Ленинский районный суд Ульяновска удовлетворил иск представителя «Третьей силы» юриста Алмаза Кучембаева к региональному минприроды и обязал ведомство установить границы природоохранной зоны Свияги. Истец отмечает, что решение суда дает возможность для продолжения борьбы за чистоту Свияги, исключения застройки из прибрежной защитной зоны, решения проблемы отсутствия очистных сооружений ливневой канализации в прибрежной зоне. Минприроды региона не согласно с решением суда и намерено обжаловать его в апелляционной инстанции, хотя необходимость установки очистных сооружений признает. Депутаты гордумы считают решение суда важным шагом в наведении порядка в городе, отмечая, что раньше эти проблемы просто ­замалчивались, пишет «Коммерсантъ«.

Являясь жителем одного из домов прибрежной зоны, Алмаз Кучембаев, как заинтересованное лицо, в своем иске заявил, что до сего дня границы прибрежных защитных зон и границы водоохранной зоны Свияги в должном порядке не установлены, и отсутствие госрегистрации границ ведет к нарушению природоохранных норм, вводящих дополнительные ограничения в этих зонах. В качестве примера он привел ситуацию со строительной компанией «Смарт-Инвест», которой в 2013 году без торгов был передан участок площадью 1,9 кв. км под строительство спортивного объекта, при этом участок затрагивал не только береговую полосу, но и часть реки, которую затем застройщик засыпал «смесью чернозема, песка, строительного и бытового мусора», «причинив непоправимый ущерб реке как экосистеме». «Надзорные органы отказываются принимать какие-либо меры для устранения нарушений ввиду невозможности определить нахождение объекта в пределах прибрежной защитной полосы»,— подчеркнул истец и попросил суд обязать минприроды региона установить границы водоохранных зон и прибрежных защитных полос. Суд, признав, что господин Кучембаев является надлежащим истцом, удовлетворил его иск в части претензий к региональному министерству.

Минприроды с решением суда не согласно и намерено его обжаловать. И.о. министра Гульнара Рахматулина пояснила „Ъ“, что «водоохранные зоны были установлены в 2010 году, но не были внесены в Единый государственный кадастр недвижимости, поскольку в то время не было требования ставить в ЕГКН зоны с особыми условиями использования». «Такие работы проводятся не чаще, чем раз в десять лет, в связи с чем в апреле 2020 года был заключен контракт на их выполнение. Обжалование решения связано с тем, что работа и так начата министерством, и „стимул“ в виде судебного решения избыточен»,— сказала министр.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.