Абсурд в ситуации с пандемией коронавируса зашкаливает на всех уровнях. На этой неделе разрешили работать почти всему бизнесу, с ограничениями открыли торговые центры, и одновременно ввели штрафы за нарушение самоизоляции. Люди в замешательстве – хочется сходить в парикмахерскую, но быть там – законно, а идти туда – незаконно. Также и с помощью бизнесу: пообещали нуждающимся денег, но у властей долги еще по прошлым контрактам.

Новость в руку: прокуратура Ульяновской области только в 2020 году заставила органы власти выплатить бизнесу в этом году более 80 миллионов рублей долгов по муниципальным и государственным контрактам. Например, в Николаевском районе администрация заключила контракты на поставку ГСМ и продуктов питания с четырьмя ИП, те свои обязательства выполнили, а чиновники денег не дали. Решать вопрос пришлось через прокуратуру.

Если денег не дают в нормальных условиях, то чего ждать сейчас? Федеральные власти сначала загнали весь бизнес в угол, объявив режим самоизоляции (хотя изоляция, конечно, принудительная, а никакая не «само»), затем разрешили брать беспроцентные кредиты на зарплату, а позже и вовсе пообещали деньги раздать. Однако помощь эту получить крайне сложно.

Так, опрос Торгово-промышленной палаты России показал, что представители 48 процентов российских малых и средних предприятий не могут воспользоваться предложенными государством мерами поддержки бизнеса, так как просто не попадают в категорию предприятий, которым помощь предоставляется.

Те же кредиты на зарплату, само по себе появление которых многих, скорее, возмутило, чем обрадовало: их можно получать вроде бы уже с 8 апреля, однако банки очень неохотно их выдают. Сбербанк, например, как сообщают СМИ, удовлетворил лишь пятую часть заявок. Министр экономического развития Максим Решетников также признался, что провел «контрольную закупку» и не нашел банк, где ему бы дали такой кредит.

– Из 3,5 тысячи обращений на общую сумму 24 миллиарда рублей одобрены примерно 1,5 миллиарда. А выдано реально всего лишь 400 миллионов рублей, – заявил Решетников.

С безвозмездной помощью тоже сложности: ее выдадут, только если малые предприятия сохранят всех своих сотрудников, потому что по условиям они должны сохранить 90 процентов кадров. Увольнение одного из девяти сотрудников уже чревато. При этом возмещение – только уровня МРОТ. Деньги эти еще не поступали, но проблемы, очевидно, будут.

Проблема есть и с «арендными льготами». Арендаторам должны давать отсрочки, но тем же торговым центрам льгот не предоставляется – то есть, либо арендодатели несут убытки, либо их клиенты.

В Ульяновской области власти тоже осознали, что бизнес просто гибнет, и все-таки решились: с 20 апреля тем, кто готов нести ответственность за безопасность, позволили работать. Для этого нужно заполнить специальную декларацию на сайте Корпорации развития предпринимательства, при этом рестораны, бассейны, развлекательные центры, кинотеатры и фитнес-центры пока не открывают. Маленькие кофейни на вынос, парикмахерские, салоны красоты, магазины начинают работать. При этом всех, кто выйдет на работу, будут проверять.

На этот риск многие готовы пойти. Но оправданно ли это? Посетителей будет мало – это очевидно. По одной простой причине: с четверга вводят штрафы для нарушителей самоизоляции. Можно схлопотать до 30 тысяч за простой выход на улицу без пропуска. И вот вроде бы в салон красоты девушка записаться может, но на улице ее, получается, могут поймать какие-нибудь дружинники или росгвардейцы и составить протокол?

Никто не понимает, что же теперь делать. Убытки терпят и производители продуктов питания, которые сами себе придумали меру поддержки: предложили правительству объявить мораторий на скидки в магазинах. Мол, это ж нужно только для привлечения посетителей, а мы из-за этого деньги теряем…

Что ждет нас всех дальше – страшно представить. Статистика уже начинает проваливаться: в апреле начала расти просроченная задолженность по заработной плате. Рост на 62 процента относительно предыдущего месяца – и самый большой уровень задолженности почти за полтора года. Данные по индексу промышленного производства есть только за январь-февраль, но и тут уже наметилось падение относительно прошлогодних показателей: почти на 5 процентов. В марте и апреле будет не просто падение, а, скорее всего, настоящий обвал.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.