«СК» уже рассказывал, как легко может управляющая компания или ресурсоснабжающая организация взыскать долг (иногда несуществующий) с обычного человека, потребителя их услуг. Но вот сам потребитель никогда и ничего не взыщет с них за оплаченные, но не оказанные услуги. Тому есть масса примеров. Пример, о котором пойдет речь ниже, – из новенького.

Что упало, то пропало

Читательница «СК» сообщила, что обнаружила в своем личном кабинете на ресурсе РИЦ (Региональный информационный центр) старый счет с пометкой «Переплата» почти 2700 рублей. По телефону «горячей линии» РИЦ объяснили, что переплата произошла в пользу обанкротившейся Городской управляющей компании (ГУК) «Засвияжского района». По какой причине, неизвестно – такой информации нет.

– 2700 – немалые деньги, и я хотела бы, чтобы их перенаправили в счет моих нынешних платежей по жилищным услугам, – говорит женщина, обратившаяся в редакцию. – Оператор РИЦ сказала, что деньги переведут, если такое решение примет ГУК, дала телефон, по которому надо позвонить, но по этому номеру никто не отвечает. Как получилась такая большая переплата, если я оплачивала только то, что начислено? Почему информация о ней появилась только недавно, ведь ГУК обслуживал наш дом до мая 2019 года? А сейчас, когда компания стала банкротом, эти деньги наверняка невозможно вернуть.

Адвокат Григорий Каленов согласен, что вернуть деньги, переплаченные компании-банкроту, обычный потребитель, скорее всего, не сможет. Проблема в том, что по факту у государства нет задачи защищать в таких ситуациях обычных людей. По этой же причине сложно узнать и природу этой переплаты. Не исключено, что это те самые деньги, которые ГУК Засвияжского района в числе еще четырех управляющих компаний насильственно взыскивала с населения в 2018-2019 году как долг по оплате электроэнергии за ОДН в 2014-2016 годах. В конце концов суд признал эти доначисления незаконными, но к тому времени большинство домов ушли из-под управления компании-банкрота, а переплаченные деньги остались на ее счете.

Может, и у вас переплата?

История с незаконными доначислениями двухгодичной давности великолепно иллюстрирует бесправие обычного потребителя жилищно-коммунальных услуг. Тогда о ней писали все СМИ, она обсуждалась на всех уровнях власти, ведь непонятные доначисления за ОДН, возникшие в результате разборок «Ульяновскэнерго» и управляющих компаний, касались тысяч семей (одна только ГУК Засвияжского района обслуживала более 500 многоквартирных домов) и в некоторых случаях достигали пяти-семи тысяч рублей. Сначала люди отказывались оплачивать непонятные суммы, но когда выяснилось, что так можно лишиться права на получение субсидий, многие стали платить. То есть платили прежде всего самые незащищенные – те, кто нуждался в поддержке государства и, конечно, пенсионеры, которые жить с долгами не могут: последнее отдадут, а заплатят.

Если говорить о власти, которая в то время много шумела и грозилась в адрес управляющих компаний, то реально на защиту интересов населения встала только администрация Ульяновска. Специалисты Контакт-центра при главе города подали иск в Ленинский районный суд с требованием признать доначисления незаконными, но он был отклонен. Потом была апелляция, и только к августу 2019 года – решение в пользу потребителей. Доначисления были признаны незаконными, но, как упоминалось выше, ГУКи уже были в стадии банкротства, и собственники домов, которые ушли из-под их управления, не могли вернуть свои потерянные деньги. Надо признать, что к тому времени они уж и забыли о них, потому что давно привыкли к своему бесправию в отношениях с управляющими и ресурсоснабжающими организациями.

Возможно, именно эти «переплаты» сейчас и появляются в платежках бывших клиентов ГУКов. Но увидеть их могут только те, кто оплачивает услуги ЖКХ через Интернет, в личном кабинете РИЦ, и ради любопытства просматривает свои старые счета.

А если говорить начистоту, то и смотреть на них смысла нет. По закону реестр кредиторов, с которыми банкрот должен расплатиться по мере продажи своих активов, формируется в определенное время и в течение ограниченного срока. Простой смертный никогда не попадет в него без помощи юристов, он даже о возможности такой не узнает. А общественных и государственных организаций, которые могли бы ему в этом помочь, фактически нет (хотя в теории у нас их в избытке, только непонятно, чем занимаются). Вся процедура банкротства заточена на интересы крупных компаний. Что касается рядового потребителя, то тут все просто: в итоге именно он оплачивает «хотелки» монополистов. Зато ему не должен никто.

К слову о долгах…

По данным РИЦ за разные периоды, собираемость платежей с ульяновцев за жилищно-коммунальные услуги составляла в среднем выше 90%. Тем не менее в истории городской «коммуналки» постоянно фигурируют гигантские долги города перед монополистами.

Источник их покрытия только один – средства потребителя, поэтому и возникли в свое время пресловутые ОДН и их модификации. Да и не только это. Чего только ни придумывал законодатель, чтобы заставить потребителей экономить ресурсы, но при этом все равно все больше и больше платить. Но долги в ЖКХ так никуда и не девались: банкротились одни предприятия и на их месте возникали другие, чистые от долгов, которые начинали их копить, заново. В общих чертах цепочку этих перевоплощений на протяжении последних тридцати лет можно восстановить: Муниципальное жилищное ремонтное предприятие (МЖРП), МУ ЖКХ «ДЕЗ», МУП, «Левый берег» и МУП «Правый берег», УМУПы всех четырех районов, дальше ДУКи (домоуправляющие компании) и, наконец, ГУКи, которые и похоронили городское ЖКХ. Удивительно, но самой живучей оказалась муниципальная Дирекция единого заказчика (ДЕЗ), созданная еще в 1998 году. Она и ныне существует. До сих пор участвует в судебных процессах с монополистами по поводу долгов. Только в прошлом году эта контора фигурировала в пяти заседаниях арбитражных судов, в результате которых так и не было вынесено решение. По информации из открытых источников, на ДЕЗ висит почти полтора миллиарда рублей долга, а самому предприятию должны около 600 миллионов рублей. Что это за суммы – и суды разобраться не могут. Вполне ясно только одно: вряд ли с городской власти, как с учредителя этого предприятия, удастся взыскать эти деньги. Ее юристы хоть до скончания века могут ходить по судам. Городское ЖКХ закончилось, банкротство продолжается.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.