Ульяновская область как новый экспонат в коллекции «яиц Фаберже» Виктора Вексельберга

В последние дни, в связи с недавним визитом в Ульяновск известного российского олигарха, главы группы компаний «Ренова» Виктора Вексельберга, в средствах массовой информации появились комментарии: дескать, группа «СОК», доселе «опекавшая» Ульяновскую область, покидает регион, уступая его более мощному сопернику. Одновременно федеральные СМИ вбросили информацию о том, что наш край по-прежнему входит в десятку самых депрессивных регионов России, несмотря на то, что, по заявлению областных властей, по итогам 2009 года Ульяновская область в рейтинге экономик регионов Приволжского федерального округа (ПФО) поднялась на рекордное шестое место, и дела у нас даже лучше, чем у других. В чем интрига таких противоречивых мнений, и так ли уж нужен региону олигарх (по примеру Чукотки с Абрамовичем) в качестве локомотива социально-экономического развития? На этот, а также другие вопросы, «Коммунальной правде» отвечает известный ульяновский правозащитник Александр КАПЛИН.

— Александр Евгеньевич, за что же нас, ульяновцев, так обижают: при Горячеве мы были депрессивные, при Шаманове – тоже. При губернаторе Морозове дела вроде бы пошли в гору, но все равно нас клеймят позором. Кому это надо?

— Если вы имеете в виду публикации в СМИ и отчеты социологических служб, то здесь все зависит от того, кто, как говорится, заказывает музыку. И разночтения налицо. Скажем, тот же ЦИС Росгосстраха, назвавший наш регион депрессивным, в то же время дает данные о том, что в Ульяновске удовлетворены своей жизнью 73 процента опрошенных, а по России в целом — 76,1 процента. Ну, не смешно ли? Лично я больше доверяю данным «Фонда общественного мнения», который дает более-менее объективную информацию: 29 процентов «удовлетворенных жизнью» — по Ульяновской области и 34 процента – по стране. Что же касается «депрессивности», то сейчас, в период незавершенного пока еще кризиса, вся Россия – в депрессии: и с дефицитом бюджета, и с высоким уровнем безработицы, и застоем в экономике. Разве только олигархи и банкиры благоденствуют, которым государство оказало финансовую поддержку, да то далеко не все. Кстати, Вексельберг – из числа успешных олигархов: не зря же президент Медведев поручил ему «опекать» так называемую Кремниевую долину в Сколково, на размещение которой претендовала и наша Ульяновская область.

— Но все-таки кто же «заказывает музыку»?

— Да кто угодно! Может, тот же якобы «отодвинутый» «СОК»? А может, и сам Вексельберг? Мало ли у нас всяких лоббистов, коррупционеров и прочих прохиндеев в Госдуме и правительстве, которые тем и живут, что до сих пор делят народное добро, оставшееся от социализма. Не в этом суть. Главное, что делаем мы – ульяновцы! Как работаем, что производим, эффективна ли деятельность региональной власти и, действительно, ли нам нужно привлекать капиталы заезжего олигарха? Или зарубежные инвестиции?

Спору нет: инвестиции всегда нужны, они развивают экономику. Только у нас с ними что-то не получается, несмотря на то, что региональные власти из месяца в месяц трубят о высоких достижениях в этом направлении. Но, собственно, чем можно похвастаться в последнее время? Заводом компании «Марс» по производству кошачьего корма или пивзаводом «Сабмиллер»? Если бы не госзаказы на строительство мостового перехода, самолеты «Авиастара», электронное оборудование НПО «Марс», автомобили «УАЗа», специфическую продукцию Ульяновского механического завода, с инвестициями мы были бы вообще на «нулях». А так – вроде бы дышим, и созданная не так давно Корпорация по развитию региона чувствует себя как бы при делах.

— И все же, Вексельберг – это серьезно?

— Знаете, в свое время, при мэре Павле Романенко, были поползновения «увести» из муниципальной собственности наш «Водоканал». Поговаривали, что за этим стояли структуры «Реновы». Не вторая ли это попытка? Я, например, настороженно отношусь к привлечению в регион иногородних инвесторов. Скажем, что «поимела» Ульяновская область от «СОКа», хозяйничавшего здесь в течение ряда лет? Ну, мост достроили – но тот же «СОК» прибыль себе обеспечил, — я уж не говорю о злоупотреблениях, которые там имели место. Прибрали к рукам «соковские» структуры и ряд объектов областной и муниципальной собственности, и сельскохозяйственные земли, и полезные ископаемые, и лесные и угодья. А что стало с экономикой региона? Подвинул ли ее «СОК» на более высокий уровень? Я считаю, что нет. Обуздав финансовые потоки, извлекали прибыль лишь для себя, но не для региона.

— А как же шестое место в рейтинге ПФО, годом раньше мы были на восьмом, а еще раньше – вообще плелись в хвосте?

— А вы посмотрите на соседей – Пензенскую область. В рейтинге ПФО они – четвертые, хотя годом раньше были в аутсайдерах. Причина, однако, не в том, что они или мы сделали серьезный скачок. Просто в кризис многие субъекты ПФО с более мощной экономикой пострадали намного сильнее. Если ничего нет, как у нас или Пензы, так и кризису нечего ломать. О состоянии экономики нужно судить по более обширным отрезкам времени, а не об одном только кризисном 2009-м годе. Скажем, если взять последние шесть лет, то спад промышленного производства в Ульяновской области, согласно данным Росстата, опубликованным в журнале «Век», составил 32,1 процента, тогда как в среднем по стране – 14,2. О состоянии же дел в сельском хозяйстве и говорить не приходится. Если в 2004 году в «житнице» работало 303 сельскохозяйственных предприятия, то через четыре последующих года их осталось всего 63. Количество прибыльных хозяйств за тот же период сократилось со 184 до 52. Урожайность сахарной свеклы, которой регион всегда по праву гордился, за прошлый год снизилась на 50 процентов. Другие итоги прошлого года в хозяйствах Ульяновской области: минус 800 тракторов, минус 400 машин для посева, минус 300 зерноуборочных комбайнов, минус 50 кормоуборочных комбайнов, минус 70 доильных установок. Или, например, крупный рогатый скот. В 2006 году в регионе было 179 тысяч бычков и буренок, к 2010-му их осталось 149 тысяч.

— А свыше миллиона тонн зерна собрали – это ли не успех?

— С этим миллионом тоже не все гладко. Во-первых, в доперестроечные годы нормой считались два миллиона тонн, которые область собирала со своих сельхозугодий. Во-вторых, нужно учитывать качество этого «миллиона», который годится разве что на корм скоту. В третьих, почти половину урожая собрали заезжие корпорации, взявшие у области в аренду сельскохозяйственные угодья. Так что, заслуги региональной или муниципальных властей — здесь сомнительны.

— Александр Евгеньевич, вот вы говорите, что настороженно относитесь к инвесторам извне, но в регионе своих-то нет и не предвидится? На кого же нам опираться, как не на того же Вексельберга с его миллиардами, который обещает поучаствовать и в развитии ядерного инновационного кластера в Димитровграде, и в создании экономической зоны, и в строительстве жилья в Ульяновске, и в развитии жилищно-коммунального комплекса и т.д. Самостоятельно же мы это не осилим?

— Давайте еще перечислим и другие популистские проекты наших чиновников – и «Авиационную столицу России», и «Культурную столицу Европы», и струнный транспорт, и летающие тарелки с дирижаблями, — все это хорошо, когда пиаришь регион где-нибудь на Островах Зеленого мыса. А если серьезно говорить, то опираться нам нужно, прежде всего, на самих себя – на трудовой и творческий потенциал наших земляков, на ресурсы, которыми богат наш край, на эффективное управление со стороны властей. И я не соглашусь с тем, что «своих» инвесторов у нас нет. Они, наоборот, есть, просто их как раз-то и «выжили» или «выживают» из региона, при попустительстве, а то и при содействии коррумпированных чиновников, заезжие толстосумы.

Возьмите лидера экономики в ПФО – Татарстан. Там что – нет иногородних или зарубежных инвесторов? Да сколько угодно! Но там существует и система протекционизма для местного бизнеса. И там не раздают направо и налево областную или муниципальную собственность, как у нас в регионе. Можно это называть местечковым патриотизмом, как хотите? Но так действуют и в Башкиртостане, и в Пермском крае, и в Оренбургской области. И у них – слава богу! – не самая низкая зарплата в ПФО, как у нас. И с демографией все в порядке.

Олигарх – в регион! Пожалуйста! Но пусть он ведет себя прилично. Не присасывается к бюджетному ручью, не рейдерствует, не банкротит кого-то из предпринимателей, не скупает (при помощи взяток) за бесценок собственность, а производит продукт, пользующийся спросом на рынке, и добросовестно отчисляет в казну соответствующие налоги, а при случае – спонсирует нашу нищую культуру или образование. Вот такого олигарха мы приветствуем.

А так получается: надо мост достраивать на бюджетные миллиарды – «СОК» тут как тут, возникло еще одно «золотое яичко», проект ядерного кластера – объявился Вексельберг. Явления, конечно, взаимосвязанные, но вовсе не схожие, как у Христа с народом.

Интервью провел

Александр СМИРНОВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.