Interfax-Russia.ru — В Кирове и Ульяновске идут дебаты о возвращении этим городам исторических названий.

История России богата случаями переименований городов. В послереволюционные и послевоенные годы переименование носило в основном политизированный характер. Так, в 20-30х годах прошлого века с карты исчезли Петроград, Царицын, Екатеринбург, Елизаветград, Гатчина, Вятка, вместо которых появились Ленинград, Сталинград, Свердловск, Зиновьевск, Троцк, Киров. Пересмотр политических приоритетов привел к тому, что после Великой Отечественной войны Молотов стал Пермью, Ворошилов — Уссурийском, Сталинград — Волгоградом, Чкалов — Оренбургом, Сталинири — Цхинвали, Буденновск — Прикумском.

В современной России основной бум переименований пришелся на начало 1990-х годов прошлого века и ознаменовался возвращением российским городам исторических названий: в 1990 году Горький вновь стал Нижним Новгородом, Калинин — Тверью; в 1991 году Куйбышев был вновь переименован в Самару; Свердловск — в Екатеринбург, а Ленинград — в Санкт-Петербург.

В декабре 1993 года был проведен плебисцит о возвращении Кирову исторического названия Вятка, но большинством голосов его жителей решение о переименовании было отклонено.

Вновь вопрос о переименовании Кирова в Вятку был поднят в 2009 году после того, как во главе Кировской области встал Никита Белых. Новый губернатор еще в феврале 2009 года распорядился создать рабочую группу по изучению общественного мнения по вопросу о возвращении Кирову его исторического названия.

По предварительным подсчетам финансистов, переименование Кирова в Вятку может обойтись городскому бюджету в 6,5 млн рублей. Причем жители города предложили сформировать фонд добровольных пожертвований для возмещения этих затрат.

Экспертиза, которую по просьбе рабочей группы по переименованию провел Институт истории Российской академии наук, обосновала целесообразность возвращении Кирову его исторического названия «Вятка», как первоначального и самого устоявшегося в традиционной российской культуре названия города.

Окончательно вопрос о переименовании Кирова в Вятку должен решить референдум, дату проведения которого определит избирательная комиссия. Впрочем, учитывая, что в региональном законодательстве отсутствует закон о референдуме, процесс возвращения городу исторического названия может затянуться.

Естественно, есть и рьяные противники возвращения городу исторического названия. Так, кировский обком КПРФ уже собрал 120 тыс. подписей «против», помимо этого свое несогласие с переименованием города высказал и областной совет ветеранов.

Между тем, в российском историко-просветительском и правозащитном обществе «Мемориал» призвали не затягивать с вопросом переименования Кирова и возвращения ему исторического названия. «Это давно назревший вопрос. То, что в названии городов сохраняются архаичные имена советских лидеров, — это просто позор», — сказал «Интерфаксу» заместитель председателя совета научно-информационного центра общества «Мемориал» Никита Петров. — Имя Кирова напрочь связано с террором, и должно быть устранено из всех названий».

Кстати, поддержал «Мемориал» и инициативу возвращения исторического имени Ульяновску. «С символикой, связанной с именем Ленина, — от могилы на Красной площади до названий городов и улиц — надо поступить решительно»,- заявил «Интерфаксу» глава «Мемориала» Арсений Рогинский.

По его мнению, если бы главы администраций тысяч российских городов и населенных пунктов предложили бы убрать из топонимики имя Ульянова-Ленина, то это было бы справедливо и способствовало возрождению исторического сознания у жителей России. «Многие в России ошибочно думают, что история началась именно с Ленина, — заявил правозащитник. — Необходимо вернуть нашим городам, улицам и площадям исторические названия».

Инициатива вернуть Ульяновску историческое имя — Симбирск — принадлежит мэру города Сергею Ермакову. В обращении к землякам, опубликованном 7 марта прошлого года в газете «Ульяновск сегодня», он призвал вернуться «в семью цивилизованных городов»: «На сегодня Волга смыла со своих берегов все имена былых «вождей». Давайте же и мы, дорогие сограждане, наводя порядок в стране и в городе, вернем Ульяновску историческое имя!»

«Де-факто этот процесс идет уже давно, если судить по названию епархии и многим названиям печатных СМИ, а также фирм и фирмочек наших деловых людей», — говорилось в обращении.

Ермаков также напомнил, что Симбирск был переименован в Ульяновск в 1924 году, когда «и время было другое, и люди у власти были другие».

Поддержали возвращение Ульяновску исторического имени Симбирск и студенты Ульяновского государственного университета.

Однако в целом инициатива городских властей не нашла отклика у рядовых граждан. Так, звонившие на прямую телефонную линию, организованную мэрией Ульяновска с целью изучения мнения населения, примерно пополам разделились на противников и сторонников переименования. Да и опрос, проведенный центром социологических исследований при правительстве Ульяновской области, показал, что примерно 64% опрошенных высказались за сохранение названия Ульяновск. Поддержали переименование лишь 20% горожан.

Впрочем, несмотря на неприятие большинством горожан инициативы Ермакова, власти Ульяновска не расстаются с идеей переименования города в Симбирск. В январе 2009 года мэр Ульяновска Ермаков вновь заявил об актуальности возвращения областному центру исторического названия. «Я пока не обращался с соответствующим предложением в городскую думу, я жду, когда большинство жителей Ульяновска будут готовы без особых психологических потерь принять возвращение исторического названия Ульяновска», — сообщил Ермаков на пресс-конференции.

Напомним, что, согласно федеральному законодательству (федеральный закон от 18 декабря 1997 года N 152-ФЗ «О наименованиях географических объектов»), вопрос о переименовании населенных пунктов принимают законодатели на основе изучения мнения населения той местности, где расположен географический объект. При принятии решения учитывается мнение историков, специалистов по русскому языку, экономистов.

За переименованием города следует перерегистрация граждан по месту жительства; перерегистрация недвижимости и юридических адресов; замена печатей и штампов; замена указателей и прочего.

По предварительным оценкам, этот комплекс мероприятий обойдется каждому жителю Ульяновска примерно в 1,5 тыс. рублей. В эту сумму входят как прямые денежные потери, так и косвенные. Впрочем, ульяновский бюджет может избежать денежных потерь, но только в том случае, если инициатива о переименовании будет исходить из федерального центра.

Кстати, на днях за возврат Ульяновску исторического имени выступили и региональные власти. Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов распорядился создать при региональном правительстве специальную комиссию, которая займется изучением правомерности переименования в 1924 году Ульяновска и проработкой возможности возврата городу его исторического имени — Симбирск. «Ведь сейчас выясняется, что не было никакой «всенародной инициативы». Якобы жители одного села выступили с таким предложением (о переименовании Симбирска в Ульяновск — ИФ), якобы их поддержали рабочие двух симбирских фабрик, — заявил глава региона агентству «Интерфакс-Поволжье». — Вообще, кто сказал, кто решил, что Ленин более значимая личность, нежели другие выходцы из Симбирской губернии, к примеру, писатель Гончаров или историк Карамзин?».

По его словам, через полгода станет ясно, стоит ли выносить вопрос о переименовании города на референдум.

«Регион бурно развивается, одновременно реализуется несколько крупных инвестпроектов. И все-таки, чего-то не хватает. Я вижу, как поднялись после переименования Самара, Нижний Новгород и Екатеринбург. Нет, Ульяновску нужно вернуть прежнее название», — считает Морозов.

Однако ульяновские коммунисты стремление губернатора вернуть городу название Симбирск расценили как провокацию. В заявлении ульяновского обкома, размещенном на сайте КПРФ, содержится призыв «ко всем сознательным гражданам: дать отпор фальсификаторам истории, желающим повернуть ее вспять», и напоминается, что «подобные провокации, как свидетельствует опыт последних десятилетий, сопровождаются социальными и межнациональными катаклизмами, дефолтами и кризисами».

Ульяновские коммунисты также недоумевают, что подобное предложение возникло во время кризиса, «в крайне неустойчивой, чреватой социальными протестами ситуации».

Между тем, как пояснил Interfax-Russia.ru ведущий эксперт фонда «Институт экономики города» Роман Попов, затраты на подобные мероприятия сильно преувеличены. В частности, по его словам, большая часть населения и противников переименований фактически недооценивает возможность разнесения затрат во времени.

«К цифре (по объему затрат — ИФ), которую дают на выходе, нужно относится осторожно. Сумма предполагаемых затрат может быть сильно завышена, — считает Попов. — И всегда есть возможность минимизировать расходы «.

По его словам, вполне возможно разработать некий механизм, позволяющий снизить экономические потери. В частности, как пояснил собеседник Interfax-Russia.ru, большинство носителей информации (таблички с названиями, документы с печатями, справочные материалы), и так подлежат периодической замене. Для минимизации затрат возможно приурочить замену таких носителей к работам, например, по их реставрации. «Если этот механизм будет грамотно запущен, то затраты на переименование города даже на бумаге не будут выглядеть огромными и не ударят по карману рядовых жителей», — отмечает Попов.

«Экономический фактор — не основной камень преткновений, — убежден эксперт. — Страх перед процессом переименования города не адекватен реальным действиям. И, если большинство жителей выскажется за переименование города, то вполне можно сделать так, чтобы расходы на этот процесс стали минимальными».

По его словам, индифферентность рядовых граждан во многом объясняется наследием советских времен, когда названия городов менялись с завидным постоянством, и мнения самих жителей, как правило, не спрашивали. «Большинство противников переименования города, — считает Попов, — рядовые обыватели, которые привыкли к старому названию и которых запугали непомерными расходами, к которым может привести процесс переименования».

Конечно, отмечает собеседник агентства, с экономической точки зрения говорить о целесообразности процесса смены названия города не приходится. Не выдерживают критики, по его мнению, и аргументы по поводу возможно большей инвестиционной привлекательности города в случае его переименования. Основные аргументы в пользу переименования города должны быть психологические и культурные, убежден эксперт. «Рационально-практический аргумент здесь не работает, — считает Попов. — Скорее этот процесс можно назвать культурной акцией и сравнить с реставрацией памятника архитектуры: все знают, что это необходимо, но редко кто грамотно объяснит, зачем тратить на это деньги».

По его мнению, при проведении общественных слушаний по вопросам переименования городов необходимо сместить акцент на культурно-историческую составляющую и заниматься разъяснительно-просветительской работой.

Обозреватель Анастасия Николаева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.