Крепенько подумав, я решил что мы слишком много внимания уделяем  всякого рода  окололитературной возне…

А ведь ЛИТЕРАТУРА – это  только то, что сотворил  автор, что он представил читателю –  независимо от  всякого рода  побрякушек, восхвалений, поруганий, похвальных листов и  финансовых благодеяний властей.

Как говорил премудрый Саади: «Оставил нам чекан души своей..»

Не более – и не менее.

Потому   я решил просто публиковать   произведения авторов – без всякого  суждения о них…

Публиковать и большое и маленькое  (по размеру).

Пусть слово скажет читатель.

Сегодня знакомьтесь  с  новым  романом  Сергея Юрьева.

Жан Миндубаев.

***

Сергей ЮРЬЕВ

ШАНС МИЛОСЕРДИЯ

 

«Зло – это строительный материал для добра».

Михаил Анчаров, русский писатель, XX век.

 

ГЛАВА 1

 

«Судьба никогда и никому не делает подарков. Платить приходится за всё, что происходит с тобой в жизни – и за доброе и за дурное. А того, кто отказывается платить, рано или поздно заставят отработать…»

Леонард Загорулько, галицийский поэт, писатель и бард, XXII век.

 

22 дня месяца Абу, 5060 год со дня сошествия Мардука с небесной тверди. Катушшаш, административный центр имперской провинции Кетт.

 

Как только раздался оглушительный вой сирены, парадная дверь университета распахнулась, и внутрь, расталкивая немногочисленных студентов и преподавателей, ворвались солдаты в полевой форме и при оружии. Они выстроились по обе стороны парадной лестницы, ведущей на второй этаж, и только после этого в здание неторопливо вошёл упитанный подполковник Ночной Стражи в чёрном мундире с золотыми петлицами. Он взял из рук адъютанта услужливо протянутый громкоговоритель, окинул тяжёлым взглядом всех, кто толпился в вестибюле, откашлялся и начал вещать:

– Господа! Именем имперского военного наместника приказываю всем незамедлительно пройти в зал собраний. Там будет сделано важное сообщение. Прошу не толпиться и проходить организованно. Без паники! Вы находитесь под защитой вооружённых сил Империи и покровительством Ночной Стражи.

– Что за чертовщина? – шепнул на ухо доценту Флоре Озирис профессор Ларс Гидеон. – Вроде бы всех, у кого здоровье было, уже мобилизовали.

– Ничего, профессор, – попыталась успокоить его Флора. – Скоро и вас под ружьё поставят. А меня определят санитаркой в военный госпиталь. Чем больше стране нужно солдат, тем меньше потребность в учёных нашего профиля.

– Не смейте так говорить, – ещё тише сказал профессор. – Мы все понимаем, что Империя в опасности, враг силён и коварен, и от нас требуются определённые жертвы. Всё ради будущего.

Подполковник, вернув адъютанту мегафон, величественно двинулся верх по лестнице, а несколько сотрудников Службы Общественного  Спокойствия, одетых в светло-голубую униформу, дали понять всем гражданским, что надо следовать за ним. Причём тех, кто попытался выскользнуть на улицу, тут же загоняли обратно солдаты, оставшиеся у входа. Более того, вскоре в помещение начали заталкивать всех, кто в этот момент находился снаружи – у давно не работающего фонтана и на территории университетского сквера.

– Я думаю, нас просто решили разогнать, – поделилась Флора своими соображениями с профессором, двигаясь в людском потоке. – Кому сейчас нужна древняя история?!

– Властям видней, – согласился Ларс и тут же пискнул, поскольку его нога попала под «шпильку» сапога идущей впереди студентки.

– Простите профессор, – извинилась та, оглянувшись, и в этот момент солдат из оцепления подтолкнул её в спину прикладом карабина.

Уже через пару минут всё, что осталось после шести мобилизаций от профессорско-преподавательского состава, и немногочисленные студенты собрались в просторном зале собраний, рассчитанном на две тысячи человек. Но сейчас частично занятыми оказались лишь первые ряды кресел – не более полутора сотен мест.

Подполковник вышел на сцену, поднялся на трибуну, сделал паузу, дожидаясь, пока все угомонятся, начал свою речь:

– Господа! Мы все – и вы, и я, и трудящиеся, отдающие все силы грядущей победе, и воины на фронтах – конечно, понимаем всю сложность положения, в котором находится наша благословенная Империя и её многострадальный народ. Весь остальной мир объединился против нас, обрушив на нашу славную армию военную мощь пятидесяти держав. Мы должны ясно осознавать, что Империя – это всего лишь треть суши, а Федерация занимает две трети пригодных для жизни территорий, причём, наиболее богатых ресурсами и благоприятных в климатическом отношении. В Империи проживает лишь четверть населения мира, а остальные три четверти пребывают под гнётом так называемых демократических правительств, погрязших во лжи и коррупции. Чтобы сохранить свою ненавистную народам воровскую власть, правителям стран-агрессоров необходим внешний враг, и, если бы не было Империи, им пришлось бы воевать между собой. Из этого следует, что Империя является единственным надёжным гарантом мира, источником правды, справедливости, здравого смысла и сохранения тех нравственных ценностей, что были завещаны нашими предками. Вам как представителям истории, одной из древнейших и самых чтимых в нашем обществе наук, это должно быть понятно как никому другому. Однако очевидно и то, что ресурсы нашего государства хоть и велики, но не бесконечны, и необходимо подчинить все наши действия требованиям высшей целесообразности. А цель у нас одна – установить мир и оказать посильную помощь угнетаемым народам. Уже целое поколение граждан Кетта выросло оберегаемое грозным скипетром величайшего императора Одишо-Ашура XII, и это спасло молодёжь страны от тлетворного влияния идей и соблазнов, распространённых на территории противостоящей нам Федерации, где процветает падение нравов, пренебрежение к традиционным ценностям, алчность и бесчестие. А ведь был момент, когда правители Кетта уже готовы были отдать эту страну на растерзание серверным варварам и подписать договор о вступлении в Федерацию. Лишь твёрдая гражданская позиция большинства населения страны и рука помощи, протянутая Империей, смогли предотвратить эту роковую, эту трагическую ошибку.

Ларс Гидеон уже задремал в соседнем кресле и, похоже, правильно сделал. Прежде чем речь зайдёт о том, ради чего затеяно это собрание, подполковник, скорее всего, изложит всю историю присоединения Кетта к владениям дома Ашшуров, а также перечислит все значимые вехи его интеграции в культурное и экономическое пространство Империи. Флора и рада была бы последовать его примеру, но минувшей ночью её сон ни разу не нарушили ни сирены воздушной тревоги, ни вопли вечно пьяного соседа, так что ей удалось выспаться.  А значит, скорее всего, придётся выслушать это враньё с начала и до конца. Едва ли даже студенты-первокурсники, которых усадили в передние ряды, верят в байки, что изложены в учебнике «Новейшей истории имперской провинции Кетт». На самом деле всего двадцать с небольшим лет назад Кетт оставался единственным на всей Аппре государством, которое было достаточно сильным и обширным, чтобы позволить себе такую роскошь как нейтралитет. Однако главной проблемой для обеих сторон конфликта было именно то, что Кетт находился как раз между ними – от самого Моря Заката до Тигриной гряды – почти непроходимой цепи гор, высота которых достигала полутора фарсахов. Воевать в таких условиях было почти невозможно, так что до сих пор многие исследователи расходятся во мнениях, что послужило истинной причиной вторжения имперский войск – то ли природная агрессивность Ашшуров, то ли интриги спецслужб Федерации, которые рассчитывали, что оккупированный Кетт станет костью в горле у Империи. Война была скоротечной, и за пределами столицы население даже не сразу заметило, что власть сменилась. Остатки армии с кучкой недовольных граждан ушли в горы на востоке страны и оттуда до сих пор ведут вялотекущую партизанскую войну. Возможно, их давно бы уничтожили, если бы конфликт с Федерацией затих хотя бы ненадолго, хотя бы на год. Однако противостояние с северными соседями требовало непрерывного напряжения сил – тут подполковник не соврал. Не исключено, что и оценка, данная им нравственному климату в странах Федерации, также недалека от истины, но в итоге всё равно получается отборное враньё, именуемое официальной точкой зрения. Всё это можно было не слушать, но не для «политинформации» же вломился сюда этот бравый офицер в сопровождении двух взводов солдат. Причём, это явно были не резервисты из частей Территориальной Обороны, а отборные бойцы из десантно-штурмовой бригады, чья база находится в полуфарсахе к северу от административного центра провинции. Значит, докладчик всерьёз полагает, будто то, что он намерен сообщить, вполне может вызвать волнения, недовольство, а может быть, и сопротивление. Зря он так полагает! Что бы он там ни сказал в конце своей пламенной речи, здесь никто и не пикнет. Уже лет десять прошло с того дня, когда в Катушшаше был последний митинг протеста. На него собралось человек сто – не больше, и военная администрация даже не обратила на его внимания. Протестующие постояли и разошлись. Правда, по слухам, до сегодняшнего дня ни один из его участников не дожил…

-…и в свете всего сказанного я должен сообщить, что Университет истории Царства Кетт высочайшим Указом временно приостанавливает свою деятельность. – Подполковник сделал паузу, прислушался, но, не услышав недовольного ропота, продолжил: – Причиной такого решения стала, разумеется, не только вынужденная экономия финансовых ресурсов. Имперское правительство никогда не жертвовало и не намерено жертвовать культурой и образованием, поскольку и то, и другое, является краеугольным камнем стабильности и процветания нашего общества. Дело в том, что за последние два десятилетия Кетт окончательно интегрировался в состав Империи, а значит и историю его следует рассматривать не как нечто обособленное, а исключительно в контексте общей имперской истории. На прошлой неделе в Имперской Академии, которая, как вам всем должно быть известно, находится в столице нашего обширного государства, открыта кафедра древней истории северных имперских территорий, которая и будет заниматься, кроме всего прочего, изучением кеттских древностей и обучением специалистов соответствующего профиля. Все студенты университета в количестве, – подполковник заглянул в шпаргалку, – восьмидесяти трёх человек переводятся в столицу, где им монаршей милостью будет предоставлено общежитие, оформлена регистрация по месту проживания и предоставлена стипендия  в размере сорока чиклей ежемесячно.

В рядах, которые занимали студенты, раздался одобрительный гомон, но один из солдат, выстроившихся по периметру вдоль стен, с громким клацаньем передёрнул затвор, и снова наступила тишина.

– Что касается преподавателей, – продолжил подполковник, – то, разумеется, всех наших замечательных адъюнктов, доцентов и профессоров Имперская Академия не может обеспечить должностями, соответствующими их статусу, научным достижениям и накопленному опыту. Так что предлагается всего четыре вакансии – в том числе, заведующего кафедрой. На эту должность приглашается  почтенный  Ларс Гидеон, доктор исторических наук, который в своём труде «Имперские корни древнего Кетта» доказал, что данная территория уже не в первый раз стала частью нашей благословенной Империей, и сейчас этот естественный исторический процесс стал необратимым.      Аплодисменты, господа!

Профессор поднялся, и все взгляда теперь были обращены к нему. Студенты дружно откликнулись на призыв докладчика, однако в рядах, которые занимали преподаватели, раздалось лишь несколько вялых хлопков. Большинство из них волновало только одно – кому достанутся оставшиеся три вакансии. Впрочем, Флора была далека от подобных мыслей. Среди полутора сотен её статей и десятка монографий, написанных за последние годы, не было ни одной, которая носила бы идеологический характер, имела патриотический подтекст и могла быть положительно оценена имперскими властями.

– Должности доцентов кафедры также займут… – Подполковник сделал эффектную паузу и все замерли в ожидании. – Арбела Атурия, Лилит Нахрейн и Нинус Шимон!  –

Он выждал, пока стихнут хлопки, и продолжил: – Что касается остальных преподавателей, то имперские власти не забыли и об их благополучии. С ними будет заключён трёхмесячный контракт по систематизации университетской документации и музейных экспонатов, а также по их упаковке для отправки в Ниневию – в Центральное имперское хранилище, где они будут находиться в полной безопасности вдали от театра боевых действий. По исполнении данного контракта каждый их сорока двух преподавателей получит по полторы тысячи чиклей, что позволит вам, ни в чём не нуждаясь, заняться дальнейшим трудоустройством. Могу по секрету сказать, что сейчас на двадцатой миле к юго-западу от Катушшаша начато строительство завода по производству ракетных двигателей, и мне только вчера звонил директор строительства и просил помощи в решении кадровых вопросов. Ему нужны не только технические специалисты и строительные рабочие любой квалификации, но и сотрудники в отдел пропаганды и просвещения. Тем, кто не найдёт работы, местная администрация будет выдавать стандартный еженедельный продовольственный набор. Но я уверен – до этого не дойдёт. Я уверен в вашей высочайшей сознательности и в том, что никто из вас не позволит себе висеть на шее у воюющей страны. Все, кто отправляется в Ниневию, должны прибыть на Южный вокзал завтра ровно в полдень. Минута опоздания будет означать, что вы будете лишены всех предложенных вам милостей.

Это всё. До завтра все свободны.

– Ахикар молодец, – заявил профессор, поднимаясь со стула. – Я всегда говорил, что этот мальчик далеко пойдёт.

– Кто? – спросила Флора. – Кто куда пойдёт?

– Ахикар! – Профессор взглядом указал на подполковника, который собирал бумаги с трибуны. – Он был студентом у нас. Десять лет назад выпустился. Такая быстрая карьера! Подойду. Поздравлю и поблагодарю.

– Может, не стоит, – попыталась остановить его Флора. – Он человек занятой, ему, наверное, некогда с нами общаться.

– О, нет-нет, я должен…

Едва бывший студент в чёрном мундире спустился в зал, профессор бросился ему наперерез, но путь ему преградили двое солдат.

– Пропустить! – скомандовал подполковник, кивнул в ответ на бурное приветствие профессора, дружески взял его за локоть и начал шептать что-то на ухо.

Ларс несколько раз кивнул, и лицо его приобрело несколько озадаченное выражение.  Он дождался, пока бывший ученик и солдаты покинут зал, глядя им вслед, а потом двинулся к коллеге, растерянно озираясь по сторонам.

– Что он сказал? – спросила Флора, почему-то перейдя на шёпот. Профессор был явно не в себе.

– Да так…

– И всё-таки?

– Он просил не очень распространяться.

– Профессор, я же вас знаю. Вы всё равно скажете.

– Да… Ларс замялся, прислушался и, убедившись, что стих топот сапог в коридоре, продолжил: – Он посоветовал мне завтра не приходить на вокзал.

– Почему?

– Не объяснил. Сказал только, что мне лучше остаться.

– И что вы намерены делать?

– Не знаю, дорогуша, не знаю. Может, вы что-то посоветуете?

– Я?

– А кто же?

– Я не могу знать, что он имел в виду.

– А я, кажется, догадываюсь…

– Поделитесь?

– Незачем делиться догадками. Делиться стоит только фактами.

– Хотите, я вас провожу до дома?

– Не стоит. Я, знаете ли, здесь пока посижу. Попрощаюсь с родными стенами. Всё-таки сорок шесть лет здесь прошло. В стенах этих…

Флора помогла ему сесть и двинулась к выходу,  в дверях оглянулась, заметив, что Ларс сидит, схватившись за сердце. Хотела было вернуться, но старик лишь махнул рукой, давая понять, что не нуждается ни в помощи, ни в сочувствии.

Когда она шла по коридорам, в здании уже никого не было, и только облезлый рыжий кот, проживающий на кафедре археологии, цокая коготками по стёртому паркету, семенил ей навстречу. Флора поманила его, взяла на руки, погладила, но от мысли взять с собой отказалась, подумав, что ещё предстоит работа по систематизации архива, а значит, и животное какое-то время без присмотра не останется.

Когда она вышла из парадного подъезда, на улице суетилось несколько рабочих, которые под присмотром двух солдат что-то выгружали из кузова военного грузовика, окрашенного в защитные цвета. Проходя мимо, он разглядела небольшую мраморную стелу с надписью «Штаб 22-й воздушно-десантной армии».

Ясно! Все эти разговоры о ценности науки и байка о централизации исторических исследований понадобились только потому, что штабу армии понадобилось приличное здание в центре города.  И ещё это могло означать, что Империя готовит очередное крупное наступление. Никогда раньше непосредственно в Катушшаше не дислоцировалось крупных воинских соединений, поскольку самые активные военные действия велись к западу от Тигриного хребта, там, где исконные имперские провинции соприкасались с приграничными государствами Федерации. Но постепенно театр военных действий смещался на запад. Об этом не писали в газетах, об этом не сообщалось в ежедневных сводках Имперского информационного агентства, но сарафанное радио давно донесло, что находившаяся вдоль северных границ Кетта долина Бит-Замани, бывшая житница страны, три года назад подверглась массированной химической атаке и сейчас превращена в безжизненную пустыню. Год назад бомбовозы Федерации первый раз «облегчились» на западной окраине Катушшаша, уничтожив давно закрытую сувенирную фабрику. После этого имперским властям пришлось потратиться на строительство военного аэродрома к северу от города, но, не смотря на это, налёты не прекратились. Пару недель назад бомбы упали неподалёку от простоявшего два тысячелетия дворца правителей царства Кетт, а сбитый бомбовоз свалился прямо на центральную улицу города, где как раз проходило очередное патриотическое шествие. Неделю после этого город хоронил детей, женщин и стариков…

Ей повезло. Трамвай № 16, что следовал прямо до её дома, пришёл вовремя и оказался не слишком переполненным. Флоре даже не пришлось висеть на подножке.   Она бросила в кассу монетку в четверть чикля, оторвала билет, протиснулась к окну на задней площадке и, ухватившись за поручень, попыталась задремать. Только бы не слышать пересуды попутчиков. С каждым годом слухи, что ходили по городу, становились всё страшней, а отношение людей к собственному будущему всё безучастней. Но обрывки фраз лезли в уши с несгибаемым упорством.

– …а ещё говорят, на северной окраине крысы завелись размером с енота.

– …хлеб с прошлого года вдвое подорожал, а у меня тесть инвалид…

– …у соседа брата арестовали за то, что самогонку гнал. Три года дали за незаконную торговлю и два добавили за то, что не признался, где сахарок доставал…

– …сына-то у меня уж три года, как призвали. Хоть бы ранили, а то хрен ему, а не отпуск…

– …говорят, Великий саган приказал безработным участки земли выделить. Половину урожая – себе, а остальное – армии родной. А кто скроет лишний огурец – того на год в каторжные работы.

– …главное – культура. Сохраним культуру – сохраним себя как нацию.

Кто это там за культуру беспокоится? В такое-то время. Ей даже стало любопытно глянуть, кто ведёт подобные разговоры, и она начала потихоньку протискиваться в ту сторону, откуда донёсся голос.

– …это отцы наши страну просрали…

– …так  будем сидеть и не рыпаться…

– …козлы они все…

– …в горы надо уходить.

– Думаешь, ты там нужен кому?! Там стрелять надо уметь, а не на мандолине играть!

Спорили между собой худосочный парень в длинном зелёном свитере и молоденькая девушка в белой футболке и коротенькой синей юбочке. Флора признала в них студентов Высшей школы искусств, где она раз в неделю читала лекции по древней истории. Она подошла к ним вплотную, взяла девушку за руку, чтобы привлечь внимание и шепнула ей на ухо:

– Вы бы воздержались от таких разговоров в общественном транспорте. И глазом моргнуть не успеете, как синерубашечники в подвалы СОС уволокут.

– Это точно! – заметил парень, расслышавший конец фразы, дважды кашлянул, в упор посмотрел на Флору и тут же отвёл взгляд.

Позади началась какая-то возня, и буквально через пару секунд чьи-то сильные пальцы сдавили её запястья. Кто-то, бесцеремонно расталкивая народ, потащил её к выходу. Остановка «Площадь Возрождения». Дверь с грохотом открылась, её выволокли наружу и протащили сквозь толпу желающих втиснуться в трамвай.

Флора не смотрела на тех, кто её схватил. Она проводила взглядом парня и девушку, которые продолжали стоять у окна и, вероятно, спокойно продолжали свой крамольный разговор. Раньше ей приходилось лишь слышать о том, что некоторые студенты подрабатывают таким вот позорным образом, но как-то не очень верилось, что люди бывают способны на подобную низость.

– Гражданка, пройдёмте. – Жилистый мужчина в сером костюме не выпускал её запястья, а его напарник в мешковатых серых шортах и оранжевой майке доставал из заднего кармана наручники.

– Куда? – Вопрос был совершенно излишним – и так всё было понятно.

– Куда следует!

До мрачного серого здания Имперской Службы Общественного Спокойствия дошли пешком – до него от остановки было всего-то полторы тысячи локтей. Казалось, конвоирам было даже приятно демонстрировать прохожим свою добычу, а она ловила на себе взгляды идущих навстречу людей – презрительные, равнодушные, а порой и сочувственные. Людей на улицах, впрочем, было немного. Население Катушшаша вообще заметно сократилось за последние два десятилетия – кто-то попал под очередную волну мобилизации, кто-то перебрался во внутренние области Империи, кто-то предпочёл поселиться в пригородах, чтобы быть подальше от военной администрации, но были и такие, кто сбежал в горы к повстанцам.

Это серое здание, где до имперского вторжения располагалась городская управа, за последние годы стало воплощением страха. Большинство жителей города были уверены, что из него нет выхода, и любой, кто окажется внутри, останется там навсегда. На кухнях болтали о том, что в подвалах находится чаны с кислотой, где уничтожают тела подданных, признанных неблагонадёжными. Флора в эти байки не верила, но менее страшно от этого не становилось. Она всеми силами старалась не выдать того ужаса, который ею овладел. Первым погибает не тот, кому страшно, а тот, кто потерял самообладание и поддался панике. В конце концов, никакого преступления против существующего режима она не совершила. Даже в мыслях не было…

Её втолкнули в маленькую дверь справа от центрального входа, и чьи-то руки в темноте подхватили её за локти. Тёмный коридор казался бесконечным, и невидимки, что вели её сквозь непроглядную тьму, не сказали ни слова. Каждый новый шаг давался труднее предыдущего, и вскоре начали подгибаться колени, ступни, казалось, налились свинцом, но она продолжали идти, превозмогая нарастающий страх. Там, в конце коридора, могла оказаться стенка, к которой её поставят, чтобы пустить пулю в затылок, и все силы уходили на то, чтобы отогнать эту навязчивую мысль.

А ведь день начинался, как обычно… Ничто не предвещало подобного исхода, и надо же было такому случиться, что все беды свалились скопом – и закрытие университета, и эта глупая провокация.

Конвоиры отпустили её и торопливо ушли, со скрипом закрыв невидимую дверь за спиной, а потом в глаза ударил свет. Лампа, стоящая на столе была направлена прямо в лицо, и скованные за спиной руки не позволили прикрыть глаза ладонями.

– Имя?! – донёсся до неё голос явно скучающего человека.

Только теперь, прищурившись, она разглядела тёмный силуэт мужчины, сидящего за столом.

– Флора.

– Фамилия?

– Озирис.

– Возраст?

– Сорок два.

– Где трудитесь?

– Доцент кафедры археологии Института древней истории.

– Неплохо выглядите для доцента. – Хозяин кабинета повернул вниз колпак настольной лампы, щёлкнул выключателем под столешницей, и загорелся тусклый верхний свет. – Так лучше?

– Да.

– Я прошу извинить, но вас доставили сюда раньше, чем принесли ваше дело. Поэтому я пока не знаю, как мне следует с вами обходиться. – Дознаватель откинулся в кресле, сохраняя непроницаемое выражение лица. – Пока можете присесть. Табурет слева от вас.

– А руки можно освободить?

– Терпение…

Флора присела на край табурета и огляделась. Низкий сводчатый потолок, стены, сложенные из грубо отёсанных булыжников, пол, покрытый дешёвым желтоватым пластиком – казалось, всё здесь было устроено именно для того, чтобы вызвать у человека ощущение тревоги и неуверенности в себе. Зданию было уже более четырёхсот лет. Когда-то давно, при одном из царей Кетта последней династии, здесь была резиденция казначея царского двора. Может быть, уже тогда это помещение использовалось для допросов и истязаний подданных, уклонявшихся от уплаты податей? Стены были буквально пропитаны болью, но она продолжала убеждать себя, что у неё нет причин для страха, что всё обойдётся. Но с каждой минутой надежда слабела, и отчаянье подступало всё ближе и ближе.

За спиной вновь скрипнула дверь, в комнату вошла девушка в голубой униформе, прошла к столу, молча положила на него тоненькую папку, мимоходом с нескрываемым любопытством глянула на Флору и также, не сказав ни слова, удалилась.

– Так… –

Дознаватель открыл папку, бегло просмотрел несколько листов, пристально посмотрел Флоре в глаза и откинулся в кресле, придав себе непринуждённую позу. – Думаю, что наши агенты несколько поторопились с задержанием. Вы не успели сказать ничего такого, за что вас можно привлечь к серьёзному наказанию. Максимум – административный штраф в размере двухсот чиклей за непочтительную характеристику представителей власти.

Но я обязан разобраться в ваших мотивах. Я должен понять, кто вы – заблудшая душа или потенциальный враг Империи.

– Я? – Флора села прямее. – Я… Нет, я не враг. Я все годы работала. Ни одного нарекания…

– Это ещё ни о чём не говорит! Поверьте, я знаю, как тонка грань между сомнением и неповиновением. Называя служащих нашего ведомства «синерубашечниками», словом, имеющим явно негативный смысловой оттенок, вы изволили высказать пренебрежение ко всей системе обеспечения общественного спокойствия. А это недопустимо! Тем более, в условиях военного времени.

– Простите, господин…

– Можете называть меня «господин шурта».

– Господин шурта, я всего лишь хотела предостеречь этих молодых людей от недопустимых высказываний. – Флора немного успокоилась. – Да, возможно, я выбрала не те слова, но мне кажется, было бы куда более преступно пройти мимо, не обратив внимания на подобные инциденты. В конце концов, и мы, работники образования, должны вносить свою лепту в дело сохранения общественного спокойствия.

– Вы либо дьявольски хитры, либо чертовски наивны, – заявил шурта, выдержав длинную паузу.  – И всё таки… Можете вы кратко, точно и ясно сформулировать свою жизненную позицию и отношение к имперским властям? Только честно! Не надейтесь, что ложь вам поможет выкрутиться.

– Я… – Флора на секунду задумалась. Если начать восхвалять оккупационный режим, то её слова точно признают враньём. – Я просто хочу жить. Я просто хочу заниматься любимым делом. До сих пор мне в этом никто не мешал. Так что, меня всё устраивает.

– Неправда. Всё не может кого-либо устраивать! Даже у самых патриотично настроенных подданных не может не быть причин для недовольства.

– Господин шурта… Я очень недовольна тем, что у меня сейчас скованы руки. Но я верю в справедливость, в то, что вы беспристрастно разберётесь в моём деле. И надеюсь, что хотя бы прикажете снять с меня наручники, а то руки уже начинают болеть.

– Хорошо. – Шурта ещё несколько секунд неотрывно смотрел ей в глаза. – Я готов даже не взыскивать с вас штрафа. Но при одном условии.

– При каком же?

– Двадцать шестого дня месяца Абу на площади Возрождения состоятся торжественные проводы резервистов Катушшаша в действующую армию.  Согласны произнести там краткую речь? Две минуты – не больше. Этим вы подтвердите свою лояльность по отношению к имперским властям, и все мои сомнения относительно вас исчезнут. Думаю, трёх оставшихся дней вам хватит на подготовку.

– Я…

– Да или нет?!

– Я… Да. Мне нужно кому-нибудь предварительно показать текст?

– На выходе вам вручат постановление о применении к вам воспитательной меры воздействия. Текст речи вместе с этим документом передадите в шестой отдел секретариата Великого сагана не позднее послезавтрашнего вечера. Знаете, где это?

– Да. Разумеется…

Шурта нажал кнопку под столешницей, сзади снова скрипнула дверь, донеслись мягкие торопливые шаги, кто-то невидимый привычным движением разомкнул наручники и также поспешно удалился.

– Распишитесь здесь и здесь. – Он ткнул пальцем в лист бумаги, лежащий на столе, и протянул ей чёрную ручку, предварительно обмакнув перо в чернильницу.

Флора расписалась не глядя, хотя на долю секунды её пронзила мысль, что там может быть признание во всех смертных грехах.

– Всё! Свободны. – Шурта указал ей на дверь.

– Пока свободны…

 

ГЛАВА 2

 

«Несовершенство – это величайший дар, которым Господь облагодетельствовал нас. Благодаря этому дару, нам есть, к чему стремиться, у нас есть путь, которым мы можем идти».

Преподобный Диоген Арктурский, богослов, настоятель планеты-монастыря Гермит, XXVIII век

 

22 августа 2923 года. Галактика Млечный Путь, внешний рукав Персея.

 

Малый десантный корабль «Владимир Комаров»  вынырнул из «кротовой норы» в девяти тысячах парсеков от Солнца,  зато в опасной близости от безымянного жёлтого карлика.

– Чуть не вляпались, – заметил штурман Клим Багров, отстёгивая привязные ремни. – Всего сто миллионов километров от звезды. Даже не ожидал от себя такой точности.

На самом деле он был рад, что не придётся неделю телепать в обычном пространстве к заданной цели. Вероятность оказаться внутри какого-либо массивного объекта здесь, на окраине галактики, была так близка к нулевой, что принимать её в расчет не было ни малейшего смысла.

– Можно подумать, ты сам рассчитывал курс, – ехидно заметила борт-инженер Вьорика Стан. – Забыл, как господа из Совета Безопасности тебе перед стартом втюхали готовую программу и запретили в неё лезть.

– Откуда тебе знать, что они были из Совета Безопасности?

– По рожам видно.

– А вот и не подерётесь, – вмешалась в дискуссию Наики Кадзи, врач и психолог, добровольно взявшая на себя ещё и обязанности кока. – Вы забыли, что нам вообще толком не сказали, зачем мы потащились в такую даль. Так что, уверяю вас, повод устроить друг другу стресс у вас ещё будет. И не один.

– Клим, рассчитайте курс к третьей планете, – распорядился капитан Егор Касыгбай и, глядя на монитор сферического обзора, добавил: – Вы не находите, что эта планетная система поразительно похожа на Солнечную.

– Нахожу, – бодренько отозвался Клим. – Ещё как нахожу. Не знал бы, что мы где-то у чёрта на рогах, мог бы и перепутать.

– Каково время подлёта? – поинтересовался капитан.

– Через полтора часа будем на орбите, – ответил штурман. – Какую высоту задать?

– Такую, чтоб нам всё видно было, а нас никто не заметил, – ответила за капитана Наики.

– Кому тут на нас смотреть?! – Клим усмехнулся, продолжая стремительно бегать пальцами по сенсорному экрану навигатора.

– Зря вы так легкомысленно относитесь к ситуации, – вдруг заметил до сих пор молчавший Тиглат Юханна, учёный-исследователь, которого прикомандировали к экипажу в последний момент, и буквально за два часа до старта, и с рекордной скоростью загрузили несколько тонн прилагавшегося к нему оборудования.

– Какая-такая ситуация? – спросила Вьорика. – Нет ещё никакой ситуации.

– Вот поэтому и следует относиться с предельной серьёзностью ко всем возможным вариантам, – твёрдо заявил Тиглат. – Вы думаете, я знаю больше вашего о цели нашей миссии?

– Именно! Так мы и думаем! – честно ответила Вьорика. – Нам даже не сказали, кто вы по специальности, и что нам запихнули в грузовой отсек.

– Об этом вы могли и раньше спросить. – Тиглат загадочно хмыкнул. – Я – лингвист. Точнее – палеолингвист. Специалист по мёртвым языкам. Доктор филологических, исторических и общественных наук. Бейрутский университет.

– Ого! – Наики даже присвистнула. – И с кем вы тут собираетесь беседовать по-шумерски?

– Я уже сказал, что мне известно не больше вашего. – Ассириец развёл руками. – Но, видимо у тех, кто нас сюда отправил, есть основания полагать, что на одной из местных планет есть, с кем поговорить. Вам-то, капитан, как сформулировали задачу?

– Посмотреть, что здесь есть интересного и действовать по обстановке, – ответил Егор после непродолжительной паузы. – Информацию отправить по нуль-каналу и ждать дальнейших распоряжений.

– Пойдёмте в кают-компанию чай пить, – предложила Наики, поднимаясь из кресла. – Всё равно раньше, чем долетим, ничего не узнаем.

– А я бы, кстати, и перекусил чего-нибудь, – заявил штурман Багров. – Наики, лапушка, окрошечки не организуешь?

– Со сметанкой?

– С ней!

– С хренком?

– А как же!

– С кваском?

– С чем же ещё! – Штурман облизнулся.

– На ужин сделаю. А сейчас – чай с сушками, – безжалостно заявила она и первой направилась к выходу с «мостика».

– Вот так всегда, – уныло произнёс Клим и последовал за ней, справедливо рассудив, что сушки – лучше, чем ничего.

Чай Наики заварила самостоятельно, не доверив это священнодействие кухонному автомату.

– Сегодня будем пить гёкуро из Удзи, – заявила она, заливая слегка остывший кипяток поочерёдно в пять маленьких чайничков. – Жемчужная роса…

– А сахарку дадут? – поинтересовался Клим, но Наики лишь посмотрела на него как на сумасшедшего.

– Продолжаем разговор, – обратилась Вьорика к Тиглату, пригубив светло-зелёного чайку. – Что за технику загрузили нам в трюмы?

– Это «Соуч».

– Что?! – влез в разговор Клим.

– Мы чаще эту систему называем «Распознайка», – сообщил Тиглат. – Разработана научным центром в Дели. Вычислитель, способный найти систему в любом хаосе. Круг возможных задач не ограничен, но создан, в основном, для дешифровки памятников письменности исчезнувших цивилизаций и мёртвых языков.

– И как? Успешно? – поинтересовался капитан.

– А мне дали поработать?! – Тиглат отхлебнул чайку, довольно улыбнулся и благодарно посмотрел в глаза Наики. – Очень вкусно. Так вот… Прибор мы даже собрать не успели. Прибежал ректор и давай торопить. Сутки на сборы. Вот так…

– У нас аналогичная фигня, – посочувствовал ему Клим, разламывая сушку. – Сутки на сборы. Вьорику так вообще из отпуска отозвали. Даже доехать не успела до своих Дубоссар. А мне нравятся неожиданности. И задание нам подкинули – лучше не придумаешь! Посмотреть на то – не знаю что. Класс! Полная свобода действий!

– Я те покажу свободу! – попытался охладить его пыл капитан. – Действовать будем строго по инструкции.

– Понятно… Тихо наблюдать и ни во что не вмешиваться. – Штурман залпом допил остывающий чай. – На планету-то хоть высадимся?

– Инструкция этого не запрещает, – обнадёжил его капитан. – Мне решать – мне и отвечать…

– А расскажите ещё о вашей «Распознайке», – обратилась к Тиглату Вьорика. – С ним общаться-то можно? Или просто: поставил задачу – получил результат?

– Общаться с ним можно. Только не называйте его «Распознайкой» – обидится. Просто Соуч. Или господин Соуч.

– Может, его ещё Вашим Высокопревосходительством величать? – Штурман не понял, были ли последние слова ассирийца шуткой, но на всякий случай решил перейти в атаку. – Лет двести назад, как сейчас помню, на крейсере «Кустанай» тоже затеяли бортовой вычислитель адмиралом величать. Кончилось тем, что пришлось ему плазменным резаком мозги выжечь – во избежание военного конфликта галактического масштаба.

– Клим, хватит байки травить, – попыталась урезонить штурмана Вьорика. – Не слышала я ничего подобного. Не было ничего такого.

– Так информацию сразу засекретили! – продолжал Клим настаивать на своём.

– Вообще-то, я посоветовал бы с Соучем быть повежливее. – Тиглат пристально посмотрел на штурмана, давая понять, что серьёзен, как никогда. – Монтируется он на базе универсального вездехода «Чипа», снабжён пятью манипуляторами, один из которых развивает усилие до пятидесяти тонн. А часть блокировочных программ с него снята, поскольку они создают препятствия решению задач высокого уровня сложности.

– Значит, вы ещё и бешеного робота притащили! – констатировала Наики. – Зря я вас, похоже, чаем поила.

– Нет-нет! Не зря. Если что, я за вас ему словечко замолвлю…

– Вам помочь его собрать? – предложила Вьорика.

– Нет, спасибо. У вас неплохая команда дроидов.

– Они только меня слушаются.

– Тогда буду весьма признателен.

– Наики! Сушки кончились! – вскричал штурман. – Как насчёт добавочки?

– Ты один все и смолотил. Я тебе не только кок! Я ещё и врач, а потому должна пресекать попытки предаваться всяческим излишествам, в том числе, и обжорству.

– Вот так всегда – скажет, как отрежет, – пожаловался Клим ассирийцу, поскольку точно знал, что от остальных членов команды ждать сочувствия бесполезно.

В этот момент пискнул сигнал датчика нуль-связи. Пришло сообщение. Просто побеседовать с командованием на Лунной базе с такого расстояния было невозможно – пришлось бы потратить энергию, которой хватило бы для годового освещения города средней величины. А вот краткое послание, упакованное в сигнал продолжительностью не более наносекунды особых затрат не требовало.

– Ну-ка, что нам пишут… – Капитан щёлкнул пальцами, и свободное кресло за столом заняла голограмма, как две капли воды похожая на Джину Капулетти, флаг-адмирала шестой эскадры флота Академии Наук Земной Федерации. Впрочем, на голограмме Джина выглядела лет на семьдесят моложе, чем в жизни, да и голос звучал куда более мягко и мелодично.

«Господа! Поздравляю вас с прибытием к месту назначения. Сразу же прошу меня извинить за то, что перед вылетом вам не была должным образом поставлена задача. На тот момент я сама толком не разобралась в ситуации и поэтому решила не грузить вас своими догадками. Однако вице-президент нашей Академии, почтенный Ади Сухарто в свойственной ему манере настоял, чтобы вы катились к чёртовой бабушке как можно быстрей, потому что ему не терпится знать, что творится у некой безымянной звезды, координаты которой ему нашептали неизвестные доброжелатели. Кто и зачем передал ему неизвестно какую информацию, я и сама до сих пор понятия не имею, но предположениями поделиться могу. Так вот: очень узкий круг приближённых осведомлён о том, что наш почтенный вице-президент является одним из немногих представителей человеческой расы, с которыми котхи снисходят до прямого контакта. Очень рассчитываю на то, что и вы об этом будете помалкивать. Так что, смею предположить, что именно котхи нашептали ему, что там, где вы сейчас находитесь, должно происходить нечто важное, нечто такое, что необходимо держать под контролем. Мне клещами пришлось тянуть из него подробности, но сказал он немного – скорее всего, потому что сами котхи, общаясь с ним, говорили в привычной для себя манере – загадками. Единственное, что мне удалось понять: на одной из планет системы, в которую вы угодили, находится земная колония. Причём возникла она задолго до того, как человечество вышло в космос. Не думаю, что вам удастся выяснить, каким образом это произошло, но вы должны собрать сведения о численности населения, уровне развития технологий, культуре, социально-политическом устройстве, этнической принадлежности населения и степени агрессивности этой цивилизации. На подготовку доклада даю трое суток. Информацию отправьте по каналу нуль-связи и ждите дальнейших распоряжений. Вам, конечно, покажется странным, что подобная задача ставится перед экипажем корабля, не укомплектованного полным набором специалистов соответствующего профиля. Мне тоже это представляется неправильном, однако вице-президент настоял на том, чтобы круг лиц, посвящённых в данную операцию, был минимальным. Мне едва удалось убедить его, чтобы в вашу команду включили лингвиста, поскольку без него поставленная вам задача была бы вообще невыполнимой. Лично я думаю, что наш дорогой вице-президент не вполне уверен в том, что общался именно с котхами, и вполне допускает, что эта встреча ему просто пригрезилась. Так что, скорее всего, такая секретность миссии вызвана ещё и тем, что наш дорогой Ади Сухарто просто боится оконфузиться. Так что, если вы там ничего не обнаружите, я смею рассчитывать на то, что вы проявите по отношению к нашему старику максимум деликатности. Желаю успеха. Да пребудет с вами сила».

– Вот так шуточки! – воскликнул Клим, едва голограмма исчезла.

– Ты чем-то недоволен? – поинтересовалась Наики. – Может, пару инъекций успокоительного?

– Водки стакан! – потребовал штурман.

– А вот мне чертовски интересно, что там за цивилизация получилась, – заявила Вьорика. – И как они здесь оказались – тоже интересно.

– А вот это-то как раз и очевидно, – вполголоса заметил капитан.

– Что очевидно? – спросила Вьорика.

– Как их сюда занесло…

– И как? – поинтересовался Тиглат.

– Конечно, эту задачку лучше бы подкинуть вашему господину Соучу, однако и моим незамысловатым мозгам ясно, что единственный вариант – проделки котхов. Они-то нас обнаружили на несколько тысячелетий раньше, чем мы их.   

– Логично, – согласился Тиглат, – однако почему бы не предположить, что высокотехнологичная земная протоцивилизация в незапамятные времена вырвалась из колыбели?

– Чушь несёте, – дала Вьорика оценку его версии. – Думаю, что господин Соуч со мной согласится.

– А вот у него давайте и спросим! – Тиглат принял вызов. – Только сначала его надо собрать и активировать. До выхода на орбиту ещё есть время. Думаю, успеем.

– Прошу! – Борт-инженер двинулась к выходу, жестом предложив Тиглату следовать за ней.

– Эй! А кто артиллерию приведёт в боевую готовность? – крикнул ей вслед Клим.

– Вот ты и займись, – предложила ему Вьорика, прежде чем за ней закрылась дверь.

– Да, правда, Клим, приведи-ка в боевую готовность оборонительные системы, – распорядился капитан. – Никто ж не знает, чего можно ожидать от этих колонистов.

– А ты не боишься их спровоцировать? – заметила Наики.

– На что?

– На агрессивные действия.

– Ой, ну ты даёшь, – тут же вспылил штурман. – Можно подумать у нас по палубе матросики забегают, пушки расчехлять начнут у всех на виду!

– Наики, ты знаешь, что по инструкции к любой ранее не посещавшейся планете мы должны приближаться с установленными щитами и активированной оборонительной системой, – сказал своё веское слово капитан. – Не нами эти инструкции писаны, не нам и нарушать.

– Вот так! – Клим поставил в дискуссии заключительную точку и гордо удалился.

– Капитан, хочешь, я открою тебе одну тайну? – спросила Наики, едва Клим покинул кают-компанию.

– Личную?

– Почти. Этого даже нет в файле моих персональных данных…

– Если честно, то чужие тайны меня не очень интересуют. Особенно если они личного характера.

– Но это имеет некоторое отношение к тому, что сейчас происходит.

– Ну, тогда… Тогда – пожалуй.

– Только пообещай, что никому…

– Могила!

– Я два года состояла в секте «Коевито Котхо», была последовательницей преподобного Кацуи Такахаси, который сейчас отбывает пожизненное заключение на Фобосе.

– Вот как?

– Ты хоть знаешь, что это за секта?

– Никогда не слышал.

– Что б ты понял, переведу название – «Почитатели котхов». Кацуи проповедовал, что смысл жизни каждого представителя человеческой расы – стать котхом, то есть существом совершенным и всемогущим. Каждый в этом мире способен стать богом, и когда все это осознают, наступит эра высшей гармонии.

– И что для этого требовалось? – из вежливости поинтересовался Егор. Этот разговор ему с каждой секундой казался всё более странным и неуместным.

– Пройти особый ритуал смерти.

– Чего?!

– Смерти. Конечно, первый шаг – завещать всё своё имущество общине. К счастью, я была тогда школьницей, ничего своего у меня не было. Потому, наверное, и жива до сих пор.

– Как же тебя после этого в космос-то выпустили?

– Мой дядя тогда был большой шишкой – префектом Фукуи. Он постарался, чтобы из дела секты изъяли несколько страниц…

– Я одного не понимаю: зачем ты мне всё это рассказываешь?

– А затем, что я кое-что знаю о котхах. Знаю такое, о чём обычно не распространяются.

– Мало ли чего о них болтают…

– Я знала одного. Лично.

– А вот сейчас мне действительно стало интересно. Только давай покороче. До выхода на орбиту всего несколько минут.

– Однажды в секте появился парень. Така. Он-то и сдал всех. Готовое дело принёс в полицейское управление. С полным набором доказательств. А потом исчез. Без следа. А дядя мне потом по секрету сказал, что его и не было.

–  Как не было?

– Просто не было. Не существовало такого человека. Появился ниоткуда и ушёл в никуда.

– Ты думаешь – котх? Зачем котху сдавать секту почитателей себя любимых?

– Я думаю, они против того, чтобы им поклонялись.

– Зачем ты мне всё это рассказала?

– А затем, чтобы ты имел в виду: котхам мы, люди, не так уж и безразличны, как принято считать. Вот и всё.

– Ну, это я и сам знаю. Им нужны игры и развлечения! И человечество им для этих целей – в самый раз. Мой старший брат погиб в стычке при Тартессе. А всё потому, что котхам приспичило в войнушку поиграть. Испытать на себе захотелось, что это такое… И нам безумно повезло, что эта игра им наскучила с первого раза.

– Извини, Егор, я не хотела…

– Не надо, Наики, не извиняйся. Не за что тут извиняться. А этот парень… Как его?

– Така.

– У него какие-то странности были?

– В секте странности были у всех. У него – не больше, чем у остальных. А почему ты спросил?

– Да просто хочу знать, как отличить котха от человека. Вдруг придётся встретиться.

– Думаю, что никак. Они же могут принимать абсолютно любой облик. Только зачем им скрывать, кто они такие?

– Шпионить!

– От них и так ничего не скроешь.

– Да ну тебя. – Капитан поднялся. – Идём на мостик.

– Да. Пора?

– Пока дойдём…

Пришли как раз во время. На большом обзорном мониторе возникло объёмное изображение планеты очень похожей на Землю всем, кроме очертаний суши и океанов. По мере того, как корабль облетал небесное тело, становилось ясно, что материк здесь всего один. Он тянулся от полюса к полюсу, постепенно расширяясь ближе к экватору. Три четверти поверхности занимал океан, где среди бескрайних вод затерялось несколько архипелагов. В левой части появилась таблица: состав атмосферы, давление, температура на поверхности, уровень гравитации…

– Поразительно… – прошептала Наики.

– Что именно? – поинтересовался капитан.

– Люди заселили порядка восьмисот планет, если считать Окраинные миры, и нигде условия настолько не совпадали с земными. Тот, кто выбирал землянам новый дом, видимо, очень постарался.

– Посмотри. – Капитан указал на горный хребет, пересекавший восточную часть материка на полпути между южным полюсом и экватором. На его северо-западной оконечности, которая только что ушла в ночь, мелькало множество едва заметных огоньков.

Масштаб изображения увеличился до максимума, и оказалось, что огоньки маневрируют, их хаотичное движение постепенно обретает некую закономерность, а часть из них выстроилось в стройные ряды.

– Есть движение! – воскликнул штурман, тихо подошедший сзади, пока Егор и Наики заворожено глядели на толкотню блуждающих фонариков.

– Напугал! – Наики повернулась к нему боком и чувствительно толкнула плечом, так что тот отлетел на пару метров.

– А я что? Я ничего… Корабль к обороне готов! – доложил он капитану и тут же добавил: – Правда, обороняться здесь, похоже, не от кого. Никаких рукотворных небесных тел и электромагнитных сигналов искусственного происхождения наш сканер не распознал. Может, десантный бот отправим на поверхность? А в нём меня и доктора. Мне без доктора шагу шагнуть нельзя. Ещё поскользнусь, упаду, очнусь, а гипс наложить некому…

– Куда спешишь, Климушка? – Вьорика была тут как тут.

– Ну сами подумайте, – воззвал штурман к обществу. – Когда пойдём на следующий виток, большая часть материка уже будет в ночи, а сейчас пройтись вдоль западного побережья – само то.

– Согласен, – неожиданно для всех заявил капитан. – Только с доктором полечу я.

– Это почему это? – возмутился Клим.

– А потому, что, боюсь, дров ты наломаешь. С дисциплинкой у тебя нелады. Забыл, за что тебя из военного флота турнули?

– Я сам ушёл…

– А вот лапшу мне на уши вешать не надо. Я с твоим личным делом ознакомился.

– А для меня, господин капитан, местечко найдётся? – Тиглат протиснулся вперёд между бортинженером и штурманом. – А то вдруг с кем-то и поговорить удастся…

– Вы что, уже выучили язык аборигенов? – попытался поставить его на место Егор.

– Если речь идёт о переселенцах с Земли, пусть даже древних, это серьёзно облегчает мою задачу. – Чувствовалось, что ассириец настроен более чем серьёзно. – Если учесть, что аккадский и аромейский я знаю назубок, то вообще проблем никаких. Если повезёт…

– Доктор, высадки на поверхность я в любом случае не планирую, – не дал ему договорить капитан. – Так что, пока коней придержите. Цель первого вылета – оценка степени риска, а значит, состав экипажа должен быть минимальным…

– …согласно действующей инструкции, – закончила за него Наики.

– Именно! – подтвердил капитан и, подтолкнув врача к выходу, последовал за ней.

Десантных ботов на борту было три, но только один из них был снабжён лазерными пушками малой мощности. После кратких раздумий он решил воспользоваться другим – вторгаться в атмосферу чужой планеты на вооружённом корабле считалось дурной приметой.

– «Невидимку» сразу включать или когда в атмосферу войдём? – спросила Наики, усаживаясь в пилотское кресло.

– Может, я поведу? – предложил капитан.

– Это приказ?

– Нет. Предложение.

– Не в обиду будет сказано, но у меня опыта атмосферных полётов раз в десять больше, чем у тебя. Я на Токё два года на неотложке работала. – Она запустила стартовый двигатель. – Да ты наверняка знаешь, раз в личных делах копался.

Егор решил не отвечать. Да, копался. И что? Капитану положено знать об экипаже всё. Токё – одна из самых молодых и дальних колоний Земли, куда в последние годы массово отправляются мигранты с перенаселённого острова Хоккайдо. Один медицинский центр на всю планету, а временные поселения разбросаны по всему «шарику». Десантный бот – единственное средство, чтобы сделать медицинскую помощь действительно скорой. Копался… Не копался, а внимательно изучал, как и требует соответствующая инструкция. И пусть болтаю, что хотят…

Бот тряхнуло, потом ещё раз, и вскоре началась болтанка, а в лобовое стекло ударили клочья серых облаков.

– Сбавь обороты. Не дрова везёшь. – Капитан похлопал Наики по плечу.

– Быстрей проскочим – быстрей всё увидим.

– Не забудь «Невидимку» включить.

– У них что – радары есть?

– У них глаза есть…

– Есть, капитан! Будет сделано, капитан!

Бот вынырнул из облачности буквально в полукилометре от земли, как раз там, где океанские волны бились о скалистый берег.

– Забирай вправо, – распорядился капитан.

– Сама знаю, – огрызнулась Наики, сосредоточенно вглядываясь в сухую каменистую поверхность, на которой изредка попадались низкорослые скрюченные деревца.

Они летели буквально в сотне метров от земли на минимальной скорости, но никаких следов жизнедеятельности разумных существ пока не наблюдалось.

– Смотри, – Егор указал на линию горизонта, над которой стелилась полоса чёрного дыма.

Наики увеличила скорость, и буквально через пару минут они увидели, что по наезженной грунтовой дороге медленно ползёт колонна устрашающего вида стальных машин на гусеничном ходу. Из клёпаных башен торчали короткие стволы пушек огромного калибра, и над каждой из машин возвышалась труба, откуда валил густой чёрный дым, в котором трепетали на ветру закопченные знамёна, где на жёлтом поле были изображены красные стилизованные фигуры крылатого мужика с бородой, целящегося из лука.  Справа от колонны, с наветренной стороны, чтобы не глотать дым, шла колонна солдат с обнажёнными загорелыми торсами и дробовиками на плечах.

– Мальбрук в поход собрался. – Капитан усмехнулся, глядя на эту демонстрацию военной мощи. – Тебе не кажется, что жизнь у местных – так себе?

– Кажется, – ответила Наики. – Давай-ка послушаем эфир.

– Ты думаешь, радио здесь уже изобрели?

– Не думаю. Знаю.

Капитан и сам уже разглядел сквозь дым, что на одном из «танков» вместо орудийной башни стоит ажурная конструкция, которая не могла быть ничем, кроме антенны.

– Дыжмин сывъят ктала дыян хайлтанута… – Обладателя уверенного мужского голоса явно не смущал треск атмосферных помех. Речь была яркой, импульсивной, богатой интонациями и явно убедительной для тех, кто её понимал.

– Запись включила?

– Обязательно.

– Интересно, что профессор скажет?

– У него господин Соуч есть. Вместо мозгов…

– Зачем ты так? Не знаешь же толком, что за человек.

– Я о нём ничего дурного сказать не могу. Он мне даже понравился. Просто… Чем умнее совершеннее техника, тем бесполезнее становится человек. Меня это иногда напрягает.

– Нашла место…

– Извини, капитан. Действительно. Не сейчас.

– Давай-ка возвращаться. На первый раз достаточно.

– А может, пролетим над дорогой на север? Куда-то она ведёт.

– Хорошо. Только недолго.

– А долго и не понадобится. Скорость у них – пять километров в час, топливо, судя по всему, – сырая нефть, КПД – ничтожное. До заправки точно недалеко.

Действительно, не прошло и пяти минут, как впереди обнаружилась ступенчатая пирамида, сложенная из красноватого песчаника, а неподалёку от неё – сколько десятков стальных кубических ёмкостей для горючего. На плацу у подножия пирамиды занималась строевой подготовкой рота солдат в кольчужных рубахах, стальных шлемах с широкими полями, вооружённых точно такими же дробовиками, как и у тех бойцов, что были на марше. Едва бот завис над пирамидой, они выстроились в две шеренги, образуя живой коридор, ведущий к лестнице, что поднималась к площадке на вершине сооружения. Из покосившегося глинобитного барака, стоявшего неподалёку, двое мускулистых парней вывели тощего паренька с наголо обритой головой и сопроводили его сквозь строй. Следом вышел пожилой человек в красной мантии и последовал за ними. Когда парня подтолкнули, чтобы тот поднимался по лестнице, шестеро барабанщиков начали отбивать дробь. Но несчастный самостоятельно подниматься на пирамиду не желал, и двое охранников его буквально волоком потащили вверх. Лишь степенно идущий человек в мантии придавал этому странному ритуалу видимость торжественности.

– Что это, капитан? – Наики и сама догадывалась, что происходит внизу, но что-то ей мешало признаться в этом себе.

– Либо казнь, либо жертвоприношение.

– А может, языка возьмём? Заодно и спасём человека.

– Думаю, нам не стоит вмешиваться в ситуацию, которой не понимаем. Может, это убийца, вор или насильник. Может, он заслужил смерть.

– И ты дашь ему умереть?

– Здесь наверняка каждую минуту умирают сони людей. Если не тысячи. Всех не спасёшь.

– Нам информация нужна?

– Конечно.

– Так давай! Снизимся до двух метров над этим мерзким капищем. Всё равно они нас не видят. Я шокер прихватила на всякий случай! Конвой вырубим, парня заберём.

– Нет!

– Почему?

– Потому что это приказ.

– Тогда полетели. Не хочу этого видеть. – Она потянула на себя ручку управления, и бот, задрав нос, резко пошёл вверх по спирали. Резкий рывок летательного аппарата вызвал завихрения воздуха, которые подняли пыль и песок, сдули вниз, тех, кто поднимался по лестнице, и разметали строй солдат, стоявших на плацу.

– А вот так ты точно могла кого-то убить.

– Тебе же всё равно.

– Одно дело – не мешать им убивать друг друга, и совсем другое – самим нести смерть.

– Подумаешь, кто-то там получил пару переломов. Зато они могли это принять как знак, что их боги не хотят этой жертвы.

– Ты уже и за их богов что-то решать взялась?

– Выруби уже это радио! – потребовала Наики. – У меня от него уже голова трещит.

– Через минуту само замолкнет. Мощности не хватит за нами гоняться…

– Шутишь?

– А что остаётся делать…

 

                                (Продолжение следует).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.