Около 64% легальных продуктовых торговых точек по всей стране потеряли свыше половины оборота, а половина ритейлеров в непродуктовом секторе простаивают или закрыли бизнес. Такие данные приводит Forbes, ссылаясь на  Владлена Максимова, главу комиссии федеральной общественной организации малого и среднего бизнеса «ОПОРА РОССИИ». Проблема, безусловно, коснулась всей страны.

Но ритейл, который власти столько лет убеждают работать «в белую», не признан пострадавшей отраслью, а, соответственно, правительство не видит проблем в этом сегменте экономики. «Мы неоднократно отмечали, что непострадавших отраслей среди субъектов малого и среднего бизнеса нет. По цепочке пострадали все. Если люди стали меньше ходить на улицу, они начали меньше покупать. Это логично, и я не понимаю, почему эту логику не видят на федеральном уровне и не транслируют ее на регионы», – сообщил Николай Солодовников, руководитель Ульяновского регионального отделения «ОПОРЫ РОССИИ».

Он поясняет, что при вводе ограничительных мер бытовало мнение о том, что розничная торговля испытывала резкий рост спроса. Да, в первые недели на взлет пошла бакалея, но это не основной чек в корзине клиента. Если же посмотреть в целом, то в продуктовых  магазинах отмечался спад на 15%. Для легального малого ритейла это практически лишение прибыли. Денег хватает лишь на крайние нужды — содержание объектов, аренду, коммуналку и так далее, и то не у всех и не всегда.

На уровне региона же власти стараются оказывать посильную помощь малым и средним предпринимателям. Из фонда микрофинансирования Корпорации развития промышленности и предпринимательства Ульяновской области в ближайшее время должны выделить 200 миллионов рублей на займы под процент ниже ключевой ставки. Эти средства пойдут в отрасли, которые не признаны пострадавшими по ОКВЭД. Напомним, на федеральном уровне список пострадавших компаний определяется по их классификатору, но зачастую предприниматель не может зарегистрировать все необходимые коды. В результате, далеко не все участники пострадавших отраслей могут претендовать на помощь. Однако и это уже серьезное подспорье. «Считаю, это максимум из того, что может сделать регион, и это очень позитивная вещь. Субсидировать бизнес напрямую из бюджета никто не будет, таких средств просто нет», – добавляет Солодовников.

Некоторые узкопрофильные магазины, например, специализированные табачные киоски закрыты до сих пор, несмотря на успехи в борьбе с коронавирусом. «Это неправильно: такие торговые точки работают практически без захода клиентов, контакт там минимальный, возможность выдерживать нужную дистанцию есть, в отличие от очередей в строймаркетах. Сигареты — это предмет первой необходимости для тех, кто курит. Курение у нас не запрещено законом, но курящих лишают возможности купить сигареты в близлежащем киоске, а предпринимателя лишают возможности зарабатывать. Логика непонятна, как и в сегментировании открытия торговых точек, и определения пострадавших ОКВЭД. На федеральном уровне руководствуются понятиями лоббирования, а не здравого смысла. А регионы отчасти вынуждены копировать данные вещи», – пояснил эксперт.

Следствием этой ситуации становится, как правило, рост теневого сегмента. В Ульяновске за 2019 год объем одним лишь нелегальных сигарет вырос на 284%, как следует из расчетов журнала «Эксперт». Причем это данные до кризиса, но они уже демонстрируют наличие развитого теневого рынка еще до введения ограничительных мер. Совокупно же оборот нелегальных сигарет наносит федеральному бюджету ущерб в 100 млрд руб., из-за уклонения от уплаты акцизов и НДС. Это деньги, которые сейчас могли бы пойти на дополнительную поддержку честного бизнеса.

Хотя нелегалы были всегда, сейчас их число может возрасти кратно, подтверждает Николай Солодовников. По-прежнему есть нестационарные торговые объекты, которые, вопреки запрету, продают алкоголь и сигареты по ночам, в том числе, детям. «Мы, конечно же, этим недовольны, но у нас нет полномочий: проблемой с нелегалами должны заниматься правоохранительные органы. Складывается просто абсурдная ситуация: честных законопослушных предпринимателей будут штрафовать за отсутствие перчаток и масок у клиентов, а тех, кто продает контрафактные сигареты и алкоголь ночью никто не будет проверять и, соответственно, штрафовать. Это политика двойных стандартов, с которой нужно бороться», – заявляет спикер. Если так будет продолжаться, то к моменту снятия ограничений теневой сегмент просто вытеснит легальную розницу. Властям стоит обратить на это внимание, иначе окажется, что на пепелище малоформатной торговли появится неконтролируемый черный рынок, на котором обращаются крупные сумму и сомнительного качества товары.

Получается довольно странная поддержка. Федеральные меры объявлены, но их не получить. Региональные – затрагивают больше видов бизнеса, но также не всех. Нелегальный продавец уводит у легального последних клиентов, не соблюдая никакие предписания и нормы, и ему за это ничего не будет. Деньги заканчиваются и у предпринимателей, и у их покупателей. Государство способно поддержать ритейл не только фискально, но и с помощью борьбы с теневым сегментом. Российский ритейл, конечно, привык к отсутствию какой-то поддержки из властных кабинетов. Но из-за этого кризиса, после окончания изоляции могут не открыться слишком многие.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.