Публикация группы «Старый Ульяновск. Brandergofer»

Уже давно не оставляет ощущение, что со зданием Областной филармонии – Симбирским общественным собранием архитектора Ф.О.Ливчака, «Ласточкиным гнездом» по образному определению Б.В.Аржанцева – происходит что-то неладное. Наверное, это мнение разделяют многие. В группу написала Екатерина Сергеевна Гайсина: «Сейчас оно [здание] выглядит очень плохо, и я не понимаю, как руководство города и области собираются решать эту проблему…». Чтобы узнать это, Екатерина Сергеевна направила письма в мэрию и правительство области и получила, как она пишет «ожидаемые ответы» (фото 1-3). Выходит, что никак не собираются.

Но и без этих отписок складывается впечатление, что власти уже поставили на филармонии жирный крест. Здание на замке, концертные мероприятия перенесены в Мемориал, орган планируется перенести туда же: решение пусть даже вынужденное, но очень спорное. Кажется, в перспективе здание филармонии вообще не просматривается. Ремонтные работы, не доведенные до конца, прекращены на неопределенный срок (навсегда?). Вид здания с облупленной штукатуркой, осыпающейся лепниной, висящими обрывками строительной сетки навевает тоску и желание сказать что-то очень нелестное в адрес авторов картины «Разруха». Прилагаемые официальные ответы не только не добавляют оптимизма, но лишь укрепляют в этом печальном мнении. А ведь еще несколько лет назад звучали совсем другие речи. Но запала хватило ненадолго…

Март 2015: https://ulpressa.ru/2015/03/17/filarmoniyu-perestroya..
…Речь идет о начале работ по ремонту здания областной филармонии – в этом году приступят к разработке проектно-сметной документации. Здание фактически перестроят – внутри его будут разбирать и строить заново, как это делали с Домом-музеем Гончарова и научной библиотекой…
Здание не ремонтировалось десятки лет, причем уже давно ходят разговоры о том, что находиться в нем опасно – и зона оползневая, и потолки уже крошатся. Поэтому в 2015-2016 годах будет разработан проект реставрации, а к концу 2017 года здание намерены отремонтировать. Планируется, что внутри филармония фактически будет построена заново, как ремонтировали Дом Гончарова, насыщенный теперь компьютерами-указателями и прочей музейной техникой…

На совещании 18 ноября 2015 года губернатор С.И.Морозов заявил: «Несмотря на непростые финансово-экономические условия, реконструкция (?!) нашей областной филармонии – это проект № 1. Я прошу очень внимательно к этому относиться…»

Май 2016: https://media73.ru/2016/82245-zdaniyu-ulyanovskoj-fil..
В сентябре в здании областной филармонии начнется ремонт, который продлится в течение двух лет. За это время зданию вернут первозданный вид, задуманный архитектором Фёдором Ливчаком в 1905 году. В период ремонта все запланированные филармонией мероприятия будут проводиться в Ленинском мемориале.
«В ходе реставрации планируется восстановление той первозданности, которая была задумана архитектором. В 70-х годах прошлого века здание изменило свой облик за счет новоделов. Эти пристрои будут снесены», – пояснила директор областной филармонии Лидия Ларина.
Особое внимание будет уделено укреплению фундамента здания из-за движения подземных вод, которое было зафиксировано гидрологами. Также предусмотрена замена дверей и окон, кровли, архитектурных и лепных деталей на фасадах и внутри помещений.
Орган фирмы «Ойле», установленный в 1982 году, законсервируют в саркофаг на время ремонта. Планируется, что пока его заменит переносной орган, о приобретении которого сейчас ведутся переговоры с профессором Петербургской консерватории Даниэлем Зарецким.

Май 2018: http://ulgrad.ru/?p=171328
В 2016-м памятном оползнями году мы обращали внимание на оставшуюся без ухода водоотводящую трубу на волжском склоне в самом центре Ульяновска. Речь о трубе, которая идет по правому краю территории «Ленинских горок» прямо под зданием филармонии. Сразу после оползней вокруг нее появилось два провала…
За прошедшие два года проблема решена не была. Более того, она еще и усугубилась. До сих пор вода из-под филармонии течет не по трубе, а прямо по оползневому склону, размывая его на самом верху. За два года количество промоин в склоне прямо под старинным зданием увеличилось. Мы смогли насчитать уже три провала вокруг трубы и возле нее…
Напомним, в 2016 году нижняя часть склона под филармонией обрушилась из-за оползня. Позже областные чиновники перенесли ремонт здания филармонии на неопределенный срок. Уже после начала ремонта выяснилось, что здание потеряло устойчивость из-за оползня и для его приведения в порядок нужно больше средств, чем планировалось. Сейчас здание, являющееся памятником архитектуры, закрыто для посетителей. Орган из него предлагается перевезти в Мемцентр, так как якобы из-за его веса волжский склон и рушится.

Январь 2018: http://ulnovosti.ru/content/3/39373/
Ульяновская филармония ликвидирована как юридическое лицо. Ульяновск теряет и само здание, являющееся памятником культурного наследия. Все это происходит на фоне огульного пиара региональных чиновников под лозунгом «Ульяновск – культурная столица».
Распахнуть свои двери после объявленного капитального ремонта ульяновская филармония, согласно паспорту объекта, должна была еще в июле минувшего года. Но этого не случилось. Обшарпанные стены, полуразбитые окна, сталактиты снега, свисающего с крыши, огромные трещины, местами запененные монтажной пеной, а где-то замазаны цементным раствором, сигнальная лента, огораживающая подход к входу здания, да листок бумаги о том, что филармония переехала в мемцентр…За два года губернаторских обещаний отремонтировать Дом музыки тут не только ничего не изменилось, но и усугубилось, а про ремонт здесь не напоминает ровным счетом ничего…
Если вспомнить, сколько раз ульяновской филармонии обещали денег на капитальный ремонт, – пальцев на руках не хватит. Впервые о необходимости капремонта губернатор заявил ровно пять лет назад, пообещав с барского плеча 288 млн. руб. Но в бюджет на 2014 год деньги вовсе не заложили. На ремонт тогда выделили сущие крохи, которых едва хватит на то, чтобы отремонтировать туалеты. Даже парковку не смогли ликвидировать, несмотря на заверения губернатора http://ulnovosti.ru/content/3/30581/.
В 2015 году капремонт филармонии… признали проектом №1 в регионе. Правда, обещанная сумма снизилась кратно, а на выделяемые 36 млн. рублей чиновники замахнулись усилить фундамент, отремонтировать зрительный зал, лестницы и балконы, крышу, заменить окна и двери, лепные и архитектурные детали на фасадах и в интерьерах помещений и привести близлежащую территорию в порядок. Из всего вышеперечисленного в итоге отремонтировали лишь крышу да частично дыры залили бетоном…
Неизвестно никому и каково состояние органа, который два года стоит законсервированным. Музыкантам пообещали временное пристанище в Мемориальном центре. Впрочем, ситуация еще раз подтвердила: ничего нет более постоянного, чем временное. А региональные чиновники – от губернатора до главы минкульта Мезиной, руководителя Фонда «Культурная столица» г-жи Ившиной, руководителя Мемцентра Лариной – предпочитают о проблемах не вспоминать.
Все это лишь еще раз указывает на то, что ульяновская филармония еще два года назад одновременно с переименованием в Дом музыки попала под операцию «Ликвидация». Во всем мире филармония существует, а в Ульяновской области ее ликвидировали даже юридически…
Косвенно на то, что музыканты вряд ли когда вернутся в это историческое здание, указывают и планы директора Мемцентра г-жи Лариной перенести орган в здание мемцентра… Помещение абсолютно не приспособлено под органные концерты…, а как производить реконструкцию зала, если здание мемориального центра – тоже памятник культурного значения? Стоит ли напоминать о ценности самого органа, который привезли из Германии в 1982 году. Весит он около семи тонн и состоит из 2,5 тысяч труб. Изготовлялся из различных пород дерева и металлических сплавов. Высота самой большой трубы в инструменте — 5 метров 60 сантиметров. А длина самого маленького звучащего тела в органе — всего два миллиметра. В 80-е годы прошлого века орган стоил 750 тысяч марок — около полумиллиона долларов. Сейчас более миллиона долларов. Настройкой органа в свое время занимались мастера немецкой фирмы «Ойле», и как он переживет столь сложный переезд, не может сказать никто.
Ирина Казакова

Это – лишь несколько из множества статей, живописавших радужные планы властей и фактическое плачевное состояние старинного здания, одного из лучших творений Федора Осиповича Ливчака. За два последующих года ничего достойного упоминания, кроме дальнейшего разрушения, не произошло.

Проблемы здания филармонии – это лишь видимая верхушка айсберга. Невозможно вести речь о его капитальном ремонте и реставрации без учета общего состояния волжского склона. В советское время, перед строительством объектов мемориальной зоны и разбивкой парка Дружбы народов, в укрепление склона были вложены огромные средства. Похоже, что созданный тогда запас прочности уже исчерпан, и последствия этого печального факта можно наблюдать воочию. Да, комплексные берегоукрепительные работы – это большие деньги, а локальные мероприятия окончательно проблему не решают. Но ведь надо же когда-то начинать, чтобы избежать еще более серьезных последствий. В 1920-х годах экономическая ситуация была куда тяжелее, но тогда местные власти смогли осуществить впечатляющий комплекс противооползневых работ по всему волжскому и свияжскому склону, в овраге р.Симбирки и др. Посланцы города месяцами жили в Москве, стучались во все двери, представляли планы, доказывали, бились за каждую копейку, и – сделали. В наше время, видимо, приоритеты другие.

О серьезных планах укрепления склона ничего не слышно. О менее серьезных, впрочем, тоже. Вот и из приложенных официальных ответов видно: никто об этом даже не думает. Ремонт здания филармонии отложен до проведения берегоукрепительных работ, а когда они будут проводиться и будут ли вообще – неизвестно. Или взять ведущиеся сейчас работы по «реанимации» парка Дружбы народов. Сами по себе эти работы вызывают не столько радость, сколько недоумение: оправданы ли траты бюджетных средств на ТАКОЕ благоустройство? Но дело даже не в этом. В планах по парку Дружбы народов я не усмотрел вообще никаких мероприятий по укреплению склона. А зачем? Главное – побольше плитки уложить на оползневой склон.

Более того. Наверное, мало у кого вызывает сомнение, что ситуацию со зданием филармонии усугубили «Ленинские горки» прямо под ним. Вырубка деревьев, установка конструкций на склоне – все это даром не прошло. Сейчас «Ленинские горки» – уже пройденный этап. И вот власти объявляют нам о планах строительства нового горнолыжного комплекса. Вновь без просчета возможных рисков, без объяснений: что будет сделано в связи с этим для укрепления склона. Один лишь жизнерадостный мотив: «Все будет хорошо!». Готов с радостью разделить этот оптимизм, если мне объяснят: на чем зиждется такая уверенность?

В общем, проблем много и все они завязаны в тугой узел. Будем надеяться, рано или поздно у местных властей дойдут руки до их решения. Хорошо бы «не поздно». А пока, даже на непрофессиональный взгляд ясно: мы безвозвратно теряем здание филармонии, бывшего Общественного собрания – выдающийся архитектурный памятник. И, похоже, «в верхах» с этой потерей уже смирились.
Как же можно требовать соблюдения охранного законодательства от владельцев объектов культурного наследия, когда перед глазами наглядный пример: разрушающаяся на виду у всего города жемчужина симбирской архитектуры, находящаяся в ведении областного министерства? И какого – министерства культуры! А как (наивный вопрос!) на это смотрит Управление по охране культурного наследия?

В продолжение – небольшой исторический обзор (далее)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.