Во вторник губернатор опубликовал пост, в котором предложил обратиться к бизнесу по эффективности принимаемых мер.

Мы задали предпринимателям вопрос напрямую: что помогло?

Для начала уточнили у Уполномоченного по защите прав предпринимателей Екатерины Толчиной, сколько в Ульяновске субъектов МСП претендуют на господдержку. Оказалось, что самой популярной из имеющихся мер является получение субсидий на выплату зарплаты. По данным Толчиной, только 20% от 43 тысяч ульяновских предпринимателей могут получить эти субсидии. Из их числа треть подала заявления и 500 уже получили отказы.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей Екатерина Толчина:

— Самая актуальная мера поддержки по мнению бизнеса — получение субсидий на выплату зарплаты. Всего  в регионе 43 тысячи предпринимателей и юрлиц, из них только 9 тысяч являются потенциальными получателями этой субсидии. Из них подали заявления 3100 предпринимателей. По моим данным, 500 из них получили отказы. Это первая проблема. Второй момент. Ко мне массово обращаются предприниматели, которые являются пострадавшими, но они не входят в перечень пострадавших отраслей. Или они ведут не основной вид деятельности, который не попал в перечень. Они не могут получить доступ к тем мерам, которые предлагает государство. Мы сейчас работаем плотно с Борисом Титовым по вопросу расширения перечня пострадавших отраслей. Мы предлагаем вовсе другой критерий: не расширять перечень максимальным количеством ОКВЭД, а ввести другой критерий — падение выручки более чем на 30% по сравнению с АППГ.

Ресторатор Дмитрий Акулин («Другие рестораны»):

— По трем компаниям мы получили субсидии по МРОТ, одна компания получила кредит на зарплаты. Две другие компании кредит не получили — был отказ. Одна из них не получила, т.к. компания существует меньше года, по другой отказ был без объяснения причин. Если объявят что-то еще, будем стараться пользоваться. Добиться получения субсидий было несложно. Да, это хорошо, что есть такая возможность получить эти деньги, т.к. для компаний, чья деятельность сейчас ограничена, каждый день убыточен. Но этих денег недостаточно, чтобы «уйти в ноль». Субсидий хватит для того, чтобы протянуть еще месяц. Реальной мерой поддержки нашей сферы будет запуск деятельности ресторанов и кафе. Также как открыли салоны красоты, магазины и в ограниченном режиме позволяют им работать. Через рестораны, работающие в режиме ограничений, пройдет в десятки раз меньше людей, чем через магазины и салоны красоты. С точки зрения механики человеческого присутствия мы несильно отличаемся от супермаркета, у нас контактных точек меньше.

Александр Синеркин, владелец мебельной фабрики «Fort»:

— Пока никаких мер поддержки не получили. Все в процессе. Пытаемся получить льготные кредиты и субсидии по МРОТ. После совещания с губернатором я написал пост в Facebook с обращением к знакомым предпринимателям по теме получения госпомощи. По моей информации, ничего никто толком не получил. У государства и предпринимателей нет нормального взаимодействия между собой. Они просто не знают, как довести свои решения до 100% предпринимателей. Я считаю, что это корыстный интерес государства. Если бы информация была бы доведена до 100% субъектов, то все бы пошли за деньгами и у государства просто бы не хватило денег. Они не популяризируют свои решения, они доходят только до 1% предпринимателей. До предпринимателя нужно несколько касаний, чтобы он разобрался, понял, нашел время, доехал, получил пакет документов, начал этим пользоваться. Никто не понимает этого и никто этим не занимается. Меры есть, но они не популярны, о них никто не знает, они не разжёвываются, на билбордах нет никакой информации. Государство неправильно использует свои информационные ресурсы.

Сергей Горбунов, генеральный директор ООО «Город Дверей»:

— Особо никакой помощи от государства я не ощущаю. У нас задекларировано несколько возможностей воспользоваться этой поддержкой — МРОТы, которые выплачивают на каждого оформленного сотрудника. Но тут нужно, чтобы были определенные ОКВЭДы. Даже если ты проходишь по ним, то у тебя не должно быть налоговой задолженности на 1 марта более 3 тысяч рублей. Вполне вероятно, что она есть. Также объявили о том, что банк может дать беспроцентный кредит на выплату зарплаты. Во-первых, кредит нужно будет отдавать, но чтобы его получить нужно собрать кучу справок и быть субъектом МСП и иметь определенные ОКВЭДы. Непонятно, дадут нам этот кредит или нет. На региональном уровне я ощущаю на себе только какие-то издержки. Есть торговые точки где сидят люди в ТЦ и туда нужно положить коврик, который обеззараживает ноги, перчатки, маски. Периодически ходит Роспотребнадзор и «кошмарит». Один из торговых центров, где у нас есть точка, закрывали на месяц, во втором — покупательская способность упала почти в ноль, т.к. люди не особо ходят. Самая большая проблема — платить зарплаты людям и оплачивать аренду. Арендных каникул нам никто не дает, т.к. у нас не муниципальная недвижимость. Мы договариваемся с такими же предпринимателями, которые сдают эти помещения. Естественно, им никто ничего не компенсирует тоже. Я буквально клянчу по телефону дать скидку и т.д. Такое у меня уже было два раза по всем нашим объектам недвижимости, которые мы арендуем. Это очень унизительно и мало кто идет на встречу. Эта проблема есть абсолютно у всех предпринимателей по городу. Плюс ко всему сказали платить зарплаты в полном объеме, но из каких средств ее платить? У нас есть оборотные средства на закупку и никакой подушки у нас нет. Для того, чтобы заплатить зарплату сотрудникам мы изымаем средства из собственных накоплений. Чтобы получить хоть какую-то меру поддержки, нужно уметь танцевать на одной ноге и жонглировать.

Сергей Герасимов, предприниматель, председатель совета директоров ООО «Группа компаний «Герасимовъ»:

— Пока ничего не получили. Мер явно недостаточно. Я не занимаюсь управлением предприятиями, на это есть директора. Они занимаются оформлением, не все идет так гладко. Пока не получили ни одной копейки. Механизм предоставления льгот не отработан должным образом, он дает сбои и к этому добавляется бюрократическая составляющая. Сам объем помощи категорически мал. В частности для тех, у кого есть объекты недвижимости. Процесс увеличения налоговой нагрузки прошел растянуто, но это время прошло. Процесс предоставления льгот в этот трудный период для владельцев простаивающих объектов идет долго. На владельцев объектов со всех сторон давят арендаторы, которые тоже находятся в плохом положении и просят снижения арендной ставки или заморозки арендной платы. Несмотря на то, что всем трудно, всю нагрузку возлагают на владельцев недвижимости. На сегодня мы арендные платежи получаем в размере 10-15% от тех платежей, которые должны получать. А с чего платить налоги, оплачивать труд работников, которые обслуживают весь имущественный комплекс? Это трудоемкая работа. Почему-то посчитали, что раз у человека что-то есть и он способен платить налоги, значит он продержится и так. Мы два года назад просто-напросто уничтожили (снесли) 19 объектов недвижимости, т.к. невозможно было их содержать из-за ситуации в экономике и роста налогов. Руководства, принимающее решение, думает, что владелец объекта богатый человек. Может быть он и богатый теоретически, но то, что у него было, он вложил. От того, что в здании никто не работает, никуда не исчезают налоги, затраты на обслуживание и тд. Вопрос в той подушке, которая у каждого своя. Есть эффективные объекты с высокой арендой, а есть и те, где аренда стоит от 100 рублей за квадрат. Это разные ставки и разная доходность и некоторые находятся на грани фола. Если нет прибыли, то и нет подушки безопасности с которой можно будет идти навстречу арендаторам. Некоторые арендаторы начинают этим злоупотреблять в объектах торговли, которые не прекращали свою деятельность. Все это надо рассматривать по окончанию этого периода, чтобы оценить ситуацию, потери и риски.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.