Елена Кувшинникова в представлении не нуждается, но её поэтические страницы в «Мономахе» очень редки. Всегда радостное открытие – новые стихи поэта.

* * *

Декабрьский дождь, два дня до новогодья.

И ёлками торгуют во дворе.

Дождливая незимняя погода

Совсем не соответствует поре.

И как-то по-осеннему взгрустнулось,

припомнилось, нахлынуло, пришло…

Как будто я к самой себе вернулась

И улыбнулась тихо и светло.

* * *

Великодушие даждь

и оживляющий дождь.

Что я могу Тебе дать?

Что от души моей ждёшь?

Только вот – немощь моя,

только вот – слёзы мои…

Господи, вся я Твоя!

Милостив буди ми…

* * *

Ночью в круглосуточном магазине

накупила стихов – книг с острыми краями.

Пакетик рвётся – и я рвусь

читать, читать…

Помириться с бессонницей,

Качаться на анапестах Кушнера,

делить птичьи права с Лиснянской…

И вдыхать с каждой строкой

воздух Невы с Одоевцевой…

Вот оно – чудо встречи – летучее.

Душа, лети!

Санкт-Петербург

* * *

«Твоей любви погас последний луч»

С. Кекова

Куда глядят глаза, куда ни бросишь взгляд,

рассеяны вокруг следы воспоминаний.

«Погас последний луч. В душе горит закат».

Неточный перевод с английского. Прощанье.

И берег наш высок, и нет тропы к воде.

За белой чайкой вслед рванись нетерпеливо.

Твоя душа легка. Она своя везде.

И далеко не всё кончается с обрывом.

* * *

Как ясен свет! Какие облака!

Летящих птиц сверкает оперенье.

Легла на сердце первая строка,

и задышало всё стихотворенье.

Всё так объёмно, ярко, горячо!

Звучат, благоухают краски лета…

О чём стихи? А жизнь сама – о чём?

Всплеск радуги на грани тьмы и света.

* * *

Летит состав всемирный, скоростной,

а цель его – разбитая посуда

в столовой придорожной, разъездной,

в той, где посудомойка верит в чудо.

Мир вздрогнул. И разбитое стекло

по трещинкам лучистым разлетелось…

Она стоит растерянно-светло.

Блаженная. Ей этого хотелось.

И прерван монотонный вечный труд.

И можно оторваться, всё оставив,

и выбежать… Как плачут и поют

в мелькающем, грохочущем составе!

Всего минута воли! А она

блаженствует и машет вслед рукою.

А после наплывает тишина.

И зарево, и зарево какое!

* * *

«Пойдём, погуляем – я знаю места»

Е. Изварина

Твоя долгота, да моя широта.

Пойдём, погуляем – я знаю места!

Давай заберёмся на мост подвесной

над Летой-рекой вдохновенной весной.

Увидим, как рыбы разинутым ртом

беззвучно поют под растаявшим льдом,

как птицы вокруг собирают одно

рассыпанных строк золотое зерно.

Под нами заблещет живая вода.

И ангелы света, и ангелы льда

над нами счастливо раскинут крыла!

И мы окунёмся, была-не была,

В небесные волны, в просторную гладь,

туда, где ещё не случалось бывать,

где слов и уменья не нужно уже,

где всё – утешенье недужной душе.

* * *

Декабрь – барьер! Бери и празднуй!

На радостях с трамплина – вниз –

лети! Мгновение прекрасно,

пока ты в облаках завис.

Себя ты ощущаешь смелым,

пока ещё не кончен век!

Пока не рухнешь неумело

на новенький январский снег.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.