В августе 1942 года Александр Карпович Толмачев, как и миллионы других наших соотечественников, был призван на фронт. Молодой парень из деревни Черненово Сурского района и не думал, что уже через год окажется в гуще событий — его боевое крещение произошло в сражении на Курской дуге.

Еще в начале войны Александр был отправлен в Ульяновское пехотное училище. Вышло так, что молодой боец сразу же попал на поле боя. В 1943 году Александр Карпович принял участие в одной из самых грандиозных и решающих битв Великой Отечественной войны-в сражении на Курской дуге.

— Мы часто меняли огневые позиции, — вспоминает ветеран о тех страшных днях. -Стоило сделать всего несколько выстрелов, как нас засекали и начинали обстрел. Ствол уже раскалился, немцы убитые падают, раненые встают и все в крови идут дальше на нас. Видимо, перед боем их чем-то сильно напоили. Это был ужас! Немцы прорвались к нам сзади, и мы с автоматами начали отстреливаться. Группировку, которая нас окружила, удалось разбить. Бой продолжался два часа. После небольшого перерыва немцы сделали перегруппировку и через три часа повторили наступление, но мы их снова отбили.

Затем минометчика Александра Толмачева с его боевыми товарищами перебросили на три километра правее, ближе к станции Прохоровка. Здесь он стал непосредственным участником самого крупного танкового сражения в военной истории, где были задействованы несколько сотен единиц немецкой и советской бронетехники. Александр Карпович вспоминает тот бой 12 июля 1943 года и признается — было страшно: горящие, подбитые через люк, танки и раненые танкисты, пытающиеся из них выбраться. Вскоре минометчики расстреляли все мины. В ход пошли винтовки и автоматы, долгое время не было подвоза, а к вечеру бой затих.

— Потом нас перевели на Северский Донец, — рассказывает ветеран. — Перевезли снарядов, сколько смогли. Два дня нам не доставляли никакой еды. А вечером старшина привез лапши и 100 грамм водки, приказал окапываться. Слышен был рев танков, разговоры немцев. Пошли в атаку, пробежали метров двести. Я уже видел их глаза, как они стреляли в нас. Плацдарм мы взяли.

Именно в этом сражении молодой боец был тяжело ранен в бок — выстрелом задело легкое.

С трудом ему удалось перебраться через Донец, где его ждала помощь: все лодки оказались пробитыми, а когда единственное судно было уже на середине реки, рядом разорвался снаряд. Дальше — медсанбат и перевязка. На лошадях раненого Александра довезли до станции и отправили на поезде в Пензу, где он полгода провел на лечении.

Победу Александр встретил в городе Брес-лау, в 70 км от Берлина. Несмотря на то, что наши войска уже заняли германскую столицу, немецкий гарнизон в Бреслау сопротивлялся до последнего. И когда 9 мая на улицах города вдруг началась стрельба, многие подумали, что высадился вражеский десант. Но за выстрелами последовали долгожданные слова: «Война кончилась!». По словам ветерана, ощущение победы появилось еще на Курской дуге: именно тогда начался переломный этап войны, который позволил взять реванш над фашистскими захватчиками.

Домой Александр Карпович вернулся не сразу: после войны он поступил в Ульяновское танковое училище. Только в 1947 году он демобилизовался и решил начать новую, мирную жизнь: поехал учиться в Карсунское ремесленное училище, где выучился на комбайнера. Осенью поступил на курсы механиков, а потом решил продолжить свое образование в Ульяновском сельскохозяйственном техникуме. Сегодня у Александра Карповича небольшое скромное хозяйство, а также своя «Ока», за рулем которой ветеран сидит сам. Два его сына и четверо внуков часто приезжают в гости к дедушке и помогают на участке.

За свои боевые заслуги Александр Карпович Толмачев получил не одну награду: его грудь украшают орден Красной Звезды и орден Славы. Первую награду он получил за свой первый бой на Курской дуге, а со второй связана целая история. Александр Карпович спас жизнь командиру артиллерийского полка: переправляя его, тяжело раненного, через Вислу, он сам едва не утонул. Орден ветеран получил лишь в 2001 году. Не сразу, но награда нашла своего бесстрашного героя.