Маркетолог

Навеяно статьёй А.К.Магомедова и последующей дискуссией с О.Р.Самарцевым тут.

Последнее десятилетие в российском обществе наблюдаются две интересные тенденции – взаимосвязанные и взаимоисключающие одновременно.

С одной стороны это существенное снижение протестных настроений; общество перестаёт реагировать на провокации и на события, правящие политические и бизнес-элиты имеют подавляющую поддержку на всех уровнях – от рядовых избирателей в глубинке до среднего класса из мегаполисов. Некогда любимые развлечения россиян – пикеты и митинги уже редко собирают более чем несколько десятков человек, да и те в массе своей кадровые бунтари на окладе.

С другой стороны, нарастает гул со стороны оппозиционных сил, которые по своим субъективным причинам крайне недовольны снижением протестной температуры в России. В равной степени этим возмущены и коммунисты в лице Г.А.Зюганова и антикоммунисты в лице В.И.Новодворской, демократы-экстремисты из «Солидарности» и Е.Чичваркин из «Правого дела». Строятся разные догадки, почему такое происходит в стране, которая последние 100 лет перманентно находилась в состоянии бунтов, революций, войн. Для которой состояние протеста должно было въесться в генетический код ДНК граждан. Одни обвиняют «кровавую гэбню» в том, что она глушит протесты репрессиями, другие всё сваливают на Партию и чиновников, которые давят протесты подачками и подкупами. Абрахан Курбанович в своей статье дал альтернативное объяснение: оказывается, граждане сами виноваты в том, что им не хочется протестовать, они свои возвышенные протестные позывы «канализировали в порно-пойло, «слили в досуг и «расслабуху»©.

Но постойте, давайте разберёмся в причинах и следствиях!

Протест по природе своей – действие деструктивное, направленное против чего-то, что мешает обществу. Действие, направленное на изменение или разрушение чего-то. Протест – вторичен, он зависит от появления этого самого «чего-то». Есть «чего-то» — есть протест против этого, нет «чего-то» — нет и основания для протеста. Протест не может стать действием конструктивным, первичным, он по природе своей не может появиться на пустом месте.

Специфика как раз последних десяти лет в том, что изменять и разрушать уже ничего не осталось. Всё разрушено до нас. Именно по этой причине коммунистическая идеология стремительно теряет сторонников. Гимн коммунизма:

«Весь мир насилья мы разрушим.

До основанья, а затем.

Мы наш, мы новый мир построим …»

стал неактуален. Разрушили. До основанья. Вот и наступил тот долгожданный миг – «затем».

«Прошло время ломать, пришло время строить» © В.В.Путин. Вот когда построим, вот тогда возможно появятся какие-то предпосылки для роста протестного настроения. Сейчас же нет оснований для протестов, Россия живёт в уникальную эпоху – эпоху «чистого листа». Возможно всё. Кроме протестов.

И тем, у кого весь смысл жизни – протест против чего-то, сейчас непросто. Им надо искать новый смысл жизни. Я им сочувствую.