В рамках своей деятельности АНО «Центр стратегических исследований Ульяновской области» в качестве государственного задания на 2020 год, утвержденного Губернатором Ульяновской области, выполняет научно-исследовательскую работу «Основные направления развития малого и среднего предпринимательства в Ульяновской области до 2030 года».

Одной из задач данной работы является проведение диагностики малого и среднего бизнеса Ульяновской области и оценка качества делового климата.

В рамках данной работы экспертами ЦСИ проведен анализ основных показателей развития малого и среднего предпринимательства за ряд лет, а также выборочный опрос субъектов предпринимательской деятельности по оценке условий ведения бизнеса в регионе и основных проблемах.

Приводим некоторые результаты:

2020 год стал серьёзным испытанием для бизнеса. Введенные ограничительные меры оказали сильное влияние на крупных игроков рынка, а по малым предприятиям был нанесен настоящий удар. Еще недостаточно окрепший малый бизнес был вынужден приспосабливаться к работе в новых условиях: противоэпидемические мероприятия существенно ограничили формат работы, сократили поток клиентов, спровоцировали увеличение необязательных в обычное время затрат на дезинфекцию и соблюдение мер безопасности здоровья потребителей и персонала. Ухудшило положение и изменение поведения потребителей – многие переориентировались на более избирательный спрос.

В то же время экономические потрясения весны-лета текущего года произвели в секторе малого и среднего бизнеса Ульяновской области необычный эффект: к июлю число субъектов МСП увеличилось на 499 единиц, однако число работающих в этой сфере стремительно упало (-1135 человек, занятых в секторе). Судя по такой статистике, напрашивается вывод: либо действующие предприятия сократили своих работников так сильно, что вновь образованные не смогли покрыть «потери», либо новые субъекты предпринимательства фактически не создавали рабочих мест. Кроме того, не следует исключать и обратного: сотрудники предприятий, оказавшихся в сложной финансовой ситуации, могли сами стать инициаторами сокращений с целью получения финансовой помощи от государства. Если предприниматель в связи с возникшими ограничениями не мог выплатить своим сотрудникам зарплату, то выходом для них становилась регистрация в качестве безработных и последующее получение пособий. Однако это предположение наталкивает на мысль о латентном кризисе в секторе МСП, который только обнажился на фоне пандемии.

Тенденция к сокращению частного сектора наметилась еще в 2017 году, а за прошедший 2019 регион «потерял» 1190 малых предприятий, зарегистрированных в форме юридических лиц.

Аналогичная ситуация характерна не только для нашего региона, она складывалась на всей территории Российской Федерации.

Следствием этой отрицательной динамики стало соответствующее сокращение численности занятых на предприятиях малого бизнеса.

Наиболее заметное уменьшение числа работников произошло среди юридических лиц. Это наряду со стабильным уровнем безработицы в предшествующие годы и сокращением численности малых предприятий может говорить о возможном укрупнении предприятий.

Но, вероятнее всего, причина в предпочтении о переходе наемных работников в сферу крупного бизнеса или государственных организаций. Кроме того, сокращение численности занятых может быть ознаменовано возрастающей цифровизацией бизнеса, когда работу теряют сотрудники, чьи функции могут выполняться компьютерной техникой, а также относительно небольшой заработной платой в рассматриваемом секторе экономики.

Не стоит исключать и теневую занятость на предприятиях малого бизнеса, которая попросту не отражается в статистических источниках.

Кстати, именно деятельность в теневом секторе в период пандемии сыграла злую шутку как с лицами, занятыми в нем, так и самими предпринимателями, предлагающими такой вид работы.

Руководитель проекта Центра передовых инициатив, технологий, проектов Центра стратегических исследований Ульяновской области Суров Михаил:

«Проведенный нами анализ показал, что негативные тренды в развитии предпринимательства возникли не вчера. Кризисные явления, связанные с борьбой с коронавирусом, лишь обострили имеющиеся проблемы в данной сфере и ускорили многие процессы. Сегодня мы столкнулись с новыми вызовами, и эти условия бизнесу следует воспринимать как сигнал к действию».

 

Имеющиеся статистические данные говорят нам о проявлении негативных трендов в сфере малого и среднего предпринимательства, которые выражаются в снижении количества самих субъектов МСП и в сокращении числа работников, занятых у них. Поэтому сейчас важно понять настроения предпринимательского сообщества и выяснить почему же среди предпринимателей возникает желание закрыть свой бизнес.

С этой целью в июле 2020 года Центром стратегических исследований проведен выборочный опрос предпринимателей и руководителей организаций. Ключевые результаты:

  1. Основная масса предпринимателей считают условия ведения бизнеса в регионе комфортными

41,4% опрошенных предпринимателей заявили о комфортных условиях ведения бизнеса в Ульяновской области. Такие предприниматели считают, в регионе достаточно легко открыть свое дело, налоговая нагрузка оптимальна, кадровый потенциал достаточен, а рынки сбыта доступны. Кроме того, такие предприниматели отметили, что меры поддержки, оказываемые государством доступны и достаточно актуальны, а коррупционные составляющие отсутствуют.

Но картина не совсем однозначная, так как 36,2% опрошенных не считают условия ведения бизнеса в регионе комфортными, а еще 22,4% затруднились ответить на вопрос о комфортности условий.

Тревогу вызывает то обстоятельство, что в совокупности более половины (58,6%) опрошенных комфортность условий охарактеризовали с отрицательной стороны или вовсе не смогли этого сделать. Это может говорить о том, что предприниматели в принципе не ощущают на себе «прелести» благоприятного делового климата.

39,5% охарактеризовали условия ведения предпринимательской деятельности как очень комфортно и комфортно, а 60,5% дали низкие оценки комфортности условий.

  1. Большинство субъектов предпринимательства работают стабильно и позитивно оценивают свои перспективы

В рамках опроса респондентам было предложено оценить перспективы своего бизнеса. Так, 14,5% оценивают перспективы развития своего бизнеса как достаточно хорошие и намерены вкладываться в развитие своего бизнеса. 50,7% опрошенных работают стабильно и не планируют прекращать ведение бизнеса. А вот другие 22,4% в свете накопившихся проблем и сложившейся экономической ситуации думают о прекращении деятельности и закрытии организации. У других 12,5% опрошенных предпринимательская деятельности уже не ведется, хотя организация и не ликвидирована.

  1. Почти у половины опрошенных нет наемных работников

Тревожную картину показали результаты опроса по количеству работников. Так, 44,7% опрошенных предпринимательских субъектов отметили, что вообще не имеют наемных работников, другие 47,4% отметили, что численность их работников составляет от 1 до 15 человек. Данные результаты могут свидетельствовать о том, что абсолютное большинство потенциальных работодателей в лице субъектов предпринимательства наемных работников не имеют вообще, либо их численность минимальна. Только лишь 6,6% опрошенных субъектов бизнеса имеют штат в количестве от 15 до 60 человек. Работодателей, имеющих значительные штаты от 50 до 250 человек и свыше 250, набралось менее 1,5%.

  1. Только каждый 10-ый предприниматель считает финансовые инструменты поддержки доступными

В рамках опроса, субъектам предпринимательской деятельности было предложено оценить доступность финансовых инструментом поддержки по 5-бальной шкале, где 5 означало, что финансовые инструменты поддержки доступны, а 1 – доступных финансов нет.

Так, по результатам опроса выяснилось, что доступными инструменты финподдержки считают только 10,5%. В то же время, 28,3% и 23% опрошенных дали доступности оценки 1 и 2 соответственно. Т.е. половина опрошенных считают финансовую поддержку практически недоступной для себя.

  1. Финансовая поддержка является наиболее интересной и перспективной

В рамках исследования необходимо было выяснить, какие виды поддержки субъекты малого и среднего бизнеса считают наиболее востребованными и перспективными в будущем.

Как и следовало ожидать, 39,6% опрошенных определили, что финансовая поддержка является наиболее востребованной и перспективной в будущем.

Затем с большим отрывом идет имущественная поддержка – 19,5%, консультационная поддержка – 17% и информационная поддержка – 16,5%, другие виды поддержки выбрали 7,4%.

Возможно на такой результат в большей степени повлияла реализации мер по предоставлению финансовой поддержки субъектам предпринимательской деятельности в целях снижения негативного влияния распространения коронавирусной инфекции в 2020 году.

В разрезе видов финансовой поддержки наиболее популярным стало кредитование под низкие проценты, набравшее 41,1% голосов.

Чуть менее популярным стало прямое финансирование – 34,4%, затем микрофинансирование – 15,6%, а вот обеспечение залоговых обязательств набрало только 8,9% голосов.

  1. Основная причина закрытия – низкая платежеспособность населения

Главный вопрос исследования – какие основания могут стать решающими при закрытии бизнеса?

 

Как видно из данных, представленных в диаграмме, основной причиной принятия решения о закрытии бизнеса является низкая платежеспособность населения, вследствие чего прибыль от ведения предпринимательской деятельности не покрывает всех текущих расходов.

Несмотря на то, что конкуренция способствует лучшему обеспечению рынка товарами, для самих предпринимателей конкуренция становится одной из причин прекращения предпринимательской деятельности. Здесь необходимо сказать и еще об одном факторе – «теневом» секторе экономики. Работая в тени, такие предприятия, не обремененные обязательными налоговыми и другими платежами, составляют серьезную конкуренцию «белому» бизнесу.

Несмотря на политику по оптимизации налоговой нагрузки на бизнес, предпринимателей, готовых закрыться из-за уровня фискальной нагрузки, всё еще достаточно.

 

  1. Торговля и общественное питание – сферы, в которых чаще всего прекращается предпринимательская деятельность в 2020 году.

Самой популярной сферой, в которой наиболее часто прекращали предпринимательскую деятельность стала торговля – 35,8% опрошенных. Общественное питание – 15,5%. В совокупности торговля и общественное питание отметили более половины опрошенных – 51,3%.

Далее выделены сферы, набравшие менее 10% голосов:

– транспортные услуги – 8,8%

– сельское хозяйство и строительство – по 4,9%

– обрабатывающие производства – 2,7%

– информационные технологии – 1,8%

– другие сферы деятельности – 25,6%.

Полученные в ходе исследования результаты говорят о том, что из-за пандемии коронавируса, спровоцировавшей кризисные явления, сильнее всего пострадала сфера торговли и услуг.

В настоящее время как на федеральном, так и на региональном уровне действует обширный перечень мер поддержки пострадавших отраслей. Как правило, данная поддержка является финансовой. Но результаты опроса показали, что около половины опрошенных предпринимателей считают ее практически недоступной для себя. Кроме того, значительная часть респондентов условий ведения бизнеса оценила недостаточно комфортными.  Косвенно это может означать, что предприниматели мало осведомлены о предпринимаемых мерах содействия развития их деятельности со стороны властей.

На сегодняшний день важнейшей задачей является преломление имеющегося тренда на закрытие малых предприятий.

Поэтому сейчас как никогда важно

Во-первых, усилить консультационную поддержку, особенно на территории муниципальных образований региона. Необходимо до каждого предпринимателя довести информацию о мерах поддержки, на которые он может или мог бы претендовать, будь то финансовая, имущественная или налоговая поддержка.

Во-вторых,  большее внимание следует уделять обучающим мероприятиям для субъектов МСП, с разбором наиболее успешных практик преодоления кризисных ситуаций в бизнесе.

В-третьих, целесообразно рассмотреть вопрос о пролонгации мер поддержки и снижении процентных ставок для бизнеса, работающих в обрабатывающем производстве, сельском хозяйстве, строительстве и других пострадавших сферах, и желающих получить помощь в форме государственного микрофинансирования и поручительства.

И, наконец, можно обратиться к мировому опыту и заимствовать довольно непривычные для нас практики поддержки пострадавших отраслей. Например, власти одного из городов Америки запустили интернет-ресурс, который содержал информацию о наиболее пострадавших объектах общественного питания. Местным жителям предлагалось воспользоваться услугами именно этих заведений, чтобы «поддержать» их в трудный момент. Не исключено, что и в наших реалиях такая мера могла бы дать свой положительный эффект.

Несмотря на негативные тенденции и не самые радужные настроения среди действующих предпринимателей, в регионе есть предприятия, которые в условиях турбулентности не только не сократили свое производство, а наоборот, смогли выйти на новые рынки сбыта и упрочить свои позиции. Например, ООО «УНИК», занимающее производством дверей в Чердаклинском районе.

Руководитель компании «УНИК» Урмаков Николай: «Наша компания объединяет несколько производственных площадок, занятых производством дверей. Несмотря на общую негативную ситуацию в экономике, наша компания провела модернизацию производства, позволившее расширить ассортимент и повысить качество выпускаемой продукции. Для того, чтобы уверенно развиваться, мы создаем конкурентоспособный продукт под массового потребителя.

Благодаря принятым решениям, в 2020 году мы не сократили ни одного работника. Более того, в связи с расширением деятельности, на предприятии имеется устойчивая потребность в увеличении численности персонала, которую к концу года мы планируем нарастить примерно на 30%.

Стоит отметить, что география поставок не ограничивается только Россией. В настоящее время мы активно работаем с Казахстаном, выходим на поставки продукции в Киргизию. Сейчас у нас сформирован портфель заказов на несколько месяцев вперед, что позволяет планировать бизнес и оптимистично смотреть в будущее».

 

Вместо заключения.

В августе 2020 года Федеральная налоговая служба проводила так называемую «чистку» Реестра субъектов МСП (исключение из реестра субъектов, не представивших сведения о среднесписочной численности работников за отчетный год, а также отчетных форм по налогам, позволяющим установить размер дохода), повлекшее за собой существенное сокращение количества субъектов МСП. Для Ульяновской области это обернулось «потерей» более 2 тысяч субъектов предпринимательства.

Это, а также обязанность соблюдения мер безопасности, возможность введения жестких ограничительных мер по аналогии с весенне-летним периодом, и другие причины закрытия бизнеса, дают все основания полагать, что к концу и без того тяжелого 2020 года предпринимательский сектор Ульяновской области подойдет существенно «сжатым».

Доктор экономических наук, заместитель генерального директора Центра стратегических исследований Ульяновской области, авто научных трудов по вопросам малого и среднего предпринимательства Максим Светуньков: «Традиционно в экономической науке и практике государственного управления малый и средний бизнес рассматриваются, как нечто существующее самостоятельно и отдельно от крупных предприятий. Это абсолютно неправильно, спрос на малый и средний бизнес создают именно крупные промышленные предприятия. Если промышленный сектор экономики слаб, то никакие меры поддержки предпринимательства, никакой деловой климат не дадут нужного эффекта. Малый и средний бизнес работают вокруг крупного, оказывая ему широкий спектр услуг. Это могут быть клининговые услуги (уборка территории и помещений), перевозка комплектующих и готовой продукции, консультационные услуги, организация питания сотрудников, их медицинское обслуживание и многое другое. Отдать все это на аутсортсинг намного выгоднее, чем содержать в штате столь широкий спектр «обслуживающего» персонала. Работники промышленных предприятий, получая зарплату, покупают продукты питания, предметы быта, одежду и прочее, то есть тратят деньги именно в структурах малого и среднего бизнеса. Но ключевым элементом этой системы взаимоотношений является именно крупные промышленные предприятия.

В современной России налоговое, таможенное, тарифное и прочие системы регулирования не стимулируют развитие промышленности, намного выгоднее осуществлять спекулятивные операции с коротким циклом оборота денег, нежели осуществлять долгосрочные инвестиции для создания производства. О смене существующей системы регуляторной политики очень много говорится на федеральном уровне, но, к сожалению, реальных изменений нет. Поэтому существующие меры поддержки малого и среднего бизнеса позволяют ему существовать в режиме самозанятости и лишь единицам удается развиваться.

Текущий кризис проявился в двух аспектах. Во-первых, мировые цены на нефть в этом году достигли своих исторических минимумов, это привело к ощутимому снижению доходной части федерального бюджета нашей страны. В результате у государства стало меньше возможностей для реализации крупных проектов и поддержки регионов. Во-вторых, карантинные меры, объявленные по причине пандемии коронавируса «ударили» прежде всего по сфере услуг, а это малый и средний бизнес, который и так работал в режиме «выживания» или в лучшем случае небольшого развития. Кроме того, снизились доходы населения, что также сказалось на предпринимательских доходах.

В результате, та статистика, которую мы с Вами видим, свидетельствует о том, что экономика нашей страны съеживается за счет уменьшения предприятий малого и среднего бизнеса и спада в нефтяной отрасли. К сожалению, те меры поддержки, которые были приняты на федеральном уровне, позволили выжить некоторым предпринимателям, но не способствуют развитию их бизнеса. Налогообложение остается все таким же путанным и противоречивым, процедуры согласования разрешительной документации короче не стали и кредиты в банках не подешевели. Думаю, что без каких-то радикальных мер принципиально изменить ситуацию не получится».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.