«Левин – личность неординарная», – так отзываются о бывшем редакторе «Ульяновского комсомольца» все, кто его знал. 25 лет назад, 6 декабря 1984 года, Геннадий Семёнович скоропостижно скончался. В 46 лет!

«Известно, что тайга только своим южным краем касается Ульяновской области. Заход её, как утверждают географы и лесники, «имеет место» лишь в Сурском районе. В самом северном Большекувайском лесничестве можно и сегодня увидеть почти чистые ельники, по которым нетрудно представить настоящие таёжные дебри. А чуть южнее, в соседнем Лавинском лесничестве, ель встречается уже единично.

Среди чистых белоствольных берёз на усыхающем болоте по дороге из Сурского на Пичерки растёт несколько елей. Своей тёмной хвоей, хмурым и строгим видом они выделяются в светлом березняке в любое время года. Высокие, могучие, с вершинами, похожими на шишаки шлемов русских богатырей, ели стоят, как таёжный дозор. Нигде южнее в Присурских лесах они уже не встречаются».

Отрывок из очерка Г. Левина

Талантливый журналист и эссеист, Геннадий Левин редактировал «Сурскую правду», много лет возглавлял редакцию газеты «Ульяновский комсомолец», работал в «Ульяновской правде», печатался в журнале «Волга», читателям которого запомнился своими повествованиями о многочисленных сурских озёрах, о привольно гуляющей по широкой пойме Суре, постоянно меняющей русло, о «многоэтажных» грозовых тучах над сурскими лесами, где всё им было «хожено-перехожено» в поисках грибов или в ожидании охотничьей удачи.

Любимым местом отдыха были Пичерки – охотничье хозяйство на берегу Суры. Любил он ночевать в стоге соломы под топот коней, бродить с егерем Валерой по сурской тайге, беседовать с природой. «Надо, чтобы ветер с поля песню приносил», – часто напевал Геннадий Семёнович любимую песню на слова В. Бокова.

Откуда у него было такое тонкое знание природы? Не только от впечатлений детства и юности, но и от первой его профессии. Он с отличием окончил агрономический факультет Ульяновского сельхозинститута (ныне – академия), работал агрономом в совхозе «Сурский», старшим агрономом районного управления сельского хозяйства. В августе 1967 года Геннадия избрали первым секретарём Сурского райкома комсомола. И тут дала о себе знать вторая «пламенная страсть» – любовь к русскому слову, любовь, которую он впитал, как говорится, с молоком матери, которая, кстати, была учительницей, а во время войны возглавляла районный отдел образования. Она собирала деньги на танк, за что получила благодарность лично от товарища Сталина.

Ещё в вузе Геннадий стал активным автором институтской многотиражной газеты. Мне посчастливилось несколько лет проработать с Геннадием в качестве его заместителя в редакции «Ульяновского комсомольца» и наблюдать его «муки творчества», то есть процесс тщательной работы над каждой строкой, которую он готовил к печати. Геннадий Семёнович относился к работе с чувством огромной ответственности. Недаром его деловые качества высоко ценились: он был избран кандидатом в члены ЦК комсомола, обкома ВЛКСМ, а в родном Сурском был членом бюро партийного райкома, депутатом райсовета. Его авторитет как руководителя редакции «молодёжки» был непререкаем – и не в силу должности, а неформально, так как все мы воспринимали его как очень одарённого человека. Таким он на долгие годы и остаётся в памяти всех, кто его знал и особенно – друзей, которых у него было очень много. Он умел дружить и выбирал для общения людей неординарных. Тёплые отношения сложились у него с Аркадием Александровичем Пластовым и его сыном Николаем. Как известно, Пластовы не жаловали журналистов вниманием, но Геннадий Левин был исключением.

Близкая дружба связывала Левина с талантливейшим фотокором Авксентием Галагозой, с Игорем Ипатовым – известным историком и книголюбом, со многими простыми пахарями родной земли.

Геннадий Дёмин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.