24  февраля депутаты Гордумы единогласно приняли проект правил благоустройства Ульяновска, который сохраняет требование соблюдать расстояние между фасадами домов и нестационарными торговыми объектами в 30 метров. Представители бизнеса пытались пролоббировать сокращение этого параметра до 15 метров из-за того, что после утверждения новых правил 75-80% киосков и павильонов, якобы, могут быть исключены из схемы НТО. Председатель отделения “Деловой России” Руслан Ильясов дополнительно аргументировал, что 1500 “киоскеров” “приносят деньги в бюджет”. О каких именно средствах идет речь, Ильясов не уточнил.

Депутат УГД Антон Антипов в свою очередь запросил информацию у начальника финансового управления администрации города Ульяновска Александра Бармина о поступлениях в бюджет от “киоскеров”.

Бармин ничего конкретного тоже сказать не смог, но отметил: Учитывая все возможные льготы, которые были предоставлены в период пандемии в прошлом году, объем доходов был от них незначительный.

Депутат УГД Рогов на заседании, где принимался проект новых Правил благоустройства сообщал, что подавляющее большинство работников киосков трудится неофициально и никаких налогов не платит.  – Все мы постоянно являемся свидетелями того, как из киосков выливают содержимое ведер. И все мы знаем, что это за вёдра, – добавил парламентарий. В разговоре с нашей редакцией он также отметил, что не против павильонов, однако все они обязаны соблюдать нормы Роспотребнадзора и должны быть оборудованы биотуалетами. Рогов также рассказал, что на заседании финансовое управление администрации города предоставило информационную справку о доходах от “киоскеров”, в которой также не было никакой информации о поступлениях в бюджет. Все якобы из-за того, что эти данные “сложно посчитать”.

Понятное дело, что мы имеем налоги, которые они платят. Моё личное мнение – я не против павильонов, которые установлены по городу.Но я против того, что они не соответствуют нормам Роспотребнадзора и вообще людским нормам. Я считаю, что любой павильон должен быть оборудован биотуалетом, что бы у сотрудников была вода, – сообщил Рогов.

Более конкретной позицией в отношении установленной нормы поделился глава местного отделения “Опоры России” Николай Солодовников. По его словам, установленный параметр в 30 метров никак не оградит город от “киоскеров”, торгующих “фанфуриками” и не улучшит их эстетический вид. Необходим постоянный контроль деятельности всех предпринимателей. Кроме того, демонтаж тех киосков, которые исключат из схемы согласно новым правилам, будет осуществлять Управление административно-технического контроля Администрации города, которое не славится своей оперативностью.

От редакции приведем пример – на демонтаж незаконного НТО на Радищева, установленного в июле 2018 ушло два года (собственник произвел демонтаж своими силами в 2020 году). Так, по данным горадминистрации, в 2020 было демонтировано 7 НТО, из них силами администрации – 4.  В 2021 – 0.

Мы учета не ведем, однако мне на совещаниях говорят о том, что нет официального трудоустройства и никто не платит налоги. Вопрос в другом – у многих из этих предпринимателей давно уже все оформлены, как минимум по 2 продавца точно, иначе у контрольно-надзорных органов возникают вопросы. Я сейчас не говорю про тех, кто торгует “фанфуриками”, мне и самому было бы приятно, если бы подобная торговля была прекращена. Я против того, какие механизмы для этого используют. В городе есть ряд интересных проектов, которые размещаются в НТО, где люди трудоустроены, хорошо выглядят сами объекты. Что если его павильон попадет под эти 30 метров, а «ржавый» киоск, который стоит в 35 метрах, под новые правила уже не попадет. Я на заседании об этом и говорил, но меня не поняли и “хайпанули” на теме того, что я защищаю “киоскеров”. Я против избавления от киосков по формальному признаку. И смотреть на них нужно не по формальному признаку, а регулировать по принципу внешнего вида, эстетики, соответствиям видам деятельности, которые заявляли предприниматели, когда ставили объект. На заседании в мою сторону обращались методами оппозиции – говорят о том, что предприниматели официально не трудоустраивают сотрудников и не платят налоги, а сами даже не предоставляют данные по выпадающему налогу, который может образоваться после сноса НТО. Налоговая сейчас жестко контролирует предпринимателей. Если у меня есть ИП и есть “точка”, где не трудоустроено 2 человека, то налоговая мной уже заинтересуется. Они до сих пор вспоминают года, когда не было цифровизации и проверок, а сейчас уже все в “цифре”. Получается, что городское финансовое управление сами не знают, сколько себе запрогнозировали выпадающего бюджета. Даже если это всего 5 млн рублей, то нужно понять, от куда эти деньги должны прийти. Кроме того, мы неоднократно обсуждали, что у города даже нет денег демонтировать НЕЗАКОННЫЕ НТО, я уже не говорю о том, чтобы начинать идти к тем объектам, которые находятся в схеме. Ситуацию накаляют только политически. По факту бизнес прекрасно понимает, что у города за год денег хватит убрать только 5-10 киосков. Мы на площадке УлПрессы, еще в 2019 году уже обсуждали этот вопрос и предлагали городу в первую очередь снести то, что размещено незаконно, а уже потом смотреть на другие объекты. За неделю при желании можно провести ревизию всех незаконных НТО и расторговать контракт на их демонтаж. Снос 100 объектов будет стоить пол миллиона рублей. А объекты посчитать можно народным контролем сверив его с городской схемой НТО.

Также своей позицией поделилась и бизнес-омбудсмен Екатерина Толчина. Она рассказала о проблемах, к которым к ней обращаются “киоскеры”.

Владельцы НТО ко мне обращаются в основном по двум причинам: незаконные требования муниципалитетов о демонтаже объекта и не предоставление компенсационных мест, когда объекты уже снесены. Нельзя удалять законно стоящие НТО под предлогом благоустройства, дорожных работ и других “благих дел”, тем более сейчас, в условиях совершенной экономической неопределённости. В малой торговле занято много людей, они кормят себя сами и дают работать другим. Нельзя увеличивать количество безработных в это сложное время. Сейчас важно объявить мораторий на снос таких объектов хотя бы на год. Все, кто стоял законно, но попал под демонтаж, должны получать компенсационные места: так сделали в прошлом году в Челябинске.