Вечером 21 октября в Ульяновске трое мужчин напали на известного ульяновского юриста и гражданского активиста Алмаза Кучембаева и жестоко избили его. У Кучембаева сломан нос, повреждены мягкие ткани головы, в больнице ему наложили швы, чудом обошлось без сотрясения мозга. В связи с нападением возбуждено уголовное дело по ст. 112 УК РФ «Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью».

Юрист Кучембаев занимается делами, связанными с недвижимостью, строительством, земельными спорами. Он является лидером неформального движения «Третья сила», куда входят ульяновские юристы и архитекторы. Их цель – объединить усилия экспертов для спасения городской среды от незаконной застройки, а зеленые зоны – от уничтожения. На последних муниципальных выборах Кучембаев баллотировался в Гордуму как независимый кандидат, но проиграл человеку, получившему поддержку обладминистрации.

Юрист отстаивает интересы горожан, подавая иски в суды и заявления в прокуратуру. В частности, он оспорил незаконную застройку на берегу реки Свияги, которую осуществила Ассоциация любителей холодового плавания, руководитель этой ассоциации, член • Единой России» Владимир Вальцев, был конкурентом Кучембаева на выборах, но снял свою кандидатуру. По словам Кучембаева, полиции известно, что люди, в начале октября повредившие его машину, пользовались автомобилем, принадлежащем помощнице Вальцева, но никаких мер к их поиску полиция не предприняла.

Кучембаев оспаривает в суде решение Городской думы, которая изменила генеральный план города и тем самым разрешила компании «Смарт-ин-вест» застраивать многоэтажками прибрежную зону реки Свияги (процесс по этому иску начался 29 ноября). Суд также принял к рассмотрению иск Кучембаева с требованием запретить мэрии бесконтрольно сливать сточные воды в Свиягу. Этот иск также осложнит застройку прибрежной зоны реки. А начала свою деятельность «Третья сила» с того, что попыталась через суд вернуть городу часть улицы Льва Толстого и переулок Краснознаменный, незаконно отрезанные и перекрытые Ульяновским суворовским училищем.

– Нападавших было трое, и еще трое их людей за этим наблюдали, – сказал Алмаз Кучембаев в телефонном интервью на следующее утро после нападения.

– Это была спланированная акция. Я шел по обычному маршруту от офиса к дому, и около 18.30, когда уже темнело, во дворе дома, в 50 метрах от областного арбитражного суда, все и произошло. Я иду, впереди меня – двое, один из них останавливается, наклоняется, я обхожу и оставляю его за спиной, второй разворачивается и брызгает из баллончика мне в глаза. И в эту же минуту сзади – удар. Я понимаю, что это нападение, начинаю отбегать, и тут третий встречает меня. Все – подготовленные спортсмены, в тонусе, поставленные удары, без заминок. В качестве оружия использовалась металлическая труба. Ребята были уверены в себе, не знаю, было ли у них еще оружие. Они явно понимали, что будут иметь превосходство.

– Как понимать произнесенную одним из этих людей фразу: «Когда же ты отстанешь?»

– Это означало: мы же машину тебе уже поцарапали, ты должен был понять.

– К какому эпизоду вашей деятельности это может иметь отношение?

– Не вполне ясно. В последние дни мы подали несколько заявлений против застройщика набережной Свияги. Несколько дней назад был оштрафован руководитель ассоциации «моржей» Вальцев. Две группы, с которыми у меня был конфликт, – это как раз «моржи» и застройщик – компания «Смарт-йнвест». У застройщика могли быть деловые мотивы, у Вальцева – низменные: он обижен, что ему карьеру сломали, ведь из-за меня ему пришлось сняться с выборов в Гордуму, потому что я добился, что базу «моржей» на берегу Свияги признали незаконной, на него наложили штраф. Гордума для него, очевидно, была мечтой.

– Вас хотели просто побить или хуже?

– Хотели, скорее всего, вырубить надолго. Убрать меня как юриста в судах. Был момент, когда я сопротивлялся, меня повалили на землю, я продолжал отбиваться, и прозвучала команда «добиваем». Тогда стали бить по голове руками, ногами и железкой. Вошли в раж.

– Как удалось спастись?

– Меня спасла одна женщина, которая начала кричать и бросаться на нападавших.

– Какова была первая реакция правоохранительных органов?

– Сугубо официальная. Меня мучали непонятными вопросами: кому я звонил, чтобы меня в «Скорую» отвезли, какая у меня машина, можно ли получить распёчатку моих звонков жене? Я знаю машину, на которой передвигались нападавшие. «Вы ее задержали?» – спрашиваю. «Нет». А мы эту машину знаем с начала октября. Это машина помощницы Вальцева.

– Повлияет ли это преступление против вас на вашу дальнейшую деятельность в качестве юриста и гражданского активиста?

– Мой посыл был таков: я эксперт, действующий в интересах общества. К сожалению, бизнес и власть срослись, а экспертиза просела. Я шел в суд, потому что прокуратура не делала свою работу. Я всегда действовал в установленном -судебном – порядке. Я человек системы, юрист, который, выступая в суде, может добиться вердикта, который приведет к демонтажу незаконных построек, к сохранению реки. Я не революционер на баррикадах, мне нельзя быть одиночкой, я должен работать с системой, иначе от меня нет пользы. Но я не рассчитывал, что криминал действует как часть системы и достаточно свободно выбирает цели и методы. Нападение на меня показывает, что ОПГ защищают свой статус во власти от таких, как я. Как бы я мог защититься от покушения на убийство, выступая в суде?

На следующий день после избиения юриста губернатор области Сергей Морозов на рабочем совещании сказал, что попросил правоохранительные органы провести тщательное расследование этого преступления. Члены Объединенного штаба независимых кандидатов и неформального движения «Третья сила» готовят обращение к руководству региона. Они считают, что преступление связано с общественной деятельностью Кучембаева и является предупреждением всем жителям Ульяновска, кто занимает активную гражданскую позицию. «СК» также считает, что это дело послужит для общества и региональной власти лакмусовой бумагой: если преступники не будут найдены, общество сделает вывод, что хозяйственные споры решаются не в судах, а с помощью избиений и запугивания, что законная власть бессильна, сколько бы денег она не потратила на свой пиар, а ситуацию в области контролирует не государственные органы, а преступные группировки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.