Напомним, 21 января судья Ленинского районного суда Ильдар Хайбуллов огласил решение по “фармделу”. Итоговое заседание с обвинительным заключением длилось более 6 часов. Вина всех подсудимых нашла полное подтверждение, счел суд. Итоги известны (по ссылке), время подвести итоги этой затянувшейся истории.
С необычной позиции выступил журналист “Коммерсанта” Сергей Титов, который следил за развитием дела с самого начала. Фактически, он говорит о том, что дело в таком виде вообще не должно было доходить до суда, потому что и состава преступления в суде доказано не было. Сразу подчеркнём: мы уверены – никакой предвзятости и, тем более, заинтересованности в его позиции нет. Предлагаем вниманию его аргументы.

Сугубо личное мнение. Исходя из того, что прозвучало в ходе суда, из уст адвокатов и обвинения по делу «УльяновскФармации», могу прийти к выводу, что явно что-то не так с правоохранительной системой и судами. По сути, суда вообще не должно быть. Потому что дела нет. Нет того, что вменяют министрам. Не было ни мошенничества, ни хищения. По крайней мере, доказательств хищения в суде представлено не было. Как не было доказательств сговора в целях хищения, вывода денег, полученных от завышения цены, и, тем более, их присвоения. Когда расследование только начиналось, я полагал, что вот скоро нам покажут, как это обычно бывает при реально мошеннических схемах, как выводились деньги, через какие компании, каким образом их обналичивали, какой процент кому доставался, как они впоследствии были потрачены. Нет. Ни слова. Потому что, можно предположить, следствие этих доказательств не нашло. Если так, то хищения не было.
Я полагаю, все было гораздо проще. «УльяновскФармация» и создавалась для того, чтобы обеспечивать централизованные закупки для нужд здравоохранения. Так работали при Юрии Горячеве, когда был ОГУП «Фармация», так работали при Владимире Шаманове, так решили работать и дальше, при Сергее Морозове. Да, наверное, во многих случаях это удобно – централизованные поставки, которые легче распределять по лечебным учреждениям, обеспечивать льготников, и даже терпеть долги лечебных учреждений, продолжая поставлять лекарства, поскольку хоть и АО, но полностью подконтрольное власти. Более того, это во многом на начальном этапе снимало головную боль по закупкам с главврачей лечебных учреждений, которым было не так-то просто приспособиться к непростым требованиям проведения торгов, а министерство при содействии других органов могло бы это обеспечить.
Зачем акционировали «Фармацию» – второй вопрос, требующий отдельного обсуждения. Но АО – это уже не ОГУП, оно должно быть прибыльным. А тут, как назло появились требования по госзакупкам и конкурентному проведению торгов в виде федеральных законов 94-ФЗ, а затем – 44-ФЗ. И если позволить больницам самим делать закупки более мелкими партиями, работая с более мелкими, но выгодными поставщиками, то по многим позициям «УлФармация» могла остаться ни с чем, а это уже ломало всю систему. Тогда и появились гласные и негласные требования по проведению совместных торгов, при которых чаще всего победителем становилась именно «УльяновскФармация», потому что далеко не каждый поставщик сможет обеспечить такой объем при расширенном ассортименте – на это уже указывал УФАС. Было, как отмечалось в суде, и распоряжение губернатора по этому поводу. Такой, полагаю, могла быть общая стратегия.
И министры здравоохранения, что один, что другой, конечно же, в силу своих же должностных инструкций были обязаны исполнять обозначенные требования и направления общей стратегии. Более того, в большинстве случаев они, наверное, сами даже верили, что так лучше для региона. А если б они не стали исполнять требования, то значит, их бы лишили должности министра, уже не дав больше работать даже главврачом. Это всем известно, что происходит в таких случаях со строптивыми.
И Игорь Тихонов как видный единоросс, вице-спикер и заместитель секретаря реготделения партии тоже был обязан следовать этой стратегии, иначе не видать ему этих постов. Все остальное – не сговор, а работа команды в связке облправительства, партии и подконтрольного бизнеса. Обычная работа, которая наблюдается во всех сферах экономической жизни региона, когда вышестоящие дают установку нижестоящим, «потому что так надо».
А в то, что в личный карман никто из них ничего от этого не положил, я верю. И значит, мошенничества, сговора, хищения, присвоения – ничего этого не было. И это должно было стать не уголовным делом, а делом рассмотрения ФАС со всеми вытекающими последствиями от штрафов до лишения должностей. Вот об этом и должен был сказать суд в своем решении. Но слишком много сил было брошено московскими следователями на это дело, а потому отступать уже никто не хочет.
А итог этих неуступок – сломанные судьбы и сломленные люди. Верное исполнение заданной стратегии и обязанностей министра привело Рашида Абдуллова к четырем годам лишения свободы, партийные старания Игоря Тихонова – к пятилетнему сроку.
Как сказал один из московских экспертов в сфере здравоохранения, «совместные торги и работа через крупную фармацевтическую компанию могут быть успешными, и действительно могут приводить к снижению цены», «но все зависит от того, как эта схема будет выстроена, от конкретных людей во власти».
(фото УлПрессы)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.