Купеческое собрание 10 дней спустя

Все 10 дней, прошедших с момента избрания спикера и его замов, в Городской Думе царило необычайное оживление.

Лишь трое дважды «обмандаченные» (мандатная комиссия) Воронков, Каплин и Абрамов, высунув языки от усердия, писали «Регламент». Все остальные с азартом медвежатников, только что взявших банк, делили портфели. Взаимная просьба депутатов была одна: помоги мне с комитетом! Речь шла, естественно, о 3-х комитетах, где есть что делить: бюджетном, муниципальной собственности и земельном. В остальные 7 («недоходные») желающих было мало. Пятеро из них уже «отоварены» (спикер и 4 зама), 29 остались пока без должностей. Чтобы не обидеть никого, самый молодой и бестолковый из них предложил учредить сразу 30 комитетов – по одному на каждого. Помните, старик Хоттабыч, увидев на футбольном матче, как 22 бугая бегают за одним мячом, тут же с небес спустил каждому из них по мячу, превратив стадион в дурдом? Но тут слово взял единственный аналитик в купеческом собрании, депутат по кличке Робин Гуд с Верхней Террасы и сказал: «Народ не выдержит!» В зале защелкало – это закрывались челюсти, отвисшие от удовольствия получить всем по комитету. Его послушались и решили создать только 10 комитетов, то есть по одному на троих, исходя из железобетонной российской формулы «На троих…»

А в это время в битком набитый депутатскими неприкосновенными телесами зал зашел Дедухин. Сказал: «Здорово, робяты!» и в воздухе густо запахло то ли сивухой, то ли виски «Блек Джек». Икнув, продолжил: «Че, опять кинули, или оставили мне хоть какой-то комитет?»

– Всем хватит, не возбухай, – успокоил его Вася-спикер.

Рядовой необученный Ваня Додонов, всерьез верящий, что звездочки на погонах означают количество выпитых тонн водки, достал всех с комитетом по делам милиции и ГАИ. Говорят, собрату из ЗСО Грибову он признался, как просыпается мокрым от восторга, когда во сне седой полковник-гаишник молча заносит ему, председателю ментовского комитета, кейс с долларами.У учителя Эдварса-младшего запросы поменьше – комитет по образованию, чтобы отомстить завхозу 68-й школы, который экономил на мелках и ветоши, паразит.

Тур, как сомнамбула, передвигаясь по лабиринтам Гордумы, как заклинание, шептал: «Земля и градостроительство». После «пролета» с портфелем замспикера Виталик, уже не веря ни во что, усиленно склонял двух тоже «обиженных» женщин Смолянкину и Беспалову создать оппозицию Васе-спикеру. Лишь неунывающий старейшина Матвеев, поэт и избранник, заходил во все двери подряд и читал стихи «Служил Гаврила депутатом…» Его тихо посылали на три буквы, то есть к мэру, другу и ровеснику.И час настал. Вчера, закрывшись во всех наличных в Гордуме помещениях, включая и обозначенные силуэтами мужчины и женщины, заседали комитеты. Избрали председателей и их замов. К вечеру горожане получили на свою шею еще 16 чиновников из депутатов. Почему 16? Да просто на «нехлебные» комитеты желающих не нашлось, вот и оставили их 8. Зато в упомянутых доходных народу пруд пруди: в бюджетном – 19 чел., по собственности – 17, а по земле и градостроительству аж 24 человека! Жизнь лучше не стала, кроме как у вновь избранных. И у нас есть все, но не у всех.