Публикация группы “Старый Ульяновск. Brandergofer”

Предисловие

Так уж вышло, что образовался у нас небольшой перерыв в публикациях. Болезнь выбила на некоторое время из колеи. А немного восстановившись, но по-прежнему не имея возможности отправиться привычным маршрутом (библиотека, архив), взялся за материалы, которые уже имелись дома и ждали своего часа. И это стала история 1-й пролетарской трудовой школы имени Карла Маркса. Материалов накопилось много, и ситуация располагала заняться им серьезно (надо же что-то делать, раз оказался заперт в четырех стенах). Очень не хотелось свести все к краткой выжимке. А потому еще одно извинение: публикация будет в нескольких частях, с продолжением.

В группе уже были материалы о школе им. К. Маркса. Еще до выхода в свет книги воспоминаний И.Д. Андреева здесь публиковались его «Записки марксенка» с кратким предисловием об истории школы. Есть «Записки» и в воспоминаниях Ивана Дмитриевича, помещенных в документах группы:

Воспоминания одного человека, как бы интересны и содержательны они не были, не дают полного представления о жизни школы-коммуны, существовавшей четверть века. Потому и возникло желание продолжить тему. Этот материал тоже основан на воспоминаниях бывших учеников – разных лет, судеб и характеров. В общем-то, это не история школы. Не было цели, следуя от вехи к вехе, в хронологическом порядке проследить ее путь. Многое осталось за рамками статьи. Хотелось другого: передать дух «Республики марксят», пронесенный сквозь годы. Насколько это удалось – судить читателям.

ЧАСТЬ 1.

30 сентября 1918 года ВЦИК утвердил «Положение об единой трудовой школе». А через месяц в прифронтовом Симбирске по инициативе губкома РКП(б) и его председателя Иосифа Михайловича Варейкиса создана 1-ая пролетарская трудовая школа имени Карла Маркса с интернатом – школа нового типа.

Местные «Известия» уже 29 октября 1918 г. писали об открытии «образцовой пролетарской школы». Позже школьный совет через газету «Пролетарий» приглашал «пожаловать на торжественное открытие школы, имеющее быть в воскресенье 8 декабря… в помещении гимназии». Через два дня «Известия» сообщили, что торжественное открытие не состоялось. Скорее всего, церемонии не было совсем.

Организация работы учебного заведения – дело не одного дня, а торжественное открытие – лишь символический акт. К первой годовщине Октября школа была укомплектована и приняла участие в праздничной демонстрации. Дата 8 ноября1918 года считается днем рождения школы им. К. Маркса.

А.С. Серафимович писал в очерке «Кверху ногами»: «…стоит прекрасная пролетарская школа I и II ступени имени Карла Маркса, трудовая школа – коммуна с мастерскими, наполненная детьми пролетариата. Обучение бесплатное. Воспитанники будут бесплатно снабжаться учебными пособиями, бельем, одеждой, горячими завтраками. Это — образец, с которого будут делать слепки все другие школы.
Симбирск обогнал Москву. В Симбирске я в первый раз видел стройные колонны учащихся со своим оркестром во главе на октябрьских торжествах… И это — за совесть, а не за страх: никто их не тащил, не принуждал…»
(«Правда», 23 ноября 1918 г.)

Подход к комплектованию школы был классовым. «Из глухих сел и уголков губернии приехали дети крестьянской бедноты, город дал рабочую прослойку, много детей из отрядов Красной Армии, уволенных по малолетству, дети партийного актива» (Г.В. Грейсер). Принимали в школу по направлениям предприятий и общественных организаций. Впрочем, при приеме в интернат отбор был менее строгим. В школе им. К. Маркса учились сестры и брат И.М. Варейкиса; дочь председателя губисполкома М.А. Гимова Надежда; брат председателя ВЦИК Александр Свердлов. «Однако это не была школа для «верхов». Дети руководителей жили в интернате вместе с сельскими ребятами и безродными. Конечно, не потому что не имели крыши над головой. Это делалось для воспитания в коллективе и через коллектив» (М. Саргин)

Школы тогда имели две ступени. I ступень – дети младшего возраста (8-11 лет), II ступень – старшие (12-17 лет). Школа им. К. Маркса II ступени открылась в здании бывшей 2-ой мужской гимназии (ныне старый корпус пед. университета). Один из первых марксят Георгий Грейсер писал: «Факт создания этой школы помнит весь пролетариат Симбирска. … Отрадно было видеть, как вывеску «Вторая гимназия имени Николая II» сменила вывеска «1-й пролетарской трудовой школы имени Карла Маркса. … 250 подростков деревень, фабрик и заводов заполнили школу…» («Экономический путь», 7.11.1922)

Г.В. Грейсер родился в 1904 году в Петербурге. С 12 лет, после смерти отца, работал в гараже. С 1917 г. состоял при воинской части, с которой в 1918-м прибыл в Симбирск, где его определили в школу им. К. Маркса. После окончания школы учился на рабфаке, поступил в Ленинградский политехнический институт, работал инженером. Георгий Владимирович вспоминал: «С любопытством осматривали мы богатые комнаты дворянской гимназии, особенно привлекал нас физический кабинет с таинственными блестящими приборами…». Была использована материальная база 2-ой гимназии и Кадетского корпуса, поэтому в школе им. К. Маркса с первых лет в достатке имелись учебные пособия, мастерские, библиотека.

Георгий Грейсер: «У всех ребят настроение было боевое, и мы с жадностью набросились на книги, с величайшим вниманием слушали преподавателей… Вокруг новой школы сразу создалось крепкое ядро преподавателей, особенно запомнились Савелов, Смирнова, Храмцов, Гречкин, Ласточкина, крепко они нам помогали…». Первым директором школы им. К. Маркса стал учитель физики Серафим Иванович Державин, позже возглавивший 3-ю советскую школу (бывшую Мариинскую гимназию). После него школой им. К. Маркса руководили С.М. Михайлов, Е.П. Рыжкина, М.С. Глазунова. Постоянное внимание к нуждам школы проявлял ее основатель И.М. Варейкис. Уехав из Симбирска, он «каждую годовщину поздравлял нас телеграммой, которая зачитывалась на торжественном собрании, и вдохновлял на новые добрые дела «своих» марксят» (З.А. Андрианова)

Г.В. Грейсер: «Одеты мы были очень бедно, много ребят было в лаптях, в военном обмундировании, кто в чем. Потом нас стали одевать в мундиры, в одежду кадетских корпусов. Старые ульяновцы помнят, как в городе, только что отбитом у белых, всюду можно было видеть вооруженных «марксят», как нас прозвали… У многих из нас было еще не сданное в армии оружие, и в город мы ходили не в одиночку, а по 10-15 человек, держались смело, весело и всегда возвращались окруженные толпами ребят городской бедноты, которая тянулась к нам…»

Не обходилось без «классовых битв». Георгий Грейсер вспоминал о двух таких эпизодах. Первый – вражда с гимназистами. «Войны» между учащимися разных учебных заведений были всегда – и до революции, и после. На эту свой отпечаток наложило время. «Молодежь города разделилась на два лагеря: с одной стороны – дети дворян, гимназисты, с другой – пролетарская молодежь с центром в нашей школе». Устраивали митинги, диспуты «то в школе, то в гортеатре, то на Новом Венце». Когда идейным противникам не хватало аргументов, переходили к физическим «методам убеждения». После решающей стычки гимназисты «долго ходили перевязанными, но злобы не имели, а наоборот, начали искать с нами дружбы. Очевидно, синяки заставили их задуматься и вернули к реальному мышлению»

Вторая «война» произошла в стенах самой школы. В нескольких комнатах 2-ой гимназии с 1917 года жили эвакуированные из Петрограда студентки женского института. Новые хозяева сочли присутствие «барышень» оскорблением: «Самые настоящие классовые враги, в белых пелеринах, с гувернантками, с пышными прическами, французским языком, с переодеваниями по несколько раз в день». Обоснованно или нет, марксята обвинили девушек в том, что те «проявляли высокомерие, устраивали вечеринки до утра, искали связи с белыми офицерами; гуляли за счет казенного имущества – тащили одеяла, посуду и т. д.». Постановили: отобрать у них казенное имущество, запретить выходить из школы после 8 вечера, лишить нянь, заставить самих себя обслуживать. «Время было суровое. Мы им втолковывали, что кончилось ваше царство, хотите жить честно – работайте, как все… Целый месяц шла борьба, но всё, что решили – провели в жизнь вместе с администрацией»

С первых дней в школе им. К. Маркса начал складываться боевой актив: Александр Долников, Филипп Ксенофонтов, Вацлав (Василий) Варейкис, Георгий Грейсер, Федор Дворянкин, Вера Фомина, Евгений Петров и др. «Петров Женя – сын писателя Скитальца. Дом Скитальца находится на Старом Венце, из окон его прекрасный вид на Волгу, а Евгений Степанович Петров погиб в Отечественную войну под Тулой, до войны Женя был прекрасным кинорежиссером на студии имени Горького, у него остались жена и сын» (Г.В. Грейсер)

В ноябре 1918 года в школе им. К. Маркса была создана ячейка учащихся коммунистов (председатель А. Долников), сначала носившая имя III Интернационала. Эта ячейка положила начало Симбирскому комсомолу. 13 апреля 1919 г. состоялось организационное собрание городской организации РКСМ. Ф. Ксенофонтов, ставший секретарем губкома комсомола, писал в 1919 году: «Теперь эту ячейку не узнать: она из 13 членов выросла в губернскую организацию, в 2000 рабочих и крестьянских подростков»

Г.В. Грейсер: «Очень трудно писать о школе Карла Маркса, все время переходишь к описанию работников губкома комсомола, потому что школа, губком и горком комсомола были одно целое, и люди были одни и те же. Руководители комсомола всегда были в школе Маркса, часть из них училась и жила в интернате, а другие располагались как дома». Первые комсомольские вожаки Симбирска. Филипп Ксенофонтов – делегат III съезда РКСМ; Федор Дворянкин, ставший профессором биологии, зав. кафедрой МГУ; Геннадий Смирнов – будущий председатель Госплана СССР…

«А наши милые, славные девчата, комсомолки 1919-1920 годов. Как им было тяжело, и никто не слышал от них ни одной жалобы. Они по комсомольским мобилизациям выполняли боевые задачи, работали в лесу, на железной дороге, чистота в школе – их дело, они мыли, стирали и прекрасно учились – Вера и Нюра Спирины, Мария и Геля Варейкис, Аня Куприянова, Левина Татьяна, Кротовы Нина и Катя, Дворянкина Ева, Петрова Лина, Тряпкина Зина…» (Г.В. Грейсер)

Пришло время более суровых испытаний, чем «война» с гимназистами. В начале 1919 года армия Колчака перешла в наступление, фронт подошел к берегам Волги. Был сформирован 1-й Симбирский стрелковый рабочий полк под командованием И.С. Космовского. Комсомольскую 3-ю роту составили ребята из Симбирска, Ардатова, Алатыря, Карсуна. Добровольцами в полк записались 15 марксят.

Георгий Грейсер: «Настал день отправки на фронт, вся молодежь города пришла нас провожать. Полк выстроился, комсомольцы стояли на левом фланге, так как были самые маленькие… Душой нашего комсомольского взвода был Вася Варейкис, он проверял наше оружие, подбадривал, помогал маленьким, хотя самому не было 15 лет…

Прибыли на Восточный фронт, в район действия Чапаевской дивизии, шли жаркие бои, делали тяжелые переходы на глазах рыскавших по степи казачьих сотен. Полк нес большие потери, мы не знали отступления: «отступление смерти подобно» – говорили командир полка т. Космовский и комиссар т. Андронников…

В бою за деревню Казанку мы наступали на крупную казачью часть, наш взвод был на левом фланге. Сблизились с казаками метров на сто, они вели сильный огонь из пулеметов, не давая нам подняться в атаку. У нас пулемета не было, и мы стреляли залпами, высовываясь из окопов. Казаки увидели, что против них дети, и решили, что тут можно прорваться в деревню. Закричали, обнажили шашки и поливали нас нещадным огнем из пулеметов. Тогда мы тоже начали выскакивать из окопов и, стреляя на ходу, пошли в контратаку. Мы видели, что казаков больше, чем нас, командир взвода стал кричать: «Ребята, ни шагу назад!..» Это видел командир полка и стал быстро загибать правый фланг, заходя в тыл казакам, грозя им окружением. Казаки начали отходить, а затем побежали…
Собирали мы казачье оружие, но чувствуем: что-то нас мало… Пошли назад и увидели, как тихо лежат убитые комсомольцы, много в этом бою погибло, ведь мы шли в атаку под пулеметным огнем…

Дальше бои стали ожесточенными, злыми, мы все загорели, оборвались, меньше стало шуток и песен. Вася Варейкис совсем стал худой, черный; обычно говорливый Рома Владимиров затих, Леня Клочков совсем перестал разговаривать. На коротких привалах, едва почистив оружие, засыпали, не раздеваясь и даже не поев… По Уральским степям ставшие суровыми симбирские комсомольцы все шли и шли с боями вперед…

Наступила осень 1919 года. К нам пришел как-то по-особому грустный командир, он держал в руках приказ и не мог начать читать его. Мы сами взяли приказ и прочли вслух. Там было написано, что всех, не достигших 16-летнего возраста, демобилизовать и отправить с фронта…

Приказ есть приказ, вернулись мы домой. Радостными были встречи. Ноябрьская демонстрация 1919 года нас, приехавших с фронта, поразила своей численностью. Уже не десятки, а сотни новых комсомольцев участвовали в параде. Стала выходить комсомольская газета «Юный пролетарий». Стали браться за учебу, но не много удалось поучиться…»

Учащиеся школы им. К. Маркса участвовали в боях с Деникиным, Врангелем. Г.В. Грейсер: «В 1920 г. провели мобилизацию комсомольцев на Польский фронт, отбирали лучших. Весной 1920 года я снова был мобилизован политруком маршевых рот 28 полка на Южный фронт. Поехало нас из школы им. К. Маркса трое: Воронцов Гриша, Криппа Александр и я; нам не было еще по 16 лет… За хорошее выполнение задания нам была объявлена благодарность»

Среди марксят – участников Гражданской войны были и девушки. «Одной из первых комсомолок школы им. К. Маркса в 1919 году добровольцем ушла на фронт Аня Спирина. Ей тогда было 16 лет. Окончив краткосрочные курсы медсестер, Аня вместе с Анной Семеновой, Дашей Белешиной участвовали в жестоких боях на Восточном фронте… В годы Великой Отечественной войны Анна Никифоровна Спирина работала начальником госпиталя в блокадном Ленинграде…» (П.В. Грудцын)

В Симбирске тоже было неспокойно. П.В. Грудцын: «Все мы были «чоновцами» – несли службу в частях особого назначения. Нам часто приходилось ночью охранять пороховые, вещевые и продовольственные склады». М.Ф. Шарымов, впоследствии артист Ульяновского драмтеатра: «Очень увлекательно работалось в «чоне». Вместе с милицией мы следили за порядком в городе, несли караульную службу, вылавливали дезертиров по лесам. Каждый день проводились занятия по военной подготовке, чтобы в любую минуту мы могли взять в руки оружие». За хранение оружия отвечал Георгий Грейсер: «Наши винтовки всегда были в школе и хранились в отдельной комнате на втором этаже. Занятия проводили на площади за театром, а в плохую погоду в школе: изучали винтовку, учились с закрытыми глазами разбирать и собирать затвор»

Продолжение далее


Здание 2-й мужской гимназии с дворянским пансионом имени императора Николая II, в котором в ноябре 1918 года открылась 1-ая пролетарская трудовая школа имени Карла Маркса.


Комсомольцы – учащиеся 1-ой пролетарской трудовой школы имени К. Маркса. 1919 год. Сидят слева направо: Вацлав (Василий) Варейкис, Мария Попкова, Вера Спирина, Георгий Грейсер. Стоят: Анна Кузьмина, Филипп Ксенофонтов, Анна Спирина. Ребята вернулись с фронта и сфотографировались со школьными товарищами.
ГАНИ УО. Ф. 57А, оп. 2, д. 465, л. 40.


Вверху: Субботник по разгрузке леса в Заволжье. 1919 год. ГАНИ УО. Ф. 5968, оп. 1, д. 140, л. 1.
Внизу: Комсомольцы сажают деревья у памятника К. Марксу на субботнике в День леса 17 мая 1923 года. ГИММЗ «Родина В.И. Ленина»


Девушки – учащиеся 1-й пролетарской трудовой школы имени К. Маркса. 1923 год.
ГАНИ УО, Ф.162, оп.2, д.131, л.1


Члены губкома комсомола на крыльце здания губкома РКСМ на Покровской улице (ул. Л. Толстого, 58). 1927 год. В первом ряду второй справа – Федор Дворянкин, выпускник школы им. К. Маркса, один из организаторов комсомольской организации Симбирска.
ГАНИ УО. Ф. 162, оп. 2, д. 227, л. 1.


Комсомольский митинг 15 июня 1924 года на улице К. Маркса (ныне Гончарова), у постамента свергнутого памятника Александру II.
ГАНИ УО. Ф. 162, оп. 2, д. 155, л. 1.


Празднование Международного юношеского дня 7 сентября 1924 года. Колонна демонстрантов с оркестром идет по улице Лассаля (бывшей Дворцовой) на Ярмарочную площадь.
ГАНИ УО. Ф. 162, оп. 2, д. 2010, л. 3.


Празднование Международного юношеского дня 7 сентября 1924 года. Пионеры на Ярмарочной площади в ожидании митинга.
ГАНИ УО. Ф. 162, оп. 2, д. 2010, л. 1.


Комсомольцы 1-й школы имени Карла Маркса. Июнь 1929 года.
ГАНИ УО, Ф.162, оп.2, д.345, л.1


Знамя Ульяновской средней школы имени Карла Маркса. 1930-ые годы.
ГИММЗ «Родина В.И. Ленина»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.