Принял участие в местных выборах как самовыдвиженец. Округ 11 000 голосов, 7 избирательных участков. Каждый участок не похож на другой, нарезали не для дела. Конкуренты как ЕдРо и КПРФ, так и партии-технологии. Хотя что такое ЕДРо, как не имитация. На округе проголосовало лишь 20 % от избирателей, победителя определили 7%. Не могу сказать, что выборы были грязными. Скорее они были грязными по-умному. И было видно, что потенциал загрязнить их был огромный, но не понадобилось.

1. Нарезка округов перед выборами “под своих”.

В моем округе есть закрытый микрорайон, но из него вырезали большой дом в соседний район с сильным едросом. И, наоборот, подстраховались: в округ передали дома, в которых старшие по домам были лояльны действующей власти. Учитывая, что глава избиркома едрос, для меня очевидно, что запрещенный законом конфликт интересов случился. Главу избиркома-едроса надо менять, но КПРФ ничего для этого не делает.

2. Сбор подписей за самовыдвижение – это как тест на каллиграфию от “плохих училок”.

Помню в школе, чтобы меня проучить, математики снижали на полбалла оценку из-за того, что планка в дроби стояла не посередине клетки. При оценке подписей у меня срезали 3 подписи. Все по опечаткам в адресах. Заполняли еще ФИО и паспортные данные, и все это проверялось в паспортном столе. В суде бы не было никаких проблем удостоверить личность подписанта. Но избирком забраковал. И это еще не было команды придираться к почерку… Тут, безусловно, надо менять закон. Опять вопросы к КПРФ.

3. У партий есть неофициальные расходы. Это при этом, что мы никогда не узнаем даже откуда они взяли деньги на официальные.

Спецсчет кандидата как способ финансовой проверки не работает. Избирком требует даже бумагу для подписных листов при самовыдвижении покупать через спецсчет. При этом никто не знает на какие деньги оплачивалась работа разносчиков листовок. Эти услуги просто никто не оказывает с оплатой безналично. И, наконец, много партийной агитации было еще до выборов.

Отдельный вопрос как оплачивается труд прибывших из московской агломерации Костомарова и Мишарина. Не думаю, что прельстились на региональную зарплату. Это значит, что

“серые кассы” надпартийные. Это же объясняет легкую замену а моем округе кандидата от едра, на кандидат-сурайкинца.

Но хуже “черной бухгалтерии” то, что бизнес запуган и не финансирует кандидатов. А единственная оппозиционная партия, КПРФ, на основе закона финансируется из бюджета, то есть “кранчик всегда можно перекрыть”. Такое законодательство тоже надо менять. Но это же, видимо, когда сменятся поколения.

4. Государство не обеспечивает ни свободу агитации независимым кандидатам, ни защиту от ложной информации.

Мою агитацию конкуренты вытаскивали из почтовых ящиков. При этом было много случаев, когда ящики просто взламывали, вырывая замки с корнем. Полиция на вызовы приезжала, но никаких результатов ее работы видно не было. Про избирком выяснилось, что он вообще мало что может в таких случаях.

При этом в лифтах и на столбах была монополия провластных кандидатов, губернатор и мэр лично агитировали за своих кандидатов. Для отличных фоточек кандидата от едра администрация района превысила полномочия и проводила обрезку деревьев на частной территории.

Также в моем округе и Едро и КПРФ отличились, тем что их кандидаты придумывали себе несуществующие руководящие должности. На мои жалобы избирком и суд просто “развели руками”.

5. Понятие территории участка оказалось не урегулировано.

На выборах в Ульяновскую городскую думу на избирательных участках одновременно голосовали за то, куда поставить памятник. Это организовала мэрия. Наиболее очевидно, что мэрия находилась на участках под прикрытием избиркома было видно там, где выборы проходили в областных и федеральных зданиях. Волонтеры по такому голосованию, по сути случайные люди, в нарушениях закона присутствовали на выборах. Учитывая, что чиновники явно являются политической силой на стороне ЕдРа, такое поведение имеет большой потенциал для злоупотребления, не говоря уже о том, как именно проводилось голосование за памятник. Пока первая инстанция отписалась что понятие территории участка достаточно условное, посмотрим что скажут вышестоящие суды.

6. Совместно нажитое имущество.

По крайне мере наш избирком не умеет работать с совместно нажитым имуществом. Перепроверяют только то, что оформлено на имя мужа. Отсюда большой вопрос, что проверяется у действующих депутатов, если так проверяют кандидатов.

Я представил информацию о машине, купленной в браке на имя жены. Избирком опубликовал на стендах что информация недостоверна. Якобы я приписал себе лишнее. После подачи иска, стенды заменили за одну ночь. Суд внятной мотивировки не прописал. Попробую развить тему в вышестоящих судах, по делу против оппонента, который как раз имущество жены не указал.

7. Главная грязь прошедших выборов в том, что ульяновские суды вынесли незаконные решения в отношении КПРФ, снимая их кандидатов.

Для меня очевидно, что первые две инстанции местных судов достигли единообразия решений еще до их вынесения. Журналисты прямо пишут, что суды помогали единоросам, но никто из судей не подал в суд за клевету.

8. И, наконец, митинги.

Ограничения из-за Ковид-19 казалось бы уже не распространяются ни на что, кроме политических собраний. Сейчас обжалую указ губернатора, на суды особо не рассчитываю, но как еще бороться, когда не люди не голосуют?

От редакции:
Алмаз Кучембаев по итогам выборов занял 3-е место после победившего кандидата от “Коммунистов России” Долгова (последний стал единственным в Думе представителем политических партий кроме ЕР). И девушки от КПРФ, фамилии которой мы уже не помним. Результат аналогичный результату Ильи Гурова на довыборах по 16-му округу год назад. Еще раз продемонстрирован потенциал “третьей силы”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.