Ведущий клуба-Жан Миндубаев.

От ведущего.

Прекрасно  понимая разницу между официальными заявлениями  всякого  уровня  должностных лиц  – и реальной ситуацией  с пандемией  (а она пока никаких радужных перспектив человечеству не  обещает) предлагаю  вниманию читателей размышления  на  эту тему   доктора технических наук, профессора УлГТУ  Владимира …..Филаретова.

Кому-то они могут показаться наивно-утопическими- но я так не считаю.  Ибо уважаемый профессор  обнажает  самое главное противоречие  между Природой и Человечествои. Противоречие, о котором уже забыло наше двуногое племя – но  без осознания   и устранения  которого ( и тут  автор  как мне кажется абсолютно прав) нас еще и еще будут на фоне бодрячества поджидать очень большие   неприятности..

Вчитайтесь .Вдумайтесь. Это  бывает полезно.

Ж.М.

***

 Владимир Филаретов.

Эра потребления.

Человечество, вступившее в эру потребления, неизбежно двигалось к масочному режиму и самоизоляции. Выключение естественного отбора и превращение человека в тепличное дитя цивилизации отдалило его от Природы и поставило в зависимость от благ цивилизации: рафинированной пищи, комфортных условий и медикаментов. Современного человека трудно назвать частью Природы – большинство людей перестало затрачивать физические усилия для получения хлеба насущного. Это привело к нарушению баланса между затратами энергии и потребляемой пищей.

Прием пищи не по фактическим затратам энергии, а по условному рефлексу (по времени), приводит к избыточной массе, особенно, когда обмен веществ и рост тканей замедляется. Мы так устроены – только жировые депо могут накапливаться почти неограниченно и без всяких усилий.

Жировые отложения в Природе обновляются из-за отсутствия постоянного источника пищи, а у человека с достатком являются рассадником болезнетворных бактерий, выделяют вредные вещества и мешает работе внутренних органов. Избыток в организме питательных веществ блокирует естественную утилизацию (в пищу) микроорганизмов, проникающих извне, что ставит человека в зависимость от медицины и фармакологии. Если не хватает желания и воли для поддержания физической формы, то приобретается букет болезней, связанных с избыточным весом, в том числе иммунодепрессии.

В условиях пандемии ярко проявился первый признак здорового человека – устойчивость к так называемым простудным заболеваниям. Те, кто заболевает весной, тем более будут болеть осенью. Здоровым можно назвать человека, который не страдал от острых респираторно-вирусных инфекций (ОРВИ) в течение года и более.

Первопричиной ослабления иммунитета является образ жизни и питания, но современному человеку с детства предлагали таблетки и делали уколы. Люди, в надежде на медицину, не привыкли связывать состояние своего организма с годами неправильного пищевого поведения. Но врачи поставлены перед фактом, когда поздно просвещать нерадивого пациента. Организм, доведенный до плачевного состояния, могут спасти только экстренные меры.

По мерам, которые принимают руководящие штабы в борьбе с пандемией, кажется, что с ослабленным иммунитетом можно справиться только одним способом – погружением человека в стерильные условия. Такая среда создается путем угнетения или нейтрализации естественной микрофлоры организма соответствующими химическими средствами и препаратами.

Потребитель платит за убийство бактерий, живущих с ним в симбиозе, что проявляется системными нарушениями, прежде всего, в желудочно-кишечном тракте. Свято место пусто не бывает – микроорганизмы мутируют, приобретая устойчивость, или полезные бактерии заменяют другие, защита от которых не выработалась в ходе эволюции.

Пищевой стресс.

Снизить свой иммунитет я могу легко избыточным питанием, даже эпизодическим, по случаю (чтобы «добро не пропадало»). Заметил, что тело обычно ослабляется, когда разум не вполне доволен собой, например, возникают какие-то неприятности или когда научная задача не решается. Этим подкрепляется тезис, что «сознание определяет бытие» или «все болезни от нервов».

Важно, что в случае оптимального веса это не приводит к осложнениям, простуда проходит за считанные дни с сохранением умственной работоспособности. Теперь и до официальной медицины дошло, что больные с избыточным весом наиболее уязвимы к вирусным заболеваниям и страдают в тяжелой форме. Тридцать лет назад я пришел к этому самостоятельно, связав довольно частые простудные заболевания с превышением массы тела по сравнению с весом юношеского (призывного) возраста. Характерно, что здоровый образ жизни и регулярные физические нагрузки (прерываемые только простудами) не способствовали избавлению от ОРВИ.

Сбросив 10-15 кг (до юношеского веса), я стал другим человеком – перестал простужаться. Многие неоправданно считают оптимальным свой вес, поддерживаемый десятилетиями, хотя он значительно отличается от веса в юности. Возникает вопрос: зачем таскать десяток-другой килограммов, перегружая позвоночник, суставы, сердечнососудистую систему, как будто их развитие продолжалось в зрелом возрасте? Какая необходимость в том, чтобы в форсированном режиме вырабатывать ресурс систем и органов, которые рассчитаны на значительно меньший вес тела?

Добавленный с годами вес нельзя считать выгодным приобретением. Человек лишается подвижности, оказывается не в состоянии повторить, когда-то выполняемые нормативы физической подготовки. Живот мешает оставаться полноценным работником, препятствуя диафрагмальному дыханию. Естественно, что такому человеку остается только предложить надеть маску в общественном транспорте…

Тот, кто ходит, не болеет.

Не только потому, что не подхватывает вирус в транспорте. Способность к продолжительной ходьбе, характеризует состояние здоровья, как и устойчивость к простудным заболеваниям. Будешь здоров, если тебя, как волка, будут «кормить ноги». Человеку даже проще, он может «добычу» не в зубах нести, а в рюкзаке. Груз согреет уязвимую для ветра и дождя спину, увеличит теплопродукцию мышц. Минимум одежды устранит избыточное потоотделение и обеспечит закаливание организма.

Бессмысленно ждать милостей от Природы, если пренебрегаешь принципами, заложенными в ходе эволюции человека. Ручной труд, конечно, важно перекладывать на плечи машин, но не настолько же, чтобы самому превращаться в рухлядь? Человек утрачивает физиологически присущие ему функции и становится «овощем», которому реклама диктует потребительское поведение, усугубляя состояние.

На фоне пандемии видно, как эра потребления будет переходить в эру цифровизации, когда задача управления предельно упростится введением «цифрового рубля». Неформальные денежные отношения между винтиками потребительского механизма станут невозможными.

Жизнь, лишенная импровизации, станет неинтересной. Граждане без цифровых рублей будут выдавлены в Природу. Может быть, к счастью – рекламной дури только под кустами пока нет. К тому же все равно скоро все на Природу потянутся, чтобы рассредоточиться от коронавируса…

Имитация древнего собирательства при сборе даров Природы, походах на дачу, пеших путешествиях – именно то, чего не хватает людям при пандемии. Зачем кучковаться и жевать маски? Не проще ли приобрести естественный иммунитет, не слишком следуя санитарно-гигиеническим требованиям, которые делают человека беззащитным перед внешней средой?

Начни с себя: элементы закаливания.

Когда слышу о прививках и вакцинах, необходимости пользоваться средствами обеззараживания, я усмехаюсь, потому что нахожусь ближе к Природе, чем к фарминдустрии. Могу кушать с земли, как с блюда, но брезгую моющими средствами для тела или посуды, запахами дезодорантов. Получается, что и так привит от всякой живой заразы. А новый вирус для естествоиспытателя как не пройденный маршрут…

При полисно-платной медицине остается любить собственные бактерии и рассматривать химические воздействия в виде медикаментов как покушение на меньших братьев. В блокадном Ленинграде, несмотря на антисанитарию, не фиксировались инфекционные заболевания. Почему же мы так уязвимы? Потому что напичканы антисептиками и предаемся чревоугодию!

Хроническая пневмония сопутствовала моим детским годам: освобождался от физкультуры, пропускал в санаториях четверти учебного года… Только продолжительные прогулки, открытые водоемы и Солнце избавили от недомоганий. Наглотавшийся за детские годы таблеток, дал себе установку, что прием медикаментов это проявление слабости. Для коррекции состояния организма достаточно естественных факторов: соответствующего питания или отказа от него, Солнца и физических нагрузок в природной среде.

С годами пришел «радикализм». Четверть века назад перестал заменять пломбы для санации полости рта. Острые края поврежденных кариесом зубов стачивал алмазным надфилем. Через 10 лет подумал, зачем трачу время на чистку зубов, когда можно это делать пищей?

Одновременно с зубной пастой отказался от мыла для мытья тела и головы. Зачем порам кожи всасывать мыльную пену? Ведь пить ее, думаю, не найдется желающих… Очевидно, что «атака» моющих средств провоцирует инфекционное заболевание из «пограничного» состояния, ведь простудившимся не рекомендуют купание.

После того, как тело немного проберет горячая вода, потожировые с ороговевшими частичками кожи легко снимаются жесткой мочалкой. От вытирания полотенцем после горячего купания отказался, как и от мыла. Переход к высыханию облегчает обливание холодной водой. Такая контрастная процедура – эффективный элемент закаливания организма.

Другим естественным элементом закаливания является выход во двор или на балкон (раздетым и босиком) во время утренней уборки помещения. Выбиваются шерстяные одеяла, которые используются в качестве постели (одно одеяло вместо простыни). Касание шерстью обнаженного тела способствует согреванию, а трение при движениях во сне создает эффект сухого купания.

Ежедневная уборка полезна и дает хорошую разминку. Ее заканчиваю, выполняя подходы к турнику. Настроение улучшается, когда не уступаешь по количеству подтягиваний себе 20-летнему, а в числе подходов даже превосходишь. Обидно, что одежда того времени немного тесновата – добавил мышечной массы.

Третьим элементом закаливания является круглогодичный сон с приоткрытой форточкой. Если холодно, то используются дополнительные одеяла, а на голову набрасывается носовой платок или надевается свободная шерстяная шапочка. Такое закаливание позволяет не простужаться при движении в любую погоду, будучи легко одетым. Уязвимыми частями тела являются: голова, шея, пальцы рук и тазовый пояс.

Дружба с Солнцем

Солнечные лучи способствуют нормализации обменных процессов в организме и предотвращают переход пограничного состояния в простудное заболевание. Например, естественная радиация может снять набухание лимфатических узлов, «першенье» в горле, воспаление десен, ускоряет заживление ран.

В Ленинградском санитарно-гигиеническом медицинском институте студентам (в том числе моей маме) объясняли, что там, «где часто бывает Солнце, редко бывает врач». Широкие проспекты современных городов оказались не менее уязвимыми от биологической угрозы, чем узкие улочки средневековья. Дома-колодцы, по крайней мере, были ниже современных густо стоящих высоток, нижние этажи которых мало чем отличаются от подвальных жилых помещений, окна которых выходили в нишу ниже уровня тротуара. Сизифов труд – бороться с заразой там, где редко бывает Солнце.

Солнце создает благоприятный для здоровья эмоциональный фон. Если разденешься, то примешь поток энергии, и пропадет чувство голода при движении или физической работе. Поэтому на даче львиную долю дневной работы делаю на восходящем солнце до прихода «жестких» лучей.

Солнца мне хватало везде – в Ульяновске, в Ленинграде и Краснодаре. Умеренная доза облучения уравновешивает психическое состояние и служит катализатором творческой активности. В регионах с низким солнцем не страшны полуденные лучи ранней весной или осенью. Под ними хорошо принимать пищу – подножную или висящую на ветках.

Завтрак отдай врагу.

Физическая работа натощак под утренним или вечерним солнцем снимает чувство голода, что обеспечивает полезную разгрузочную паузу. В качестве завтрака или полдника нужна только вода, которая требуется для утилизации остатков пищи в кишечнике. Эту жажду часто путают с ложным аппетитом, который появляется сразу после пробуждения. Ну, а какая работа после еды? Сытого Шерхана даже Маугли смог победить…

Энергетическая независимость организма не может обеспечиваться небольшими запасами углеводов в печени и мышцах. Гликоген – идеальное топливо – сгорает полностью, но выделяет тепла в шесть раз меньше, чем жир, которого в организме несравненно больше. Однако, если гликоген подобен природному газу, то жир, как каменный уголь, сгорая, выделяет токсичные продукты.

Поэтому организму требуется покой (при ночном режиме энергообеспечения) или, наоборот, активное движение на свежем воздухе. При этом происходит гипервентиляция легких, и продукты распада покидают кровь, не отравляя организм. Чтобы организм сжигал жир не только ночью, но и днем, нельзя прерывать поступлением пищи ночной (эндогенный или внутренний) режим.

В противном случае «фокус» не удастся – организм начнет переваривать «наличность», которая ему поступает, оставив нетронутыми жировые депо. Если пищи поступило недостаточно, то это вызовет острое чувство голода.

При удержании себя от приема пищи голод будет ощущаться только после прекращения движения. Так можно до полудня идти пешком или выполнять какую-то работу на даче, немного подточив «спасательный круг» на талии. Этот естественный способ похудения позволяет весу колебаться в небольших пределах (1–2 кг) относительно оптимального значения, соответствующего имеющимся возможностям сердечнососудистой системы и опорно-двигательного аппарата.

Традиция трехразового питания с ранним завтраком оправдана, когда происходит рост, но не в случае сформировавшегося организма, когда белок нужен только для восстановления тканей. Избыток белка пойдет на энергетические нужды, засоряя внутреннюю среду не токсинами, как при сгорании жира, а сложными органическими продуктами распада.

Эти «шлаки» засоряют организм, создавая питательную среду для болезнетворных бактерий и вирусов. За режим питания (как у детей) взрослые расплачиваются избыточным весом, снижением иммунитета, ранней старостью и низким возрастом дожития.

Без хомута пищевых пристрастий или «шкурный» интерес.

Некоторые думают, что они живут ради еды. Но на самом деле жизнь начинается тогда, когда еда не слишком обременяет в покупке, приготовлении и употреблении. «Топливо», на которое рассчитывался человек, не вполне соответствует тому, что нам впаривают в супермаркетах.

Я их стороной обходил, когда еще «намордники» не заставляли надевать. Благо не в мегаполисе живу – реально 5–10–20 километров намотать за дикорастущими плодами или на дачу. По пути можно забегаловки попроще встретить – без официоза.

Любая пища вкусна, если кушать не спеша, тщательно пережевывая. Есть жесткую пищу, нагружающую корни зубов и массирующую десны, важнее, чем чистить зубы непонятным составом. Без лука или чеснока рацион не может считаться достаточным. А от рафинированных продуктов и продуктов «глубокой переработки» лучше отказаться – это вымогательство. Настоящая пища должна в организме перерабатываться.

За тридцать лет капиталистических реформ у подавляющей части соотечественников сформировался психотип выживальщика, которого вирусом не испугаешь. Пристрастия изжиты, и каждый может дать советы, как достать пищу. Например, меня и близких два десятилетия кормит яблоня, которая не сбрасывает плоды. Яблоки висят до марта, пока их не сниму или не склюют птицы.

Под действием мороза фруктоза яблок преобразуется в сахарозу. Получается приторно сладкий продукт, готовый к употреблению в сыром виде или после согревания на водяной бане. Шиповник и черноплодная рябина также висят до весны, только слаще становятся. Тут и энергия, и клетчатка. Можно подкрепиться, а оскомину снять вишневой или сливовой смолой. Чем не природный супермаркет?

Яблоки на потом не оставишь – их в первую очередь надо съесть (после воды), чтобы клетчатку запустить в кишечник и не иметь с ним проблем. Наши предки знали толк в диетологии, если подавали гуся с яблоками. Кислую пищу нужно чередовать с пищей нейтральной для кислотно-щелочного равновесия в организме. Жиры без углеводов не усваиваются.

Пожилому человеку много белка не требуется. Свиная шкура – вполне себе замена гусю, особенно, когда бесплатно достается (к ним почему-то слабый интерес). Разжиреть что ли боятся? Так натощак двигаться нужно больше!

Ведь в шкварках – «самая сила», как моя бабушка говаривала, когда я что-то на тарелке оставлял. Вываришь – холодец получается. Ему низкая температура не нужна, без холодильника можно обойтись. Да и сырые шкуры могут полежать в тени, подсыхая и отекая жиром. До них даже собакам дела нет, как нет лучшей смазки для обуви. Видно, что шкуры – не пустое сало, в них достаточно микроэлементов.

Вареные шкурки для меня деликатес с давних времен, когда страдал двусторонней пневмонией. Так что пропитание добыть можно без шпаги и маски, были бы ноги. Избыток социальных контактов не угнетает, хорошее настроение и мышечная радость гарантируется.

В рационе важно своими силами закрыть центральные позиции, образующие структуру питания. Увеличить питательную ценность каши можно яблочными или тыквенными семечками, семенами подсолнечника или ядрышками абрикоса. Фантазия выживальщика безгранична…

Внешние обстоятельства как повод для самосовершенствования.

Потребительский образ жизни входит в очевидное противоречие с совершенствованием человеческого вида или, по крайней мере, с сохранением уровня его физического развития. Образ жизни должен соответствовать физиологии, а не подменяться медикаментами. Поэтому возникновение невиданного доселе вируса, «ориентирующего» человечество на здоровый образ жизни, скорее всего, носит естественный, а не искусственный характер.

Человек создан для того, чтобы обходить препятствия и преодолевать преграды, физическими усилиями и «умом, алчущим познаний». В этом смысл жизни, который теперь утрачивается в поисках удовольствий. Одни злоупотребляют собственностью, другие им завидуют. К этому побуждает система, построенная на беличьем колесе потребления и расточительная для природной среды.

Что же, посмотрим, какие мы бойцы? То, что не убивает, делает сильнее. Нет позиций без преимуществ, осталось их найти и использовать.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.