Вместо трех тысяч на УАЗе будут сокращать шесть тысяч рабочих. Это грозит региону социальными потрясениями и, возможно, разгулом преступности, ведь доведенный до отчаяния человек может пойти на все

Нет, друзья-товарищи, вы, что ни говорите, а пресса – это страшная сила. И читая газеты, непосвященный человек просто с катушек съехать может. Ей-Богу…

Вот, например, захочется старому автозаводскому активисту, пропуска на завод лишенному и от всяческих советов ветеранов отлученному, о жизни родного предприятия, которому он всю свою жизнь посвятил, узнать. И возьмется он за газеты…

Прочитает уазовскую «Панораму» – поймет, что на заводе прямо все в шоколаде. А возьмется городские газеты листать… и тронется умом от полной непонятки. В одних пишут, что автозавод собирается производство наращивать и людей беречь – ему для этого многомиллионные льготы город предоставил. Другие кричат о грядущем сокращении рабочих почти на треть. Щелкнет в голове у бедного ветерана, зайдет, как говорится, мозга за мозгу. И чтобы «расклиниться», потянется старик к новым печатным изданиям. Прочтет про японские грузовики – и вздохнет облегченно. А из другой газеты узнает, что «Северсталь» и производство начало сворачивать, и количество сокращаемых довести до шести тысяч и… сойдет с ума окончательно.

Да, творящееся сегодня на УАЗе осмыслению не поддается. Ясно одно: то, что там происходит, не укладывается ни в законные, ни в человеческие морально-нравственные рамки. Мы уже писали раньше, что увольняемым с предприятия не выплачивают выходных пособий в соответствии с Федеральным стандартом. Говорили и о переносе администрацией всех отпусков работников на лето. И о готовящемся сокращении 2950-и человек мы тоже говорили. Наложите одно, второе и третье друг на друга и увидите, как несладко приходится тем, кого собираются отправить за ворота. Да, чтобы картина получилась реалистичнее, помните, что львиную долю уволенных составят люди предпенсионного возраста, часто болеющие и матери-одиночки. Уверяем вас, картинка получится та еще.

Только и она будет неполной. Господин Мордашов (глава «Северстали»), начитавшись, что ли, Островского (если он вообще что-то читает, кроме биржевых сводок и финансовых отчетов), решил, что работники автозавода ничуть не хуже Павки Корчагина, в том смысле, что крепче стали. И добавляет им перца снова и снова. Скажем, забузили работники по поводу невыплаты выходных пособий, а из Череповецка тут же несется: «Заплатим всем! Но уволим за это больше». На заводе снова брожение, даже нездоровые какие-то отношения возникают. И те, кто в списки сокращаемых пока не попал, злобно шипят на «приговоренных» – довыпендривались, мол? Теперь ни вам, ни нам!…

Но и это еще не все. Докатываются до нас слухи, будто «эксперименты над людьми» на УАЗе вполне могут закончиться… Чем? Правильно, социальным взрывом. И люд рабочий к этому вполне готов. Ударная волна этого взрыва больно-больно ударит в первую очередь не по Мордашову, конечно, даже не по профбоссу Чувашлову с его шефом Служивым. Она покатится в сторону властных особняков – к мэрии и выше – к площади Ленина – там видится беспомощность и недееспособность… И будет плохо. Кому? А вы подумайте…

P.S. По данным областного департамета занятости на первое февраля на учете по безработице состоят 207 тыс. человек. Это без учета автозаводчан. А если еще учесть, что у шести тысяч рабочих по три человека в семье, по сути дела, без средств к существованию остается 18 тысяч ульяновцев.

Александр СЕДОВ