Симбирский дневник.

(Сермяжная повесть).

  1. Должность  на время.

После взбудоражено- деятельного Геннадия Колбина “на руководстве” области оказался Юрий Григорьевич Самсонов (1987-1990). Он был из местных. Родился в селе, затем работал на автозаводе, закончил Московский автодорожный институт. Руководил большим оборонным предприятияем.

Как “первое лицо” области Юрий Самсонов шел тем путем, который начертал его предшественник. Продолжал антиалкогольную политику, которая, впрочем, быстро сошла на нет вместе с первыми ростками капитализма. Конечно, Юрий Григорьевич еще старался “крепить идеологическую основу” существования советского общества и государства. То есть: выдвигал, поощрял, наказывал, исключал преданные КПСС “кадры”; продолжал “курировать” затеянные Г. Колбиным начинания: строительство нового корпуса университета; создание (на пустом месте) грандиозного Центра микроэлектроники (который в начале девяностых годов был очень быстро “приватизирован” и растащен); пытался продолжать “подъем сельского хозяйства” — и так далее. Но в стране уже “плескались” волны начатой М. Горбачевым “перестройки” — и медленно но верно гипнотическая сила КПСС истаивала — ибо экономическое положение становилось все хуже и хуже: уже в пять утра люди занимали очередь за куревом; уже обесценивался рубль и обретал эпитет “деревянный”; уже не было мыла в магазинах – и продуктов на рынках. Надвигался на СССР очередной кризис – и впору было каждому думать о собственной судьбе больше, нежели о строительстве коммунизма…

Тем более, что на Ю. Самсонова надвигалось шестидесятилетие – а мечтавшие о власти конкуренты не дремали… Особое место среди них занимал бывший партфункционер Олег Казаров, о котором будет рассказано чуть ниже…

Так вот: те три года, в которые Ю. Самсонов “рулил” областью, ничем не запомнились. Объяснялось это и общей ситуацией в стране; и возрастом областного “генсека”; и его человеческими качествами. Вот как характеризовал их руководивший в те годы созданием Центра микроэлектроники А. Рыжевский:

“Юрий Григорьевич был слабее Геннадия Васильевича. Но, думаю, он был намного человечнее. С ним можно было спорить, объяснять, доказывать, и это все воспринималось. Он советовался со своими аппаратчиками, что очень редко случается среди руководителей такого ранга”.

Центр власти к 1990 году уже перемещался из обкома партии в областной Совет депутатов. Так что время правления Ю. Самсонова Ульяновской областью можно назвать скорее всего годами безвременья, утверждением и завершением того застоя, который и привел всю страну к коренному пересмотру итогов “Великой Октябрьской Социалистической революции”…

В том числе – и в Ульяновской области. И именно в эти годы на авансцену политической жизни региона выступает не кто иной, как Олег Владимирович Казаров…

Рыцарь карьерного пути

Биографическая справка:

О.В. Казаров родился в 1937 году. После окончания вуза работал секретарем Ульяновского промышленного обкома комсомола. Затем был избран вторым секретарем Ульяновского горкома КПСС.

Дальше – учеба в Москве.

После окончания учебы и защиты кандидатской диссертации О.В. Казаров вернулся в Ульяновск. Некоторое время заведовал орготделом обкома КПСС. Потом был назначен ректором Ульяновского политехнического института.

Следующие ступени карьерной лестницы:

Второй секретарь Ульяновского обкома КПСС, Председатель Ульяновского облисполкома. Затем управлял Ульяновским филиалом Сбербанка России, Депутат Верховного Совета РСФСР, Депутат Государственной Думы второго (1995-1999 гг.) созыва.

2.

Становление “ отца – командира”.

Впервые в жизни я увидел Олега Казарова в кабинете председателя  Ульяновского горисполкома Бориса Ланцова.

Рабочий день близился к концу, городской голова был утомлен бесконечной чередой дел. Внезапно дверь резко распахнулась, в кабинет ворвался довольно молодой и энергичный мужчина. И с ходу начал по хозяйски понукать градоначальника:

— Отдыхаешь? А в Засвияжье трамваи не ходят, на автозавод смена добраться не может! Немедленно туда- и все исправить! А то завтра вытащу на бюро горкома… И вызови ко мне вот этих. Прямо сюда!

Борис Александрович ситуацию знал, и уже дал на сей счет необходимые распоряжения. Но тем не менее проворно вскочил, и отправился туда, куда его бессмысленно отправил партийный босс.

Олег Казаров работал тогда вторым секретарем горкома КПСС. Не все, наверное, помнят какой  всесокрушающей и всемогущей была эта самая сила КПСС. Именно поэтому и вел себя так по хозяйски один из ее “вождей регионального масштаба”.

Да, это были времена, когда одна только фраза типа “ не наш этот парень” произнесенная очередным партбоссом могла поломать судьбу человека. И Олег Казаров, еще пребывая в комсомоле, еще только наращивая “командирские мускулы” уже осознал всю притягательность всемогущей власти. А уж когда стал “партвождем №2” в масштабах города – как было тут не развернуть свои способности?

А руководящие задатки, надо сказать, у Олега Владимировича имелись. И они пришлись весьма кстати в той политико- экономической системе, которая была вольна по своему усмотрению и абсолютно безнаказанно распоряжаться как  материально – финансовыми ресурсами страны, так и судьбами ее граждан.

Закон карьерного роста тогда был один: усердно исполняй волю вышестоящего – и дави ниже поставленных. А здраво ли это, разумно, полезно ли, гуманно ли – вопрос второй…

И частенько власть- в том числе таких отцов – командиров, как Олег Казаров, шла отнюдь не на пользу людям – а во вред.

…Мне вспоминается жуткая новогодняя ночь

1979 года. Тогда случилась авария на ТЭЦ. Городские власти весьма разумно распорядились слить воду во всех отопительных батареях города  до ликвидации аварии. Тем самым город был бы спасен от катастрофы. Но снова вмешалась всемогущая КПСС, функционером которой был и О.Казаров. Именно из городского комитета партии последовало категорическое указание : срочно подключить батареи! “ «Политически ошибочно оставить трудящихся без тепла под Новый год!”Трубы и батареи снова заполнили – а аварию еще не ликвидировали… И система отопления полопалась в городе вся! Ульяновцы замерзали целый месяц. Со всех концов страны свозили бригады сантехников, самолетами доставляли чугунные  батареи, трубы, задвижки…

Такова была цена  «мудрого руководства», к которому был причастен и Олег Владимирович Казаров. Именно в ней он вырос, созрел, укрепился, возмужал.

А главное: он понял, какие возможности карьерного роста открывает эта политическая система. И в полной мере ими воспользовался.

  1.  Иосиф – учитель?

Горизонты карьеры партфункционера  Казарова были безоблачны, движения вперед уверенные. Он быстро шел “ наверх”, был назначен заведующим организационным отделом обкома.

Эта должность, по своей значимости числилась на уровне отраслевого секретаря ОК КПСС- а то и выше. Ибо давала держателю поста возможность изучать, подбирать, и предлагать кадры. То есть: партфункционер мог потихоньку комплектовать команду “своих людей” в недрах руководящего эшелона. А это открывало большие возможности для любых аппаратных игр.

Помнится, именно с подобной партийной службы начинал свое восхождение незабвенный  товарищ Сталин. Кстати    Иосиф Виссарионович вспоминается тут не случайно. Партийный деятель Казаров весьма высоко ценил достоинства вождя как “организатора и вдохновителя всех наших побед”.

—   Да ведь товарищ Сталин правил насилием и страхом- возмутился я как – то во время нашей дискуссии с Казаровым на эту тему.

—   А разве страх является предосудительным инструментом  для побуждения людей к действию? – парировал Олег Владимирович . И добавил:

—  Я так не считаю…

Произнесено это было  вполне искренне, с убежденностью, что именно страхом и надо действовать…

Люди работавшие с О.Казаровым не раз говорили, что он любил держать подчиненных на “крючке”. То есть: под страхом постоянного и неотвратимого наказания даже за мелкие проступки.

Я склонен с этим согласиться. Так, скажем, будучи ректором политехнического института О.В. установил суровую карательную систему даже за минутные опоздания преподавателей. И вообще, в те годы в вузе была утверждена система трудовой дисциплины, контроля и учета, скопированная с аналогичных систем режимных учреждений. Это, конечно, не могло не вызвать возмущение профессорского коллектива. Писались жалобы в партийные инстанции. На одной из таких разборок мне довелось присутствовать. Я дивился тому, как кандидат наук, ректор Казаров виртуозно и аппаратно квалифицированно переводил проблему нравственно- этическую в сферу служебно – подсудную…Разумеется, партия защищала чрезмерный административный пыл ректора…

Олег Владимирович, конечно, не забывал тех, кто осмеливался подвергать сомнению стиль его руководства. Тогда были возбуждены судебные иски против ряда преподавателей по совершенно пустяшным поводам. Иски завершались безрезультатно, но – бдительность ректора не ослабевала…

Помнится, один из подписантов носил фамилию Шпади. Так вот этого несчастного «м.н.с.» обвинили в том, что он якобы пытался вытащить за территорию института потрепанный сварочный аппарат. За что и был уволен из ВУЗа.

Говоря о ректорстве Казарова я бы хотел подчеркнуть, что в этой роли он оказался отнюдь не по собственной воле. Какие – то интрижки произошли в обкоме КПСС. Как рассказал мне один из бывших секретарей того времени О.В. согласился стать ректором при условии, что его обязательно изберут делегатом очередного съезда КПСС. Видимо Казаров считал ректорство мелковатым для себя, не престижным занятием.

Да и научно-преподавательское сообщество политеха считало своего руководителя чужаком, навязанным со стороны.

Впрочем, ректорство Казарова  было недолгим.

  3. Человек  на авансцене.

Олег Владимирович всегда стремился быть на политической или властной авансцене. Только там ему было комфортно. Только таи он чувствовал себя на достойном месте. И судьба (а точнее связи и знакомства приобретенные за годы обучения в академии общественных наук при ЦК КПСС) помогала честолюбивому и властолюбивому соискателю. В конце в восьмидесятых годов при мощной поддержке некоторых работников ЦК КПСС О. Казаров стал не кем- нибудь- а вторым секретарем обкома.  ” Рыцарь карьерного пути» вернулся в родную стихию. мог продолжать свое победоносное движение…

И, конечно, он мог стать и первым секретарем обкома, получить всю полноту власти в регионе. Но история сделала неожиданный зигзаг. Началась перестройка, демократизация. Народ шумел на митингах, требовал изгнать партийных чиновников из власти, в том числе и О.Казарова.

Помниться один ночной визит Олега Владимировича ко мне.Он был взволнован, чего обычно за ним не замечалось. В руках у него была  пара бутылок превосходного вина…

— Мне хочется выступить в “ Правде”, возразить своим оппонентам с митинговых площадок,-заявил он с порога.…

— Но ведь в городе есть собкор “Правды”! . Почему ты к нему не идешь?

О.В. отмахнулся:

—  Ну его… У тебя это лучше получается..

Тут он был неправ. Коля Сенчев, которого именно я  рекомендовал в свое время Колбину  в собкоры  «Правды» свое ремесло знал, был журналистом квалифицированным…

Пришлось  Казарову  помочь. Статья “ Как меня  отставляли.” была в “ Правде” опубликована. Ее рукопись до сих пор хранится в моем архиве…

Однако публикация в главной большевистской  газете О.В. в его стремлении занять первое место на региональном партийном олимпе не помогла. В апреле 1990 года  своим партийным лидером ульяновские коммунисты избрали Ю.Горячева. Но и Казаров остался при деле. Был назначен председателем облисполкома.

4.  Покой ему даже не снится.

Я не биограф Казарова. Я пытаюсь обрисовать параметры личности, долгие годы действующей  на авансцене социально – политической жизни области.

Некоторые черты Казарова неоспоримо очевидны: властолюбие, напористость, энергичность, амбициозность. Он из тех, которые однажды вкусив силу и притягательность власти не могут уже отречься от нее. Это цель, суть, смысл  их бытия.

В этом, кстати, нет ничего предосудительного – таков генотип.  «Покой им только снится” —  это сказано о них. Суть в том, какие способы и средства выбираются человеком на этом пути, какими принципами он руководствуется, и для чего ему нужна власть.

Перед тем как, поразмышлять на эту тему, я полистал хронологию поступков и декларации О.В. Лейтмотив высказываний один: «Я хочу трудиться на благо народа, я лучше остальных прочих умею это делать, я честен, я враг лентяев и проходимцев, я не предаю друзей».

И в это хочется верить. Но факты! Они так часто противоречат декларациям.

Вот, скажем, сюжет о том, как и почему стали противниками бывший губернатор Ю.Горячев и его соратник по партии и власти О.Казаров

 (“ Симбирский курьер”, № 31-32, 2003) :

 “ Наблюдатели команды Горячева утверждают, что роковую роль в его судьбе сыграли отношения с Олегом Казаровым. Когда они работали в одной связке —  губернатор был под защитой изощренного аппаратчика. Говорят, что победа Горячева на выборах 1996 года – заслуга Казарова.

   Тандем расстроил дележ имущества области. Ю.Горячев рассказывал, что ему показали план распределения предприятий области. О себе авторы, конечно, не забыли.

(А это были, по словам Ю.Горячева, именно О.В. и редактор одной желтой газеты – Ж.М.)   Горячев их прогнал, … с этого и пошла вражда.”

Значит, забота не о народе?

Еще сюжет: реализация Казаровым  программы “Комфортное жилье”.Декларируя заботу о других наш герой все же в первую очередь позаботился о себе и о “ нужных людях”.

Элитный особняк на улице Матросова- тому красноречивое свидетельство. Ибо именно там и поселился господин Казаров и нужные ему люди…

Еще одна история.

В 1990 году небо над головой председателя ульяновского облисполкома О.Казарова сгустились внезапно.  Еще вчера его нахваливали: население в Ульяновске не голодает, масло, яйца и куры тут есть даже в свободной продаже… На фоне  тогдашней общей бескормицы ульяновский лидер выглядел чуть ли не героем нашего времени.

И вдруг на съезде российских депутатов премьер-министр И.Силаев обвинил О.Казарова в том, что он создает льготные условия существования ульяновцам за счет жителей других регионов.  “Злостным непоставщиком” продовольствия в союзно-республиканский фонд был назван вчерашний   молодец. И программа “Время” сообщила, что Карелия бедствует по вине ульяновцев; из прокуратуры идет напоминание о личной ответственности председателя за срыв поставок.  Замаячил  на горизонте и внушительный штраф, налагаемый в этом случае на виновника российскими властями…

Народ тогда в Ульяновске загудел. Во-первых,  никакого благоденствия тут не было, все давалось по талонам. Мяса – полтора килограмма на едока в месяц, масла – четыреста граммов,  яиц – 15 штук. И это – роскошь?

Во-вторых, ульяновцев задело то, что они от местных руководителей  только и слышали, что пояса приходится затягивать из-за поставок в центр. «Как же так получается? И сами с жиру не бесимся, и – оказывается, в центр недодаем? «Где наша еда?»- загудел тогда народ…

Продовольственная ситуация  в крупных центрах страны тогда была близка к критической. Появлялись серьезные заявления о “продовольственной блокаде” Москвы и Ленинграда; с подозрением посматривали на сельскохозяйственные районы Урал и Кузбасс.  Постепенно формировалось мнение, что с едой в крупных центрах плохо только потому, что кто-то злостно “зажал” хлеб, мясо, масло;  кто-то специально не разгружает (или не нагружает) вагоны; кто-то занимается вредительством, выбрасывая на свалку консервы, мясо, колбасу…

В числе “вредителей” оказался тогда и господин Казаров. И он, полагаю, в те дни с некой внутренней тревогой вчитывался в строчки ельцинского Указа о “рабочем контроле”, о штрафах для зажимщиках скудной еды; о прокурорских расследованиях на сей счет… И это происходило тогда, когда еще существовали и СССР и РСФСР…

Что  же происходило тогда, в 1990 году, скажем, с основой питания – хлебом?

В то год область засеяла зерновыми 955,5 тысяч гектаров. Зерна в тот год собрали около двух миллионов тонн. Вроде бы немало – но  отгрузить на сторону смогли лишь полмиллиона  — а обещали около 700 000 тонн.  “Остальное где?” —  вопрошали  москвичи  и ульяновцы.

Тогда предоблисполкома  О.Казаров отчитывался так; треть урожая заложили  на семена; треть оставлена на корм скоту; еще одна треть ушла  на натуроплату и отгрузку в фонды государства…

— Нет в области лишнего хлеба! – отвечал в 1990 году О.Казаров.

И  это при том ,что из 955 000 гектаров выращенных хлебов  67 000 гектаров ушли под снег неубранными…

Итог: получив в среднем по 23 центнера с гектара, Ульяновская область заняла двадцать второе место в РСФСР по производству  — и лишь 48-е по потреблению.  А ведь тогда, в декабре 1990 года рыночной экономикой еще и не пахло…

***

Как известно, Олег Владимирович  всегда был страстным сторонником  переустройства жизни по  коммунистическим заповедям партии Ленина-Сталина (так именовали в советские времена КПСС). Как уже сказано, он  немало потрудился на этом направлении — в разные годы занимая заметные руководящие посты как в партии – так и в системе Советов (что, в общем, одно и то же). Затем наступила знаменитая горбачевская “перестройка”; потом пришел август 1991 года, в корне изменивший  и идеологию общества, и государственное устройство…

Менялись времена – но не менялся Олег Владимирович. Впрочем ,он все же  менялся.  Когда встал вопрос о том, кому быть губернатором области – директору завода “Контактор” Малафееву – или товарищу по жизни и по партии Горячеву – Олег Казаров рьяно отстаивал кандидатуру последнего.  И даже поселил его в доме, построенном Сбербанком, который в то время Казаров как раз возглавлял…  А буквально через считанные месяцы стал яростным противником Юрия Фроловича… Так что правильнее было бы сказать так: личные пристрастия О.Казарова варьировались в зависимости от конъюнктуры – а идеологический  вектор, суть его политических убеждений  оставалась постоянный… Возможно потому, что именно в системе партноменклатурного устройства Олег Владимирович всегда  чувствовал себя опытным игроком и результативным функционером.

И какие бы завихрения ни происходили   — Казаров никогда не исчезал с политических подмостков, лишь иногда перемещаясь с авансцены во второй ряд. Но затем  неизменно возвращался: то в Госдуму, то еще куда-нибудь – лишь бы место было позаметнее.

Так случилось и к 2000 году, когда  в области назрели губернаторские выборы. Фигура генерала Шаманова еще только-только забрезжила на горизонте – а Олег Владимирович  уже был тут как тут: и торжественная встреча, и чарочка с боевого клинка, и восславление “спасителя региона”…  Думается, в этот момент идеология власти мучила  господина-товарища Казарова менее всего – куда больше занимал бывалого аппаратчика-функционера расклад должностей в случае генеральского триумфа…

Триумф состоялся. Но Казарова в администрации области не оказалось. Проигрыш? Оплошность? Так мог подумать только тот, кто не знал способностей “вечного” Олега.  Да, самого его среди руководящего бомонда  не оказалось – но на одном из этажей в обладминистрации появился не последний по значимости кабинет с надписью на двери:  “Казаров”. Это был… сын Олега Владимировича – он (насколько мне  помнится) ,был назначен в команду Шаманова заведывать нефте-бензиновыми ресурсами. Так что мудрый  О. В.старался на выборах генерал-губернатора Шаманова не зря…

Нет,  коммунистическим альтруизмом господин Казаров не болел. Он бился за “счастье народных масс”, хорошо зная, что и ему  от этого что-то   прибудет…

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.