 месте в РФ и на втором в ПФО.

— А в других сферах можно привести примеры? Похвалить чиновников, которые занимаются отраслевой цифровизацией.

— Не буду отнимать хлеб у коллег и хвалиться их результатами. Но в целом впереди традиционно шло здравоохранение – Медицинский информационно-аналитический центр уже 7 лет собирает данные о врачах и пациентах. Автоматизированы многие процессы по лекарствам, анализам, хранению медицинских изображений. Но сохранить и нарастить динамику удастся только при создании ситуационного центра в здравоохранении и переходе к электронным картам пациентов. Первое – повысит качество управления отраслью, второе – даст возможность медикам и пациентам пользоваться накопленной информацией, применять алгоритмы «искусственного интеллекта». Даже простое владение информацией может влиять на здоровье людей и снижать смертность.

В образовании автоматизация достаточно высока, и есть сервисы для родителей, такие как электронные дневники. Сайты по летним лагерям, дополнительному образованию. Есть запись в садик и школу. Но пока не хватает цифровых технологий в самом обучении и так называемой «системы управления талантами».

В сфере транспорта и дорожного хозяйства всё готово к прорывным цифровым проектам, если немного добавить вычислительных мощностей. Ну и элементарное приложение по общественному транспорту, я надеюсь, появится до конца года. На Димитровградском шоссе работают «умные светофоры», это повышает пропускную способность и спасет нервы водителей.

Очень радует жилищно-коммунальный комплекс. Но тут, скорее, цифровизация идёт за счёт инициативы компаний. Личный кабинет, автоматизация платежей, раскрытие информации и даже создание сообществ жильцов на цифровой платформе.

Есть определённые подвижки в развитии «цифровой кооперации» и цифрового сельского хозяйства. Активно идёт популяризация «цифры». У культуры и туризма есть понимание движения вперёд. И пусть сервисов для жителей региона пока совсем немного, трансформация в отраслях государственного управления уже началась.

— Ну и как мы смотримся на фоне других регионов? Мы «цифровая столица»?

— Если мы и столица, то наверное, айтишная, а не цифровая. Мы в десятке регионов России по числу IT-компаний, в пятёрке по благоприятности климата для них и по серьёзности этих компаний. Чтобы стать цифровой столицей у нас должно быть много дата-аналитиков и дата-исследователей. Компетенции есть, есть цифровые лидеры. Наши компании внедряют цифровые технологии в промышленности, ветроэнергетике, здравоохранении. Наши айтишники автоматизируют помимо этого торговлю, культуру, банкинг, волонтёрскую деятельность и даже азартные игры по всему миру. Думаю, что таких проектов у них будет становиться больше в нашем регионе. И число цифровых лидеров будет расти во всех отраслях.

Но для этого нам необходимо подтянуться по базовым вещам. Нарастить плотность информационной инфраструктуры, увеличить подготовку необходимых специалистов и вовлечённость населения в процессы цифровизации. Здесь мы, по статистике, пока далеко не столица, но реализация национального проекта «Цифровая экономика» должна существенно изменить ситуацию в лучшую сторону.

— Если проект национальный, то как, кстати, обстоят дела с поддержкой со стороны федерального центра?

— Федеральный бюджет как я сказал, направит за 6 лет более триллиона рублей на реализацию нацпроекта. Больше всего средств пойдёт на информационную инфраструктуру. Это федеральные деньги и Ульяновская область получит в итоге не менее миллиарда рублей на эти цели.

Далее. Федеральные средства пойдут на поддержку школьников, школ и других образовательных организаций, а также на переобучение специалистов – на кадры для цифровой экономики. Также мы бесплатно сможем участвовать в федеральных образовательных программах.

Разработки и внедрения цифровых технологий также будет поддерживаться федеральным центром. Уже с этого года.

Со следующего года областной бюджет получит субсидии на проекты «Информационная безопасность» и «Цифровое государственное управление».

— Наши читатели спрашивают, не является ли цифровая экономика «разбазариванием» бюджета?

— Пока у региональных проектов национальной программы «Цифровая экономика» нет регионального финансирования. Субсидий в областной бюджет также не поступает, федеральные средства идут напрямую физическим и юридическим лицам региона в рамках федеральных мероприятий. Средства же, которые идут, в том числе, и на достижение целей региональных проектов, расходуются пока по существующим статьям бюджета. То есть единой госпрограммы, например, для закупки программного обеспечения не существует. И некоторый элемент неразберихи в связи с этим, действительно, существует.

Но в рамках нацпроекта, во-первых, планируется централизация рассредоточенных средств, что повысит степень их контролируемости и эффективность расходов. А, во-вторых, средства по нацпроектам будут находиться под контролем и надзором очень большого числа соответствующих органов, так как за нацпроектами следят чрезмерно тщательно. А, в-третьих, главное в проектах – это результат. И его наличие будет главным индикатором, эффективности расходов. Так что общественность, жители региона сами смогут оценить успех проектов. Та же Общественная палата.

— И завершая. Что ожидает нас в ближайшие год-два в результате реализации проекта?

— Помимо развёртывания инфраструктуры, к которой могут получить доступ помимо учреждений любые граждане, организации и провайдеры, в рамках проекта мы планируем создать Ситуационный центр Губернатора области. Это – революция в работе с данными в органах власти, что повысит эффективность их работы и управляемость регионом.

В следующем году мы планируем массовое обучение студентов и повышение квалификации работающего населения, а также отдельных групп предпенсионного возраста, находящихся под риском увольнения. Рассчитываем на 1000 персональных сертификатов на обучение. Увеличение контрольных цифр приёма на IT-специальности в вузах. В этом году они составляют 500 человек, а в конце проекта увеличится вдвое. Цифровые навыки будут получать и студенты других специальностей – по несколько тысяч человек в год. Отдельно обучим 300 государственных и муниципальных служащих – уже в этом году.

Рост доли отечественного программного обеспечения в закупках будет стимулировать развитие внутреннего рынка для наших IT-компаний. Сами расходы государства на IT вырастут (сейчас это всего 60-80 млн. рублей в год). Рассчитываем также, что региональные компании и стартапы получат гранты на своё развитие.

Изменится работа МФЦ, граждане перестанут общаться с чиновниками для решения своих вопросов, а при получении государственных и муниципальных услуг будут получать их в самые короткие сроки. Государство не будет стоять между человеком и информацией об этом человеке. Взаимодействие человека и государства уйдёт в цифровую среду, повысит прозрачность власти и её эффективность.

На самом деле национальный проект «Цифровая экономика» – это не только про провода и данные, это план коренной трансформации государственного управления. Государство должно быть таким же удобным для граждан, как банковское приложение на смартфоне.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.