22 апреля 2020 года исполнится 150 лет со дня рождения В.И. Ульянова-Ленина. Мы постараемся с разных интересных сторон показать тот противоречивый образ, который сложился на протяжении истории XX-XXI веков.

Сегодня затронем тему ленинской увлеченности чтением. Многие современники В.И. Ленина говорили о том, что тот очень любил читать. Вашему вниманию представляются воспоминания двух людей — Н.К. Крупской и В.Д. Бонч-Бруевича.

Чтение занимало особое место в жизни Владимира Ильича Ленина. Книги сопровождали его на протяжении многих лет: в Симбирске, в Казани, в годы ссылки и эмиграции, на посту руководителя первого советского правительства. В значительной степени именно под влиянием прочитанного сформировалось мировоззрение Ленина. Чтобы лучше понять Владимира Ильича, постараемся обратить внимание на круг его чтения. Отметим сразу, что не будем касаться грандиозного влияния на Ленина философских, экономических, исторических работ К. Маркса и Ф. Энгельса. Это влияние несомненно и хорошо изучено. Мы обратим внимание на художественные, критические и публицистические произведения, привлекавшие Ленина. Основой для наших выводов станут воспоминания его супруги, Н.К. Крупской, и управляющего делами Совнаркома РСФСР в 1917 – 1920 гг. В.Д. Бонч-Бруевича («Ленин о художественной литературе»).

Надежда Константиновна к моменту знакомства со своим будущим мужем была начитанной женщиной, прекрасно разбиравшейся в русской классике. Услышав от товарища, который их познакомил, о равнодушии Владимира Ильича к художественной литературе, Крупская была очень удивлена. Позднее она смогла убедиться в ошибочности этого мнения. Ленин предстал перед ней как человек не менее начитанный, знающий и любящий отечественную и мировую словесность. Миф об эстетической неразвитости Ленина был полностью развеян.

Творчеством каких писателей и поэтов, по свидетельству Крупской, интересовался Ленин в разные периоды жизни? Вспоминая годы ссылки, Надежда Константиновна рассказывает о любви мужа к поэзии А.С. Пушкина, а также к прозе Н.Г. Чернышевского. Ленин был поклонником и блестящим знатоком главного произведения Николая Гавриловича – «Что делать?». Будучи взыскательной читательницей, Крупская считала форму этого произведения наивной. Тем больше поражал её супруг: «Я была удивлена, как внимательно читал он этот роман и какие тончайшие штрихи, которые есть в этом романе, он отметил». Ещё одним автором XIX века, вызывавшим глубокую симпатию Ленина, был известный критик Д.И. Писарев. Любопытно, что Писарев в своё время шокировал читающую публику пренебрежительным отношением к творчеству Пушкина и других признанных русских классиков. Объяснить любовь Ленина к творчеству Дмитрия Ивановича можно, помня о радикализме последнего, революционной направленности его произведений.

В эмиграции Ленин с большим удовольствием читал произведения одного из основоположников символизма, бельгийского поэта и драматурга Э. Верхарна, а также стихи В. Гюго. «Громадное значение» придавал Владимир Ильич и знаменитому роману А. Барбюса «Огонь». Позднее Барбюс станет культовой фигурой в СССР, автором знаменитого афоризма «Сталин – это Ленин сегодня»…

Обращаясь к последним годам жизни Ленина, Крупская упоминала тех авторов, которых она читала мужу. В этот круг входили М.Е. Салтыков-Щедрин, Максим Горький, Демьян Бедный (при этом Владимир Ильич предпочитал его «пафосные» произведения). С воодушевлением отзывался глава Советского государства и о творчестве И.Г. Эренбурга. Наконец, Ленин высоко оценил сатирическую направленность поэзии В.В. Маяковского, хотя в его личной литературной «иерархии» Пушкин продолжал занимать более высокое место.

В.Д. Бонч-Бруевич, тесно общавшийся с главой Совнаркома, много писал о советском периоде его жизни. Являясь внимательным наблюдателем и имея выраженную склонность к систематике, «серый кардинал» Кремля детально анализировал читательские предпочтения своего патрона. Он выделил три основных «блока», из которых строился круг чтения Владимира Ильича. Во-первых, это художественная литература, знакомство с которой, по словам Бонч-Бруевича, было «огромно». Особую симпатию Ленин питал к отечественной классике, выделяя произведения Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева и – прежде всего – М.Е. Салтыкова-Щедрина. Образы, слова и выражения из сочинений корифея  сатиры оказали заметное влияние на язык Владимира Ильича. В области поэзии Ленин выделял А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.А. Некрасова. Но, по утверждению автора воспоминаний, наиболее близок Ленину был Ф.И. Тютчев. Главу советского правительства не смущали славянофильские взгляды поэта. Ценил он его за «стихийное бунтарство»; Тютчев предвкушал большие события, ожидавшие Западную Европу.

Во-вторых, Владимир Ильич был большим любителем публицистики, выделяя сочинения радикальных авторов XIX в. – русского якобинца П.Н. Ткачёва и нигилиста С.Г. Нечаева, образ которого так потускнел после издания романа Ф.М. Достоевского «Бесы». Ленин не разделял мнения тех представителей русской революционной эмиграции, которые подвергали Нечаева критике. Ленину импонировали точность формулировок лидера «Народной Расправы» (порой – инфернальных) а также присущий ему дар убеждения. Председатель Совнаркома придавал большое значение публикации произведений нелегалов ушедшего века.

В-третьих, Ленин проявлял живой интерес к литературной критике. Его внимание было обращено на творчество В.Г. Белинского, который – что важно – был знаком с произведениями Гегеля. Ленин интуитивно ощущал также, что «неистовый Виссарион» читал и ранние работы Маркса. Как показал Бонч-Бруевич, позднее ленинская догадка была доказана специалистами. Исключительное уважение Владимир Ильич питал и к творчеству Н.Г. Чернышевского. Симпатия к Николаю Гавриловичу была основана на умении последнего отразить жизнь бедноты. Безусловно, воодушевлял Ленина и революционный пафос, которым были проникнуты произведения критика.

Бонч-Бруевич обратил внимание и на манеру чтения своего руководителя. Быстрота, с которой Ленин осваивал тексты, органично сочеталась с прочным запоминанием прочитанного. В этом смысле Владимира Ильича можно сравнить, например, с классиком французской литературы О. Бальзаком или хорошо знавшим Ленина М. Горьким.

Итак, благодаря мемуарам жены Владимира Ильича и его ближайшего сотрудника мы можем с достаточной степенью полноты представить себе литературные предпочтения создателя Советского государства. И Крупская, и Бонч-Бруевич отмечают прекрасное знание Лениным художественной литературы (прежде всего – русской классики). Характерно, что его интерес к произведениям отечественной словесности не всегда зависел от их эстетической ценности. Для Ленина была исключительно важна и идеологическая основа сочинений. Мемуаристы указывают также на пристальный интерес Владимира Ильича к литературной критике. Наконец, Бонч-Бруевич в своих мемуарах  (и в этом состоит отличие от очерка Крупской) показал, что глава первого советского правительства уделял большое внимание и публицистике, проявляя большую симпатию к авторам крайне радикального толка. И всё же мы видим, что увлечённость Ленина революционными идеями и творчеством авторов соответствующего направления не истребила в нём глубокой симпатии к русской классической литературе. Любовь к классике сближает его (при всей необычности жизненного пути) с типичными представителями отечественной интеллигенции рубежа XIX – XX веков.

 

Предыдущие статьи серии:

Рогашова Е.А. Менее 150 дней осталось до празднования 150-го дня рождения В.И. Ульянова-Ленина. ЦСИ запускает цикл статей, посвященных известному земляку

https://ulpressa.ru/2019/12/19/менее-150-дней-осталось-до-празднования-150/

Качкина Т.Б. Иконографические образы Ленина в детской скульптурной и живописной лениниане. ЦСИ продолжает цикл статей, посвященных известному земляку

https://ulpressa.ru/2020/01/25/иконографические-образы-ленина-в-дет/

 

Статью подготовил специалист Центра развития истории и культуры региона АНО «ЦСИ Ульяновской области», к.и.н., М.А. Судаков

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.