Публикация группы “Старый Ульяновск. Brandergofer”

«Самарская газета», выходившая в 1884-1906 годах, немало внимания уделяла соседям по Волге, в том числе Симбирску. Порой взгляд со стороны, даже беглый, подмечает детали и особенности, примелькавшиеся местным жителям, а потому ускользающие от их внимания. Поставленный выше заголовок предполагает, что обращение к материалам этого издания будет не единичным. Действительно, есть намерение еще не раз обращаться к публикациям «Самарской газеты», посвященным Симбирску. Далеко не все они отличаются такой благожелательностью и даже завистью, как приведенные ниже путевые заметки. Что ж, недостатки тоже заметнее стороннему наблюдателю.

СИМБИРСК
Страничка из путевых набросков самарского обывателя
(«Самарская газета» от 5 августа 1892 г., № 168)

16-го июля, в 2 ½ пополудни, «Дмитрий Донской», пыхтя, отвалил от Самарской пристани, унося, вместе с другими пассажирами, и нас вверх по Волге, а 17-го, в 8 час. утра, он уже пристал к Симбирской меркурьевской пристани [1]. Вышедши с конторки по довольно крутому подъему на набережную улицу, мы были поражены бедностью ее построек: кроме одной-двух порядочных гостиниц, остальные постройки, расположенные по самому берегу, напоминали скорее деревню, чем пригородные строения и вполне гармонировали с беднотою симбирской пристани, едва ли не самой бедной из всех губернских (низовых) пристаней на Волге.

Прямо против меркурьевской пристани в две линии чинно расположились легковые извозчики: в одной линии стояли «пролетки», а в другой «тарантасы» (долгушки). Взявши пролетку, мы направились в город по прекрасной мостовой, вдоль линии роскошных садов, живописно раскинувшихся по всей нагорной, обращенной к Волге, стороне города. Приятно было остановить взор на этом бесконечном море зелени. Чем ближе к городу, тем дорога выше и выше, зигзагами, поднимается в гору [2]; но извозчик ни на одну минуту не переставал ехать рысью и чрез 30 минут езды остановился у подъезда одной из центральных гостиниц Симбирска, проделав от пристани до последней расстояние minimum в 5-6 верст.

Через час началось наше знакомство с городом, на каковое мы посвятили и следующий день. Конечно, в два дня не могло быть иного знакомства с городом, как поверхностного, но и при таковом мы не только могли удовлетворить свое любопытство, но и увидели многое такое, с чем находим не бесполезным познакомить самарских обывателей.

Внешняя физиономия города, в общем, производит весьма приятное впечатление. Спускаясь от нагорного берега Волги амфитеатром к реке Свияге, извивающейся широкой лентой вдоль южной части города, Симбирск имеет живописный и увлекательный вид, когда подъезжаешь к нему в ясный солнечный день по Саратовскому и особенно по Московскому тракту. Тогда весь город открывается взорам зрителя, как на ладони, представляя собою сплошную, утопающую в зелени садов, белую массу домов с ярко-зелеными крышами и церквей с блестящими куполами и сияющими крестами. Эта прелестная картина, разумеется, вдвое выигрывала бы в эффекте, если бы амфитеатр опирался не в Свиягу, а в Волгу.

Сравнительно с обширностью города, в нем достаточно каменных домов, из которых многие, не отличаясь большими размерами, щеголяют архитектурою. Сразу видно, что строились они совсем не для наживы, а для собственного удовольствия строителей. Прекрасные маленькие каменные домики мы видели на Дворцовой улице и на так называемом новом «Венце». Из обширных каменных домов, по красоте и оригинальности стиля, выделяются: грандиозное здание кадетского корпуса [3]; здание, в котором помещался съезд мировых судей [4] и только что оконченное здание местного духовного училища [5]. Эти, сравнительно недавние, постройки выкрашены под цвет красного кирпича, – что, впрочем, совсем не гармонирует с белизной других построек города.

В разных частях города очень много и деревянных красивых домов. Особенно таковыми изобилуют: Лисиная [6], Покровская [7] и частью Московская [8] улицы. За редкими исключениями, все расположенные на последних деревянные дома построены с изысканным вкусом: все в них, начиная с общего плана и кончая мельчайшими деталями, и мило, и изящно, и благородно. Все это – небольшие одноэтажные и двухэтажные домики с оригинальными балконами, мезонинами, причудливыми светелками, с уютными палисадничками и цветничками. И замечательно, что все эти домики нимало не походят один на другой: в каждом непременно есть что-либо свое изящно-оригинальное, каждый есть shef d’euvr sui generis [9]. Невольно и, как оказалось потом, вполне основательно, подумали мы: не здесь ли, не в этом ли очаровательном уголке главным образом «гнездилось» в прежнее время симбирское дворянство, и не служат ли эти памятники архитектурного искусства, изящного вкуса и благородных порывов живыми свидетелями блестящей поры в его жизни?

Из учебных заведений, кроме обычных, имеющихся почти в каждом не новом губернском городе, каковы: гимназии (мужская и женская), духовная семинария, епархиальное женское училище и др., – в Симбирске есть такие, каких нет во многих губернских городах. Кроме кадетского корпуса, в нем существуют: ремесленно-техническое училище графа Орлова-Давыдова, пользующееся известностью по всей России, есть образцовая по всему Поволжью чувашская школа, существует колония для малолетних преступников [10] и др. Все означенные учебные заведения имеют собственные, вполне удобные помещения, не исключая гимназий; при всех имеются общежития (пансионы) для сирот и для экстернов. Все средние, а некоторые и из низших учебных заведений имеют собственные домовые церкви.

Во главе всех учебных заведений города, по справедливости, должен быть поставлен кадетский корпус. Этот колосс, занимающий в окружности три четверти квартала, еще более поражает своим внутренним видом. Сколько простора, света, воздуха в классах, в спальных комнатах, в столовых, в лазарете и многочисленных залах! Какие прекрасные классные принадлежности, каким богатством и разнообразием блещут: физический кабинет, гимнастическое и фехтовальное зало, библиотека; с каким комфортом и роскошью отделаны рекреационное, танцевальное зало и другие помещения корпуса! Какая всюду чистота, опрятность! Присоедините сюда паровое отопление всего корпуса, богатые растительностью и приспособленные для детских игр сады при нем [11], образцовые коллекции детских игр, и вы поймете, что все вспомогательные стороны учебно-воспитательного дела доведены здесь до пределов возможного, – что называется до совершенства.

Симбирск изобилует общественными и частными садами, благодаря чему воздух в нем, сравнительно, свежий и чистый. По крайней мере, в этом отношении Симбирск стоит значительно выше соседних поволжских городов – Самары, Казани и др., с которыми по части вони могут конкурировать разве только пресловутые Авгиевы конюшни. Единственное больное место в санитарно-гигиеническом отношении у Симбирска – это глубокий, местами навозный, овраг (ох, эти овраги! Это какая-то необходимая принадлежность, какое-то неизбежное conditio sine guа non [12] всякого большого города), пересекающий последний в самом его центре [13]. Но к санитарному благоустройству этого оврага принимаются, по-видимому, самые энергичные меры со стороны городского самоуправления.

Особенное внимание на себя обращают в Симбирске прекрасные мостовые, по поводу которых и раньше писалось в «Самарской газете» в назидание местным думским дельцам. Да позволено будет и нам остановиться на этих мостовых; последние, по их устройству, можно разделить на четыре категории. Имея в общем одинаковый фундамент, означенные виды мостовых отличаются друг от друга, главным образом, способом отделки верхнего, т. е. лицевого ряда их. В одних этот ряд представляет собою гладкую, ровную поверхность (затверделая смесь песку, гальки и других суррогатов), напоминающая собою скорее поверхность асфальта, или горшка, или плиты, или чего хотите, – но никак не поверхность каменной мостовой, как мы привыкли ее понимать. Ездить по этим мостовым чрезвычайно удобно. Другого рода симбирские мостовые покрыты довольно толстым слоем мелкой гальки и голыша, которые неслышно расступаются при вступлении на них колеса экипажа. Непривычному ездоку кажется, что колесо погружается как-бы слегка в воду. Нечего и говорить об удобствах езды по таким убаюкивающим мостовым. Большая Саратовская улица [14] и некоторые части других центральных улиц устланы твердым (дикарным) булыжником, кругляшом, средней величины. Грохот и треск езды по этим мостовым искупляется полнейшей безопасностью самой езды как для возницы, так и для седока, благодаря образцовой укладке прекрасного камня и отсутствию, вследствие этого, каких-либо выбоин. Видели мы, наконец, в Симбирске и мостовые, подобные самарским, т. е. из известкового (мелового) камня; но и эти мостовые далеко превосходят самарские своей прочностью.

В дополнение к этим мостовым следует присоединить то, что у каждой, даже самой незначительной, ямки и выбоины лежат заготовленные громадные кучи камня, которые ждут очереди, чтобы быть употребленными на починку.

Заслуживают внимания и симбирские тротуары. За немногими исключениями, все они деревянные и представляют в дождливую погоду то удобство для обывателя, что, благодаря им и существующим также деревянным переходам с одной улицы на другую, можно обойти большую половину города во время и после какого угодно ливня, не замарав ноги. А устроенные канавы, в которые стекает дождевая вода, способствуют быстрому осушению мостовых и их чистоте.

Такова, в общих чертах, наружная физиономия Симбирска, – физиономия очень симпатичная и во многом оригинальная. Эта изящная наружность домов, эти широкие бульвары, эти прекрасные мостовые и тротуары, эти уютные скверы, – все эти следы внешнего благоустройства, сообщая физиономии Симбирска своеобразность и типичность, резко отличающие его от других поволжских городов, в то же время напоминают, что Симбирск был «колыбелью» русского столбового дворянства (дворянским гнездом), прелестным уголком, где жилось хорошо, привольно, весело, где жизнь била полным, неиссякаемым ключом. С этой стороны Симбирск представляет несомненный интерес не только для туриста, но и для каждого русского культурного человека.

Не менее типична и интересна еще одна особенность современного Симбирска – это полное отсутствие жизни на его улицах, какая-то «мертвая» тишина, невольно озадачивающая нового человека. Весь город словно погружен в летаргию. Нигде нет оживления, нигде нет кипучей деятельности. Прекрасные бульвары и аллеи садов представляют собою безжизненные пустыни, на которых, кроме детей, появляются лишь несколько десятков обывателей с тем, чтобы подышать чистым воздухом. Едешь по городу часов в 10-ть вечера, и ни одного живого существа на улицах; даже не слышно лая собак. Уж подлинно приложимы в данном случаю к Симбирску слова поэта:

Тишина немая
В улицах пустых,
И не слышно лая
Псов сторожевых.

А-й.

1. Пристань пароходного общества «Кавказ и Меркурий»

2. Петропавловский спуск, ныне спуск Степана Разина

3. Здание военной гимназии (с 1882 г. Симбирский кадетский корпус) построено военным ведомством в 1876-1877 гг.). Здание офицерских квартир на Комиссариатской улице (ныне ул. Кузнецова, 7) построено в 1895-1896 гг.

Симбирский кадетский корпус. Портретное зало и посадка деревьев.
Альбом по случаю посещения СКК Великим князем Константином Константиновичем 25-26 октября 1900 года. Государственный исторический музей.

4. Здание Симбирской уездной земской управы (вверху), построенное по проекту М.Г. Алякринского в 1888-1889 гг. (ныне ул. Спасская, 17; Дом офицеров)
5. Здание Симбирского духовного училища (внизу) построено по проекту М.Г. Алякринского в 1891-1893 гг. (ныне ул. К. Либкнехта, 1/2; корпус УлГУ).

6. Лисиная, ныне улица Карла Либкнехта.

7. Покровская, ныне улица Льва Толстого.

8. Московская, ныне улица Ленина.

9. Sui generis (лат.) – единственный в своем роде, уникальный.

10. Воспитательно-исправительная колония для несовершеннолетних (с 1890 г. исправительный приют) существовала с 1880 года и размещалась в бывшем доме Д.М. Карташева в начале Смоленского спуска (ныне ул. Рылеева, 41).

11. Сад напротив главного фасада Кадетского корпуса был разбит силами воспитанников в 1880 году.

12. Сonditio sine guа non (лат.) – непременное условие.

13. Овраг реки Симбирки, тянувшийся от северной части города через центр до впадения в Свиягу

14. Большая Саратовская, ныне улица Гончарова

Вид на Симбирск с Казанского тракта. Фото Б.Р. Бика, 1883 год.

Вид на Симбирск с Ярмарочной площади. Фото Ф.А. Каганина.

Новый Венец. Фото Ф.А. Каганина.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.