К сожалению, осознание факта того, что сосуществовать с вирусом нам ещё долго, продвигается крайне медленно. Не говоря уже о конкретных действиях, Если в сфере медицины, учитывая её ключевую роль в борьбе с пандемией, предлагается и делается довольно много (хотя и недостаточно), то в сфере образования всё сводится в основном к мерам санитарно-ограничительного характера.
Перевод школ на дистанционное обучение выявил массу проблем. Выяснилось, что работать дистанционно не умеют не только дети, но и многие учителя, которым не хватало навыков, знаний цифровых технологий и методик преподавания. Перенос акцента на учебу в домашних условиях существенно повысил роль родителей. Однако зачастую они просто не в силах помочь своим детям, даже обучающимся в начальных классах. Очень сложно разобраться в заумных, чрезмерно усложненных формально, но часто пустых по сути школьных программах. Не все семьи, особенно многодетные и неполные, оказались обеспечены необходимой техникой. Хороший компьютер, микрофон, видеокамера – недешевое удовольствие. Отдельный пласт проблем – дистанционные занятия в сельских районах Ульяновской области, где обеспечение современным высокоскоростным интернетом займет еще не один год (возможно, больше 10 лет).
В итоге, от непосильной нагрузки страдают учителя, пребывают в состоянии растерянности и беспомощности родители, мучаются дети. Всё это снижает качество обучения.
Если мы не хотим в итоге получить малообразованное, недоученное поколение, предпринимать меры нужно незамедлительно.
Во-первых, поднять вопрос о необходимости переработать школьные программы, убрав всё лишнее, и адаптировав их к новым условиям обучения. О том, что школьные программы чрезмерно перегружены говорится уже не один год, но именно в условиях пандемии эта проблема проявила себя особенно остро.
Во-вторых, создать более современную педагогическую методологию. Если на первом этапе работа в дистанционном формате организовывалась, что называется, «с колес», поскольку всё делалось впервые, то сегодня встал вопрос о необходимости создавать продуманную систему дистанционного образования. Это должен быть не механический перенос традиционных форм работы в онлайн, поскольку любой гибрид работает не так, как нужно, а совершенно отдельная форма работы, предполагающая новые методики и новые пособия.
В-третьих, сократить число учащихся в классе. Невозможно качественно организовывать работу, особенно в дистанционном формате, с классом насчитывающим 30-40 учеников. Думаю, что можно и нужно ориентироваться на более успешные практики других регионов и даже стран. В Казахстане, например, просто взяли и разделили классы пополам.
В-четвертых, освободить учителей от чрезмерного объема отчетной бюрократии Учитель должен заниматься детьми, а не тратить своё время на бесконечные справки и отчеты. Это вызывало большие затруднения в обычных условиях, а при пандемии стало просто невозможным. У учителя совершенно не остается времени на саморазвитие, работу с новой информацией, создание чего-то нового.
В-пятых, предусмотреть повышение зарплат учителей за счет внедрения единых подходов к установлению окладов и различного рода выплат, а также их доли в зарплате. Нагрузку, которая де-факто сложилась сегодня, многие учителя просто не выдерживают. Тем более, что в школах весьма значительно число педагогов старше 50 лет (по разным оценкам, 30−40%)
Хотелось бы надеяться, что эти вопросы не оставят без внимания ульяновские депутаты, которые сумеют донести их до соответствующих федеральных ведомств. Тем более, что это дело, как я думаю, по своей значимости гораздо в большей степени соответствует их статусу, чем условная раздача защитных масок на улицах или лоббирование очередной точечной застройки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.