Что Вы делаете со своей старой ванной после ремонта? Увозите на дачу? Там она обретает новую жизнь  и служит резервуаром. Накапливая дождевую воду для поливки огурцов, ванна становится важным звеном в круговороте воды в природе.

Архитектура советского модернизма — пласт ушедшей истории и нуждается в обновлении. Что же делать с оставшимися после реставрации материалами?

В одном из архитектурных журналов конца 90-х годов мне попалась интересная статья о работе художника-архитектора Александра Бродского, в которой говорится о городской инсталляции из фрагментов классических карнизов, балясин и т.п. Оказалось, что из руин можно создавать что-то интересное — фиксировать уходящее время и новые культурные смыслы. В качестве наиболее известных примеров его работ с «обломками» истории можно привести Павильон для водочных церемоний на территории пансионата «Клязьминское водохранилище» Московской области и Ротонду в арт-парке «Никола-Ленивец» Калужской области.

Художник работает с воспоминаниями. Для него и детали советской жизни, и античные руины — археология одного порядка. Из отживших своё вещей и материалов, используя творческое воображение, он заставляет по-новому взглянуть на русскую архитектуру. Очевидно, что такой творческий метод, если взглянуть на него шире, подходит не только для античных руин и осколков советского быта, но и для архитектуры модернизма.

В Ульяновске появилась уникальная возможность взглянуть на проблему сохранения культурного наследия с другого ракурса. В настоящее время идут ремонтные работы на здании Ленинского мемориала. Многие строительные и отделочные материалы будут заменены и выброшены на свалку. Почему бы не придумать интересную историю и сохранить в виде музейной экспозиции фрагменты старых демонтируемых изделий и материалов (профили витражей, стекло, мрамор, арматуру, кирпичи и многое другое)? Такая экспозиция может быть не только интерьерной (например, в огромном подвале Мемориала), но и виде городской или парковой инсталляции.

Инсталляция из осколков советского прошлого, если её создавать как произведение искусства, может стать культовым проектом и одним из брендов города, вывести его в один ряд с территориями, на которых рождаются новые культурные смыслы.

Мы живём в удивительное время:
скульптура создаётся без участия скульпторов, архитектура — без архитекторов, города — без градостроителей и урбанистов, реставрация выполняется без реставраторов. Примеров множество. В такой ситуации говорить о традициях формирования культурных смыслов сложно, но, тем не менее, необходимо.

В 80-х годах у нас  в стране существовало интеллектуальное творческое явление, которое называлось «Бумажной архитектурой». Молодые талантливые архитекторы, не имея возможности строить, создавали утопические проекты, многие из которых получили международное признание. Страна в те годы была одним из мировых лидеров про производству культурных смыслов — ироничных, оригинальных, фантазийных, словом, разнообразных по художественному языку.

Сегодня, к сожалению, доминирует «искусство» ширпотреба, которое для восприятия не требует интеллектуальной подготовки. Такое «искусство» обращается не столько к чувствам, сколько к инстинктам.

Почему бы сейчас, когда уже накопилась усталость от безвкусицы «культуры» потребления, не вернуться к интеллектуальным методам работы с городской средой, тем более, есть повод это сделать.

Фото. Ремонтные работы на фасаде здания Ленинского мемориала

Фото. Павильон для водочных церемоний на территории пансионата «Клязьминское водохранилище» Московской области

Фото. Ротонда в арт-парке «Никола-Ленивец» Калужской области

Бумажная архитектура
Александр Бродский, Илья Уткин

«Остров стабильности или Музей скульптуры под открытым небом»

«Музей исчезнувших домов»

«Хрустальный дворец»