Сегодня 14 октября исполняется 116 лет со дня рождения одного из первых сотрудников Симбирской губернской ЧК, депутата Верховного Совета СССР III, IV, V созывов, нашего земляка генерал-майора Алексея Петровича Бызова (1904-1983 гг.). За заслуги в обеспечении государственной безопасности Советского Союза он награжден семью орденами, в том числе двумя орденами Ленина, тремя – Красного Знамени, высшими ведомственными наградами: знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ» и «Почетный сотрудник госбезопасности».
Алексей Петрович Бызов родился 14 октября 1904 года в селе Петровка Чердаклинского района Ульяновской области в семье служащих. Отец, Петр Владимирович, работал землемером-таксатором, мать Екатерина Алексеевна – учительницей начальных классов. Через два года семья переехала в Симбирск по месту работы отца. Родители много внимания уделяли воспитанию и учебе единственного сына, который отличался общительностью и любознательностью, любовью к книгам и трудолюбием. Волны революции и гражданская война втянули подростка в орбиту общественной жизни. Продолжая учебу в школе второй ступени, он стал сотрудничать с губернской газетой «Заря», вступил в ряды РКСМ. Горком комсомола направил Алексея как активиста на работу в отделение военной цензуры штаба Восточного фронта, дислоцировавшегося в городе Симбирске. Эта структура была создана Реввоенсоветом республики для обеспечения военной и государственной тайны в печати, служебной и личной переписке во время гражданской войны.
Там его заметили сотрудники Симбирской ЧК, контактировавшие с этой тихой, незаметной конторой. Предложение пойти на службу в ЧК Бызов принял сразу, без колебаний, так как работа цензора казалась ему скучной, однообразной. Другое дело ЧК – щит и меч революции, где каждый день – романтика, опасности и приключения. К тому же форма: кожаная куртка, маузер – мечта каждого комсомольца.
С 15 января 1921 года началась служба Алексея в Симбирской ЧК в осведомительном отделении, куда стекалась первичная информация, поступающая из разных источников, по оперативной обстановке в губернии. Это было сложное, а точнее тяжелое время. Страшный голод, разруха, бандитизм, отголоски «чапанного» восстания, забастовки рабочих на ряде предприятий, в том числе на патронном заводе, провокационные слухи о скором падении советской власти, распространяемые провокаторами и контрреволюционерами – вот главные элементы той обстановки.
Сотрудники осведомительного отделения занимались первичной проверкой поступающей информации, отсеивали малозначительную, а важную – передавали в оперативные подразделения СимбЧК. Первый год молодой сотрудник состоял в должности секретаря осведомительного отделения, познавал азы сложной работы чекистов. Его главным наставником был начальник отделения Вайнер Б.А., который быстро заметил трудолюбие и смекалку Алексея, стараясь развить в нем интерес и преданность делу революции, разрешил поступить на рабфак Симбирского института народного образования. Он доверял юноше (Бызову было в то время лишь 17 лет) доставлять важные срочные материалы в оперативные подразделения, где за его худобу и малый рост Алексея называли «малышом».
Но «малыш» в мае 1922 года как перспективный работник назначается помощником начальника осведомительного отделения Симбирского губотдела ГПУ. Однако в связи с реорганизацией органов ВЧК в ГПУ (государственное политическое управление) и сокращением штатов уже в сентябре следующего года его откомандировывают к новому месту службы в Саратов.
Разве мог подумать тогда Алеша, что он на долгих сорок три года оставляет родной Симбирск, своих родителей, и за эти годы чекисту придется более полутора десятка раз переезжать к новым местам службы: спуститься вниз по Волге от Симбирска до Астрахани, а затем подняться вверх до Казани, поработать в Центре, возглавлять ряд областных и республиканских органов безопасности.
Обстановка в Саратовской губернии была во многом похожей на положение в Симбирской губернии. Саратов также оказался в зоне непосредственных боевых действий. Армии Деникина, казачьи войска атаманов Краснова и Каледина неоднократно пытались захватить его, понимая, что как железнодорожный узел, связующий Москву с Уралом, Казахстаном и Средней Азией, он имел стратегическое значение для соединения армий Колчака и Деникина и наступления на Москву. Контрреволюционеры стремились помочь реализации этих планов, формируя отряды Добровольческой армии.
В 1919 году губчека сорвала три заговора контрреволюционеров: «Союза фронтовиков», в формировавшейся в Саратове 4-й Армии (руководитель Дашевский – член ЦК партии эсеров), а также в среде военной и гражданской власти города. Заговорщики имели связи со штабами Колчака и Деникина, а также с «Московским тактическим центром».
Не менее трудными были два последующих голодных года, когда размах бандитизма и крестьянских выступлений достиг критической черты. Особенно опасным был мятеж бывшего комдива Красной Армии Сапожкова. Его банда пыталась захватить ряд районных центров, грабила население, занималась поджогами, провоцируя крестьянские выступления. После разгрома банды Сапожкова чекисты активно занялись профилактической работой в крупных формированиях белых офицеров Попова и Бакулина, которые состояли в основном из обманутых крестьян. Результатом была массовая явка бандитов и их главарей с повинной.
К сентябрю 1923 года, когда чекист Бызов прибыл в Саратовский губотдел ОГПУ, обстановка в губернии заметно стабилизировалась. Открытых контрреволюционных выступлений уже не было. Секретный отдел, в котором стал работать Алексей, сосредоточил внимание на разработке остатков белого движения, анархистов и эсеров, ушедших в подполье, ликвидации банд, возглавляемых деникинскими офицерами и красновскими есаулами. В 1924 году в одной из схваток с бандитами он был ранен. Последний раз он, уже будучи начальником отделения, в 1927 году выезжал с группой сотрудников в Бековский район, чтобы помочь местному отделу ОГПУ ликвидировать остатки банды белых офицеров Янковского, Алексеева и Измина, отличавшихся особой жестокостью и насилием.
Несмотря на занятость по работе, Алексей поступает в Саратовский госуниверситет имени Чернышевского, где он закончил лишь два курса.
С образованием Нижне-Волжского края, куда еще вошли Сталинградская и Астраханская области, Саратовский отдел ОГПУ преобразуется в Полномочное представительство ОГПУ этого края, а Бызов становится помощником начальника информационного отдела, а затем переводится в секретно-политический отдел. В 1932 году он, уже заместитель начальника СПО в Сталинграде, за успехи в оперативной работе награжден именным боевым оружием и знаком «Почетный чекист». В 1936 году Алексея Петровича переводят начальником 4-го отдела (новое название СПО) УНКВД Крымской АССР. Там он получает звание капитана госбезопасности (равнозначно званию подполковника), умело организует работу по националистическим проявлениям. Но по непонятным причинам в 1939 году внезапно командируется в Казань заместителем начальника управления милиции НКВД Татарской АССР, а затем в Куйбышев.
Великую Отечественную войну Алексей Петрович встретил в должности заместителя начальника УНКВД – начальника Управления милиции Куйбышевской области. На его плечи легла перестройка областной милиции на военный лад. К обычной милицейской работе прибавились новые направления: борьба с бандитизмом и дезертирством, участие в мероприятиях по розыску забрасываемых в область немецких шпионов и диверсантов, обеспечение общественного порядка в местах расквартирования прибывающего из западных районов СССР населения (более 100 тысяч), а также в окружении иностранных посольств и миссий.
В самое трудное для страны время, когда фашистские полчища захватили Волоколамск, Клин, Можайск, Калугу и Калинин, по решению Государственного Комитета Обороны, принятому 15 октября 1941 года, часть Советского правительства вместе с иностранными дипломатами переехали в Куйбышев, который стал по существу второй столицей. Забот еще прибавилось.
В срочном порядке, как вспоминал чекист, подбирались помещения, а иногда и жилые, красивые здания для размещения прибывших в Куйбышев 21 иностранного представительства. Началось строительство бункера для И.В. Сталина спецотрядом «Мосметростроя» и шахтерами из Кузбасса и Донбасса, которое закончилось в середине декабря 1942 года. Пришлось выполнить огромный объем работ. Только кабинет Сталина и зал заседаний занимали площадь примерно 70 квадратных метров под землей на глубине в 37 метров. Таких спецсооружений не имели ни Гитлер, на Черчиль, ни Рузвельт. Однако следует заметить, что Председатель ГКО в запасную столицу так и не приехал, хотя назначил дату 16-17 октября.
Запомнился нашему земляку и военный парад, состоявшийся в Куйбышеве 7 ноября, который, в отличие от московского, длился не 30 минут, а целых полтора часа. Демонстрация трудящихся продолжалась примерно один час. Парад принимал Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов, на главной трибуне находились Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин и ряд членов Советского правительства. Поблизости от трибуны стояли дипломаты и иностранные журналисты.
В параде приняли участие более 20 тысяч военнослужащих: формировавшиеся в ПриВО 65-я и 237-я стрелковые дивизии, курсанты, кавалерия, по площади прошли танки и артиллерия. Самым волнующим моментом был полет над городом и центральной площадью имени Куйбышева порядка 650 боевых самолетов, в основном новых типов.
Парад заставил дипломатический корпус убедиться в том, что Красная армия не уничтожена, а набирает силу. Политическое значение еще и в том, что именно после сообщения своих дипломатов о масштабах куйбышевского парада Япония, как союзник Гитлера, не стала вступать в войну против СССР. С эвакуаций диппредставительств в запасную столицу, какой стал город Куйбышев, для их охраны и контроля прибыло из Москвы около четырехсот сотрудников Наркомата внутренних дел. Но заметно прибавилось контрразведывательной работы и куйбышевским чекистам. Алексей Петрович как заместитель начальника УНКВД от руководства областной милиции был освобожден и стал заместителем по контрразведывательной работе с июня 1942 года.
Работа по иностранным посольствам, разведчикам, действующим под дипломатическим прикрытием, велась командированными в Куйбышев сотрудниками Второго Управления НКВД СССР в тесном контакте с областным Управлением. Особой активностью отличались английские разведчики из МИ-6 (выявлена резидентура) и их коллеги из польской разведки, действующие по единому плану сбора материалов оборонного характера.
Внимание куйбышевских чекистов в основном было сосредоточено на борьбе с агентурой гитлеровской разведки, которую интересовало передвижение советских войск и военной техники с Урала, Сибири и Дальнего Востока через Сызранский железнодорожный узел и по Волге, а также Куйбышевский оборонный комплекс. Достаточно сказать, что на территорию области немцами было заброшено 14 разведывательно-диверсионных групп, из них 4 – в район Сенгилея.
Под руководством Центра велись две радиоигры – «Кустарники» и «Послушник». Алексей Петрович принимал непосредственное участие в разработке операции «Послушник», самой легенды о существовании в Куйбышеве антисоветского религиозного подполья и продвижении ее к противнику. В результате под видом «послушников» этого «центра» удалось внедрить в «Абвер» двух оперработников и передавать немцам дезинформацию.
Как заместитель начальника Управления он отвечал за работу контрразведки по контролю за оперативной обстановкой, пресечению террористических и враждебных проявлений, ликвидации бандитских групп из дезертиров и уголовников, выявлению и пресечению провокационных слухов пораженческого и панического содержания.
Большое внимание требовалось уделять противодействию подрывной деятельности польских дипломатов, которые распространяли среди населения литературу и листовки провокационного характера. В их «посланиях» к военнослужащим содержались открытые призывы не воевать с Германией, а сдаваться в плен. В материалах для мирного населения восхвалялась райская жизнь в третьем рейхе, которая ожидает и российских граждан. И все-таки чекисты сумели перехватить этот опасный канал распространения листовок путем подстав своих людей.
В июле 1944 года Алексея Петровича назначают руководителем Управления НКГБ (в марте НКВД снова разделилось на два ведомства) по Брянской области. Он ехал в героический партизанский край и увидел разрушенный город, сожженные фашистами деревни, людей, живущих в землянках. Чувствовалась близость фронта: изредка город бомбили вражеские самолеты. Хотя область была освобождена Красной Армией от немецких оккупантов еще в октябре 1943 года, но выстрелы не смолкали. В лесах скрывалось много разного рода немецких пособников и предателей, карателей и полицейских, бандитов и дезертиров. В Брянске «Абвер» (германская военная разведка) и гестапо оставили свою агентуру.
Комиссару госбезопасности 3 ранга Бызову А.П. сразу пришлось заняться операцией «Десант», которая началась с захвата двух диверсионных групп сотрудниками УНКГБ и отдела «Смерш» Орловского военного округа. В результате этой операции, длившейся до конца войны, чекистам удалось захватить 58 вражеских диверсантов, 45 тяжелых тюков с оружием, боеприпасами, большой суммой советских денег и походной типографией. Была сорвана попытка «Абвера» создать в брянских лесах четвертый лжепартизанский отряд численностью в 200 человек.
Сложная оперативная обстановка требовала от коллектива Управления и его руководителя напряженной, слаженной и четкой работы. Ко Дню Победы леса на Брянщине в основном были очищены от группировок немецких пособников, бандитов и дезертиров. Положительные результаты работы чекистов были замечены Центром. Многие сотрудники получили правительственные награды, Алексей Петрович был награжден орденом Ленина.
В апреле 1946 года генерал-майор Бызов А.П. назначается министром госбезопасности Казахской ССР, где успешно работает в течение пяти лет. Одним из самых важных мероприятий во время службы в Казахстане, вспоминал Алексей Петрович уже будучи в Ульяновске, для него как министра госбезопасности стало обеспечение особо важной секретности при подготовке испытаний первой советской атомной бомбы на Семипалатинском военном полигоне и недопущение там даже мелких ЧП. День ее взрыва, 29 августа 1949 года, чекист запомнил на всю оставшуюся жизнь. Оперативные мероприятия проводились в тесном контакте с 3-м Управлением МГБ СССР, его начальником генерал-лейтенантом Королевым Н.А. Взрыв первой советской атомной бомбы имел планетарное значение, отрезвив «горячие» головы многих ястребов США и Запада, стремящихся развязать новую войну. А через месяц ТАСС заявил всему миру: «Атомная дипломатия потерпела провал после того, как США утратили монополию на ядерное оружие». Заслуги министра в обеспечении безопасности страны отмечены вторым орденом Ленина.
В сентябре 1951 года, в связи с наметившейся реорганизацией Министерства госбезопасности СССР, арестом его министра Абакумова B.C., потерпевшего поражение в поединке с Берией Л.П., начались перестановки руководящего состава центрального аппарата МГБ. Алексей Петрович вызван в Москву и назначен начальником Первого Управления МГБ (внешняя контрразведка), которое занималось обеспечением безопасности наших посольств, консульств и других советских представительств за границей. Однако через два месяца его внезапно выдвигают на должность руководителя Пятого (секретно-политического) Управления и утверждают членом коллегии МГБ СССР вместо полковника Волкова А.П., который был близок к арестованному бывшему министру.
На это управление возлагались задачи политической безопасности внутри СССР. Иными словами, выявление и пресечение враждебной деятельности среди антисоветских и националистических элементов, религиозно-сектантских организаций и остатков троцкистских групп (статья 58-10 Уголовного кодекса РСФСР – антисоветская агитация и пропаганда). Однако нового руководителя МГБ Игнатьева С.М., бывшего завотделом ЦК ВКП(б), работа 5 Управления не устраивала. По его мнению, из-за медлительности и пассивности она не отвечала духу времени и обстановке. Надо было в срочном порядке найти террористов, якобы угрожавших членам политбюро и лично И.В. Сталину, о чем написал вождю следователь МГБ Рюмин М.В. 14 июня 1952 года генерал-майор Бызов А.П. был освобожден от должности и переведен в Ростов-на-Дону руководителем областного Управления МГБ.
В историю регионального органа безопасности он вошел как весомая авторитетная личность. В одном из документов в музее УФСБ сказано: «С июня 1952 года по март 1953 года начальником Ростовского Управления работал генерал-майор Алексей Петрович Бызов, 1904 года рождения, прибывший из Москвы с должности начальника 5 управления МГБ СССР, проработавший в органах госбезопасности более 30 лет. Это был всесторонне подготовленный профессионал, обладавший высоким интеллектом. Под его руководством были разысканы и арестованы в городе Ростове-на-Дону агенты-парашютисты американской разведки Волошиновский и Кошелев, а также успешно проведен ряд важных оперативных мероприятий в отношении дипломатов-разведчиков из стран НАТО».
Не прослужив и одного года в Ростове, переводится в Ташкент министром внутренних дел Узбекской ССР (в марте 1953 года МГБ СССР было расформировано, а его подразделения вошли в состав МВД).
В 1954 году с образованием Комитета госбезопасности при СМ СССР Алексей Петрович утверждается Председателем КГБ при СМ СССР Узбекской ССР. В свете новых требований он занимается совершенствованием оперативной работы, направляет усилия коллектива на борьбу с агентурой разведок США и стран НАТО и против подрывной деятельности зарубежных исламистских центров, предупреждению националистических проявлений в республике. Растет его авторитет в руководстве Узбекистана. Он избирается депутатом Верховного Совета СССР 3,4,5-го созывов. В 1957 году накануне 40-й годовщины Октября генерал Бызов был награжден третьим орденом Красного Знамени. Однако в 1960 году в связи с болезнью он увольняется с военной службы. Его приглашают на работу в государственных структурах Узбекистана заведующим отделом Комиссии советского контроля, а с 1963 года начальником секретариата Президиума Верховного Совета Республики.
В 1966 году отставной генерал принимает твердое решение переехать с женой на постоянное место жительства на свою малую родину, в Ульяновск.
Еще раньше в своих кратких мемуарах он писал: «…Ульяновск для меня дорог как место, где прошли мои детство и юность, где похоронены отец и мать. Здесь, как и у многих комсомольцев того поколения, началась моя активная жизнь, в 15 лет приобщился к работе в ЧК, да так и задержался в ней почти на всю жизнь».
К этому следует добавить, что в Ульяновске Алеша встретил свою первую любовь, и, когда в 1923 году он получил назначение к новому месту службы, перед отъездом в Саратов молодые поженились. А через два года у них родился сын Лева. Жена Алексея Петровича – Бызова (девичья – Пиянина) Мария Владимировна, 1903 года рождения, уроженка села Сурки Вешкаймского района Ульяновской области, давно мечтала вернуться в родные места. Она устала от бесконечных переездов (пришлось сменить 12 городов), ташкентская жара подорвала ее здоровье.
Их сын, Лев Алексеевич пошел по стопам отца, гордился им и стал его перспективным преемником в деле обеспечения государственной безопасности.
Генерал-майор Бызов Алексей Петрович прожил яркую и интересную жизнь, был активным участником гражданской и Великой Отечественной войн и внес немалый вклад в дело победы советского народа, в разгром фашистской Германии, её военной машины и спецслужб третьего рейха.
Руководство и Совет ветеранов Управления заботятся о поддержании преемственности поколений сотрудников госбезопасности и соблюдении боевых традиций наших земляков.
В музее УФСБ имеются материалы, рассказывающие о нелегкой службе чекиста. Ветераны и сотрудники нашего управления свято чтут память о Бызове Алексее Петровиче. Для молодых сотрудников он является достойным примером служения нашей великой Родине.

Зам. председателя Совета ветеранов УФСБ России
по Ульяновской области
полковник в отставке А.С. Лихарев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.