Почти 190 тысяч жителей Ульяновской области, или 15,4%, – официально бедные, их доход – ниже прожиточного минимума. В регионе разработали программу до 2024 года, которая должна снизить показатель в два раза. Основные инструменты – выплаты, социальные контракты, переобучение и тд. Эксперты сходятся: пандемия “уронила” реальные доходы населения минимум на 5%. И поводов для оптимизма пока не много – последствия локдауна будем разгребать еще долго.

Ульяновское правительство разработало программу снижения бедности до 2024 года. Основные цели – снижение уровня бедности в два раза и расходной части бюджета граждан. Сейчас “за чертой” находятся почти 190 тысяч жителей региона. Выборочное наблюдение показало, что основная часть бедных – 59,7%, находится в секторе экономики. Такой же процент бедных проживает в городах. Значительная доля “работающих бедных” заняты в гостиницах и общепите (29%), проводят операции с недвижимостью (24%), работают в сельском и лесном хозяйстве (22,4%), растениеводстве и животноводстве (22,3%), торговле (13,9%), строительстве (13,4%), транспортировке и хранении (19%). В бюджетной сфере ниже прожиточного минимума получают в отрасли культуры и спорта (40%), образования (23%), здравоохранения и соцуслуг (21%). Основная часть бедных (76,7%) имеет несовершеннолетних детей. Такие данные следуют за 2019 год.

Гендиректор АНО «ЦСИ Ульяновской области», доктор экономических наук, профессор Олег Асмус считает статистику по уровню бедности недостоверной. По словам эксперта, в регионе очень много богатых людей – примерно столько же, сколько и бедных:

– На данные Росстата я опираться не собираюсь, цифры Росстата за одно полугодие могли измениться: то 7%, то 13%, то 19%. На мой взгляд, реальные денежные доходы сократилась процентов на 5. Есть отрасли, которые сильно выросли и там все очень неплохо: пищевая промышленность, электронная торговля, внутренний туризм… самая тяжелая ситуация у гостиничного бизнеса, кафетериев. В Ульяновской области одна из самых высоких степеней расслоения между богатыми и бедными. У нас очень много обспеченных людей: доход 20-25% населения – от 60-70 тысяч. И очень много бедных: от 13 % до 20%. Получается, что 50% населения друг друга не понимают, живут в разных реалиях. В той же Мордовии и Чувашии такого нет. До 2005 года мы были самым бедным субъектом в ПФО, потом начали резко расти, сейчас находимся на 12-14 месте в Поволжье.

 

 

 

 

Доктор экономических наук, профессор Анатолий Лапин оценивает падение реальных доходов населения региона в 5%. По словам эксперта, уровень жизни в Ульяновской области снижается на протяжении последних 6 лет. Лапин уверен: ближайшее десятилетие для России будет сложным, и нынешний год по сравнению с  ним – “цветочки”:

– Уровень жизни в стране падает падает с 2013 года, в Ульяновской области – с 2014 года. Если брать 2013-й за базу, то в стране доходы населения упали на 10%, в Ульяновской области -больше чем на 20%. Это означает, что социально-экономическая политика неэффективна, и пандемия только усугубила процесс. Хотя в Ульяновской области за 9 месяцев видим минус 1% по реальным денежным доходам населения, в стране – минус 4 % . Все инструменты для исправления ситуации формально существуют, другое дело – насколько реально они эффективны. В октябре из фондов национального благосостояния изъяли 6 трлн рублей, они растворились так, что никто не почувствовал никакого эффекта. Сейчас денег в стране нет и не предвидится. Основные показатели экономики с октября снова начали проседать, но не так обвально, как весной. По итогам 10 месяцев индекс промпроизводства минус 5.

У нас реальная ситуация такая: некий социальный стандарт выше, чем прожиточный минимум. С другой стороны, официальные денежные доходы несколько занижают реальные за счет не включения теневых источников (помощь родителей, доход от личного хозяйства и тд). В Ульяновской области по прошлому году 16% населения находилось за черной бедности. Сейчас, пусть, это 20%. Это если брать относительно прожиточного минимума. А так мы уже 6 лет – в условиях падения уровня жизни, даже когда у страны были деньги, резервный фонд, фонд национального благосостояния. Что можно предложить в условиях, когда денег нет?”.

Классическая рекомендация: берем тетрадку и пишем расходы, стараемся их сократить. Второй вариант – предпринимаем меры по увеличению доходов. Например, моя семья и семьи моих родственников не выкидываем металлические банки. Примерно раз в месяц я отвожу их к отцу, он их плющит и сдает в пункт вторсырья. В месяц с трех семей получается от 800 до 1500 рублей – к пенсии надбавка 10%.

Надо готовиться к следующему сложному десятилетию, которому нынешнее время покажется цветочками. Нефти осталось на 20 лет. Сейчас она менее рентабельна в добыче. Мир уходит от использования нефти и газа. Этот хребет российской экономики становится менее конкурентноспособным, численность населения снижается, оно стареет. За 30 лет доля России в мировой экономике упала в 10 раз, до менее 1,5%. Если Россия как страна исчезнет, мировая экономика этого не ощутит. Мы со своим сырьем становимся никому не нужны.

Одним из ведомств, курирующих программу по снижению уровня бедности, является Агентство по развитию человеческого потенциала и трудовых ресурсов. По словам руководителя структуры Светланы Дроновой, в числе государственных мер поддержки – заключение с работодателями и профсоюзами трехстороннего соглашения о минимальном размере зарплаты работников. Такой документ  на 2021-й год  подпишут в конце декабря, планируется, что минимальный размер зарплаты составит 14 800 рублей (в 2020 году – 14 500 рублей).

“Это не значит, что мы работодателей ломаем через коленку. Понятно, что ситуация сложная. Если работодатель понимает, что не может платить такую зарплату, пишет заявление на нас,  комиссия смотрит: действительно ли не может выплачивать такую сумму или “зажимает”, – добавила Дронова.

В числе других мер – переобучение женщин в декрете и граждан старше 50 лет; установление минимальной зарплаты работников бюджетной сферы на уровне средней по промышленности; оплачиваемые общественные работы и др.

Руководитель Агентства по развитию человеческого потенциала и трудовых ресурсов Ульяновской области Светлана Дронова

– Основной наш контингент – люди без работы. На пособия жить невозможно. Наша задача – безработных быстрее трудоустроить, это наш самый главный вклад в снижение бедности. Сейчас ситуация сложная – безработных много на учете. Но это не совсем правильная цифра – в пандемию многие “высветились” из теневого сектора экономики и встали на биржу, чтобы получать повышенное пособие. В ковидное время это было хорошее подспорье. Плюс справка о стоянии на учете позволяет получать льготы и доплаты от соцзащиты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.