Юлия Чичерина

Более пятисот человек ушло на фронт из районного поселка Большие Ключищи Ульяновского района. — Возвратилось нас всего 247. Сейчас в живых четыре человека, — рассказывает легендарный летчик, наш земляк из Больших Ключищ Василий Федорович Берников.

Василий Федорович прошел всю войну, с первого и до последнего дня. Двадцатилетним юношей после девятимесячных летных курсов он попал на линию фронта. Его боевой путь лежал от Курской дуги до Берлина.

А завтра началась война…

22 июня 1941 года Берников встретил в Сибири, в военной части.

— После военного училища я попал в запасной полк. Помню, нам перебросили 33 новеньких самолета. На следующий день собрали весь личный состав. Перед нами выступил комиссар и в своей речи сказал, что летный состав должен не только летать, но и уметь собирать и разбирать самолеты. Вот так, на следующее утро мы разобрали все новенькие самолеты. Запечатали и погрузили на платформы… А завтра началась война. Кто этот ценный груз там, на линии фронта, собирал? Его просто выбросили…. Ошибки были во многом.

Ошибка стоила жизни миллионов

— Историю нельзя повернуть вспять, но ее ошибки — незабываемы,- сказал нам ветеран. Видевший горе и страдания на войне, Василий Федорович теперь не только рассказывает о тех страшных днях, но и дает им историческую оценку.

— Вы не задавались вопросом о том, почему так быстро немец дошел до Москвы? — спросил нас ветеран. — Было много просчетов. Правительство предупредили о намечающемся вероломном нападении. Но генеральный секретарь КПСС Иосиф Сталин не верил, что немец может без объявления войны вторгнуться на нашу территорию. Сейчас уже не секрет, что наши разведчики докладывали даже день начала войны. Если говорить об авиации, то самолеты на аэродромах стояли «крыло в крыло», как на параде, а не по линейке. Это значит, что каждый самолет удерживали штопоры, которые делали невозможным экстренный взлет. И это было сделано по приказу военного руководства. Буквально перед войной к нам в часть приехала комиссия, которая предписала срочно переставить боевые машины. Поэтому в первые дни войны наша авиация понесла значительные потери. Самолеты были легко разбиты.

В бой идут одни старики

На счету нашего земляка 120 боевых вылетов. Каждый мог быть последним. Во время двенадцатого вылета боевую машину, где был Берников, сбили. Его с тяжелыми ранениями направили в госпиталь. А затем снова «на крылья и в бой».

В те тяжелые годы выживали самые профессиональные. Молодым и неопытным летчикам было трудно. Каждый вылет приравнивался к подвигу.

За время войны полк, в котором воевал Василий Федорович, полностью обновлялся 5 раз. Из самолетов, которые были в начале войны, до Берлина ни один не долетел. Гибли целые экипажи.

— Мне повезло. Мои боевые друзья — Александр Панферов и Виктор Галактионов тоже дошли со мной до дня Победы, — с гордостью сказал Василий Федорович. — Нет ничего ценнее боевой дружбы. После Дня Победы я восемь раз встречался со своими однополчанами.

Один из ста

На груди у ветерана много медалей. Среди них орден Славы. Но не любит Василий Федорович рассказывать о личных наградах и подвигах. Он скромно рассказал нам о личном героизме, высоко оцененном государством.

— В том бою наши машины курсировал вражеский истребитель, -вспоминает прославленный летчик.- Много от него полегло людей. Бой был сложным. Мне повезло — я сбил вражеский истребитель. Через некоторое время второй вражеский истребитель сбил нашу машину. Потом госпиталь. И снова на линию фронта. Врачи сказали, что я «родился в рубашке».

Известного ветерана часто спрашивают о том, страшно ли было на войне?

— Если вы услышите ответ, что не страшно — не верьте. На войне всегда было страшно. Гибли твои друзья, немец бомбил любимые города, где находились родные, — говорит с болью в сердце Берников. Авиация на войне — особый случай. Расчет был такой: выжить и без ранений вернуться из воздушного боя — один процент к ста.

«Мама, я в Проскурово»

Во время беседы ветеран рассказывает много эпизодов из жизни на фронте. Но один из них он вспоминает с особой теплотой.

— В то время в нашем летном полку служил Миша Кузик. Мы дислоцировались недалеко от его родной деревни. Как-то Миша попросил командира сбросить в деревню с неба вымпел с запиской «Мама, я в Проскурово». Командир разрешил, хотя этого делать было нельзя. Вот так на следующий день Мишина мама была уже у нас, привезла много подарков, которые передали односельчане для военных летчиков. Три дня эта женщина была для всех нас как родная мать. Это был маленький праздник для каждого из нас. Мы видели в этой женщине свою маму. Ведь в каком бы возрасте и чине мы не были, нам всегда необходима материнская теплота.

Вскоре, на учениях по практическому бомбометанию, Миши Кузик не стало… Летчик допустил ошибку и в воздухе встретился со своими же бомбами. Самолет взорвался и погиб весь экипаж. Второй раз мама Миши приехала на похороны. Похоронили Михаила Кузика в Хмельницком, в военном городке.

Дом в 70 лет!

После войны, вернувшись домой, Василий Федорович решил поступить в вуз.

— Решил поступать на инфак. Немецкий изучал в школе, немного знал английский, а французский язык я вообще не знал, — смеется военный летчик.- Но так как конкурс там был меньше всех, а желание поступить — велико, решил брать штурмом этот факультет. Декан, посмотрев на меня, сказал, что на их факультете учатся одни девушки. А тут пришел вояка. Да еще и «француз». После чего я решил перейти на литфак. Благополучно сдал экзамены, а впоследствии и получил диплом.

— Работы в сельской местности много. Но начало всего — дом. Мне пришлось три раза перестраивать дома, — поделился с нами Берников.- Сначала перестроил родительский, затем пришлось заниматься своим домом. Последний дом я отстроил в 70 лет! До сих пор в нем живу с супругой Екатериной Андреевной.

Особая гордость Берникова -его семья. Более 35 лет его супруга проработала главным врачом в районной участковой больнице, сын и дочь тоже выбрали профессию врача. Сын Вячеслав сейчас живет в Коврове, работает директором медицинского училища, а дочка, закончив медицинский факультет в Самаре, работает в Ульяновске.

Несмотря на свой почтенный возраст (84 года — прим. авт.), Василий Федорович много времени проводит в работе с детьми. Вместе с ребятней им посажено несколько десятков тысяч деревьев на берегу Свияги. Сейчас там целая роща. Уже несколько лет как он взял под свое шефство реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями «Восхождение» в селе Большие Ключищи. Ребятня с особым желанием слушает прославленного боевого летчика.

На прощание мы поинтересовались у ветерана о его мечте.

— Очень хочу, чтобы нынешняя молодежь никогда не видела войну,- с грустью сказал Василий Федорович.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.