Губернатор Ульяновской области представил неутешительный демографический прогноз: к 2030 году регион может потерять до 8 % населения. При нынешнем коэффициенте рождаемости в 1,38 через 25 лет численность населения сократится на треть, через 50-70 лет Ульяновская область может просто исчезнуть. Чтобы выбраться из демографической ямы, правительство предлагает поддерживать семьи при рождении детей, пропагандировать семейные ценности и многодетность. Доктор экономических наук, профессор Анатолий Лапин считает, что сейчас маткапиталы и “детские” выплаты  эффекта не дают, более того, невозможно говорить о мерах, которые способствовали бы росту населения: со второго полугодия 2020 года Росстат закрыл данные о смертности, которая за ноябрь-декабрь выросла до 60%.

В конце января Ульяновскстат опубликовал предварительную оценку численности постоянного населения на 1 января 2021 года. Официально на начало года в регионе проживает 1 219 240 человек.  Это на 10 584 человека меньше, чем в среднем за 2020 год.

Годовые сведения о количестве актов гражданского состояния опубликовало и Агентство ЗАГС по Ульяновской области. Согласно отчетности количество выданных свидетельств о рождении по сравнению с 2019 годом уменьшилось на 549. Более чем на 3,5 тысячи выросло количество зарегистрированных смертей – с 17 120 в 2019-м году до 20 644 в 2020-м.

Снизилось за год  количество заключенных браков – с 7 214 до 5 855. При этом и разводиться стали реже, на 363 случая. В целом за 10 лет количество расторжений брака в Ульяновской области сократилось на 25,6%. Эта цифра стабильно снижается с 2013 года, и в 2020 году имеет наименьшее значение за последние 20 лет, сообщила  руководитель Агентства ЗАГС Жанна Назарова.

Инфографика от Виталия Ахмерова

Из положительных тенденций демографического развития Ульяновской области в 2020 году выделили увеличение числа семей с детьми и числа многодетных семей. Цифра увеличилась на 3941, или на 2,5%. Также замедлился темп снижения рождаемости: с 8,9% по итогам 2019 года до 5% за 2020 год.

Для решения проблемы демографического провала правительство Ульяновской области предлагает ввести “отцовский капитал” в размере 150 тысяч рублей при рождении или усыновлении в одном постоянном зарегистрированном браке третьего или последующего ребёнка; принять закон о статусе многодетной семьи, закон о присвоении звания «Ветеран труда» при наличии 20-летнего стажа работы многодетным мамам; поддерживать женщин от 25 лет и старше, в том числе имеющих детей.

По итогам 2020 года коэффициент рождаемости в регионе составил 1,38. Доктор экономических наук, профессор Анатолий Лапин считает, что при нынешних показателях в оптимистичном прогнозе Ульяновская область может буквально исчезнуть через 50-70 лет, сельские районы – через 20-30 лет. Смертность населения по данным на ноябрь-декабрь 2020 года выросла до 60%: это значит, что каждый час в регионе умирает 2-3 человека, или около 1500 человек в месяц:

– Общая численность населения в регионе сокращается с 1995 года – за это время более чем на четверть миллиона человек, или 17%. С 1992 года идет естественная убыль населения, с 2000 года – миграционная. В целом в Ульяновской области с 1992 года не было года, когда из состояния естественной убыли мы входили в состояние естественного прироста. Но у нас был период с 2005 по 2012 год, когда естественная убыль сократилась с 11 тысяч до 3,5 тысяч человек из-за снижения смертности и увеличения рождаемости. Сейчас численность региона как в 1967 году.

Если в 1989 году родилось 23 тысячи человек, то в 1997 году  уже 10 тысяч – показатель упал в два раза. Благодаря введению на федеральном уровне маткапитала рождаемость поднялась до 15 тысяч человек. Сейчас тема маткапитала обыграна со всех сторон: есть федеральный, региональный, население к нему привыкло, стимулирующая роль сошла на нет, что и показала динамика последних лет.

В мире вообще нет мер государственного регулирования, которые могли бы вывести ситуацию с рождаемостью хотя бы на уровень естественного воспроизводства населения. Попытки “залить” проблему деньгами, пособиями… необходимого эффекта не дают. Нужно разрабатывать многоступенчатую программу исследований репродуктивного поведения населения. Женщины открыто не называют причины, которые социально неприемлемы: что больше не хотят рожать, стирать пеленки, уходить из профессии в декрет. Советский опыт показал: государство тратило много денег на детские сады, но к увеличению рождаемости это не привело. Такие исследования попытались бы вскрыть экономические, социальные, психологические ограничения. На это надо много времени. И то не факт, что если эти причины выявим, то получим механизм влияния.

Еще момент. Со второго полугодия Росстат закрыл данные о причинах смертности. В ноябре-декабре 2020 года она беспрецедентно выросла до 60%. Что это: онкология, сердечно-сосудистые заболевания? Точно не коронавирус: официально от него умерло 470 человек, общий прирост смертности составил около 3,5 тыс человек, какие причины в 3000 случаев? Этой информации нет. Можно только предполагать, что это побочный итог масштабного перепрофилирования медицины на борьбу с инфекцией и общего стресса.

Ну и конечно нужно принимать меры по миграции. Отток стал меньше, но тут скорее сказались ограничительные меры из-за пандемии. Думаю, в районе 1000 человек за год потеряли. Уезжают молодые, в репродуктивном возрасте. Получается, не будет браков, рождений детей.

Опять же меры по стимулированию рождаемости не должны приводить к тому, что будут популярны только у бедного населения, когда рожают детей только из-за маткапитала. Увеличение должно быть в семьях среднего класса, которые смогут успешно социализировать своих детей, а не только жить на госпособия.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.