В ульяновской клинике «Прозрение» принимает известный в России хирург-офтальмолог из Санкт-Петербурга Игорь Топорков. Для жителей нашего региона это действительно событие: Игорь Анатольевич имеет огромный опыт работы со сложными случаями, связанными с операцией на веках. Возраст его пациентов — от 4 месяцев до 98 лет; спектр заболеваний — самый разный.

— Игорь Анатольевич, почему именно клиника «Прозрение»?

— «Прозрение» посоветовали знакомые доктора, которые сказали, что специалистов такого уровня, работающих с определенными проблемами, в Ульяновске крайне мало. Так мы договорились с главврачом клиники о сотрудничестве. Также, помимо Санкт-Петербурга, я оперирую в Симферополе, Пензе. На многие города не разорвешься, это невозможно физически — работаю там, где складываются взаимосвязи. К сожалению, многие пациенты не знают куда им обращаться за помощью с их патологиями. Они либо едут в Москву, либо просто опускают руки, уходят в никуда. Так быть не должно.

— С какой проблемой к вам может прийти пациент?

— Основные три направления, которыми я занимаюсь — это реконструктивная хирургия, эстетическая хирургия век и глазная онкология. Все это взаимосвязано друг с другом: например, при удалении опухоли нужно тут же воссоздать эту область, восстановить веко. Также мои пациенты — те, кто пострадали от различных ранений, имеющие врожденные и приобретенные патологии, например, птозы (опущение верхнего века) — это самая частая проблема, которую я наблюдаю. Им подвержены абсолютно все возрасты.
То же касается блефаропластики — это операция по восстановлению той формы века, его функции, которая должна быть. Я помогаю убрать нависание кожи, тяжесть, когда неудобно смотреть вверх, грыжи и лишнюю кожу на веках, которые придают человеку уставший и нездоровый вид. Эстетика — лишь часть запроса, с которым приходит пациент. Что важно, хирургия — это не работа с «хотелками». Для всего есть показания. Есть проблемы, которые можно исправить с помощью хирургии, а есть которые нельзя. И если пациента нельзя брать на операцию, я обязательно объясняю, почему.

— С какими редкими патологиями вы работаете?

— Если взять офтальмоонкологию, то это вообще редкая специализация в глазных болезнях — таких специалистов в России очень мало. В принципе, вся глазная онкология — это редкость. А проблем у людей много. К счастью, опухоли бывают не только злокачественными, но и доброкачественными, и от них несложно избавиться раз и навсегда. Но и злокачественные в большинстве случаев можно излечить. Главное — своевременно обратиться к врачу.
Мне интересны случаи восстановительной хирургии, причем, чем они сложнее, тем интереснее. Нравится думать, что и как нужно сделать.
Иногда я работаю в связке с челюстно-лицевыми хирургами, нейрохирургами. Например, оперировали совместно 4-месячного ребенка с подозрением на злокачественную опухоль глаза. Был сложный случай удаления большого новообразования, где параллельно с нейрохирургами я работал над восстановлением тканей орбиты. Мой самый взрослый пациент — 98-летняя бабушка, которой прооперировали катаракту, но из-за птоза она не могла пользоваться своим восстановленным зрением. Мы успешно эту проблему решили.

— В Ульяновск вы привезете какие-то инструменты, оборудование?

— Главный инструмент — мои руки и умение оперировать. Все технологии у меня в голове. Операции будут проводиться с помощью одного из самых современных методов — радиоволновой хирургии аппаратом Surgitron, Ellman (США). В этом случае применяется не привычный скальпель, а используется энергия радиоволн. Поэтому сам процесс происходит безболезненно, очень быстро и с исключительной точностью, что предотвращает повреждение здоровых тканей и исключает возможность инфицирования.

— Многие боятся операции на глазах. Как вы справляетесь с этим?

— Перед любой операцией должен быть диалог между врачом и пациентом. Необходимо проговорить все моменты, объяснить особенности послеоперационного периода — почему нельзя ходить в сауну, заниматься спортом и так далее. Если такой диалог выстроить не удается, можно ничего не делать. Взаимопонимание, общение очень важно.

— Расскажите подробнее о самих операциях, которые вы делаете. Надолго ли человек выпадает из обычной жизни?

—Предварительно пациент сдает определенные анализы, проходит обследование. Большая часть операций проходят в амбулаторных условиях. То есть спустя час, если все хорошо, пациент может отправляться домой. Стационарные условия обязательны для детей, поэтому в Ульяновске я их оперировать не буду, только консультировать. Но если возникнет необходимость в операции, можно сделать ее в Санкт-Петербурге, где есть многопрофильные клиники, которые берут деток любого возраста.
Основные операции у взрослых пациентов — блефаропластика, коррекция птоза, заворота и выворота век, состояния после нейрохирургических операций, опухоли — проводятся в амбулаторных условиях. В случае тяжелых патологий также есть возможность, при необходимости, прооперироваться в Санкт-Петербурге.

— Под каким наркозом проходит операция?

— Под местным. Здесь опять же важна предварительная консультация — многие страхи уходят во время разговора с врачом. Люди обычно боятся неизвестности — как будет проходить операция, что именно с ними будут делать, страшатся новых ощущений. У нас пациента подготавливают специальным образом — накануне и в день операции он принимает определенные препараты, которые его успокаивают, дают возможность чувствовать себя нормально в операционной.
Местная анестезия абсолютно терпимая – 2-3 секунды, и дальше все идет комфортно.
В любом случае, операция на веках — это не больно и не страшно при определенной подготовке. Не нужно все усложнять, читать об этом в интернете, собирать мнения знакомых и родных. Это должен показать и рассказать специалист.

— Долго ли длится реабилитация?

— Основные изменения происходят в течение месяца. Но выпадать из привычного ритма жизни не придется — если человек занимается не физической, а офисной работой, он может приступать к ней уже на следующий день. Что касается внешнего вида, то все зависит от того, насколько вам важно мнение окружающих. На улицу можно надеть солнечные очки, никто не заметит, что вы после операции.
Вообще, срок восстановления для всех индивидуален. Есть средние сроки заживления, когда отеки и синяки пропадут. Но у всех разное состояние здоровья, разный возраст, свертываемость крови. И разное поведение — кто-то ведет себя согласно рекомендациям, а кто-то активно их нарушает. Соответственно, сроки зависят и от этого.

— Как попасть к вам на прием?

— Очень просто — позвонить в клинику «Прозрение» и записаться на удобную вам дату. Я планирую приезжать в Ульяновск раз в месяц. Поэтому операцию можно сделать так, чтобы она не помешала планам, например, уехать в отпуск.
В понедельник я провожу консультации, далее — операционные дни. Швы снимают уже специалисты «Прозрения», у них есть хороший хирургический опыт. Так что сложностей никаких не будет.

— Вы — известный в России врач. Значит, и стоимость операции будет приличной?

— У меня нет звездности, поэтому цены, на мой взгляд, вполне адекватные, средние. В столицах они, конечно, были бы на порядок выше. Для того, чтобы получить высококвалифицированную и качественную помощь не всегда нужно ехать в другой город или за границу. Приходите ко мне на консультацию, мы всё обсудим и примем правильное решение.
Все подробности, касающиеся дат моего приезда и цен на операции, можно уточнить в клинике.

Записаться на консультацию можно прямо сейчас по телефону: (8422) 75-11-01 или на сайте www.prozrenie73.ru
Адрес: г. Ульяновск, ул. Федерации, 33

Имеются противопоказания, необходима консультация специалиста.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.