Процесс оптимизации школ, который активно начался в системе начального и среднего образования в 90-х, становится настоящей проблемой не только для учеников и их родителей, педагогических коллективов, попадающих под оптимизацию — то есть перевод в другие учебные заведения или сокращение, но и для власти.

Судя по реакции городского управления образования на публичные выступления общественных организаций и граждан – принятое решение о сокращении пяти городских школ было подготовлено не спонтанно, но без надлежащего просчета последствий. Проблема заключается в том, что стремление вывести «за рамки» малобюджетные и малорейтинговые школы лежит не только в сфере городской экономики, но и затрагивает личные интересы большого числа реальных людей, для которых подобное решение может оказаться драматичным.

Процесс оптимизации школ как управленческий принцип далеко не нов. О нем начали говорить еще в начале 90-х, когда стало понятно, что без экономической оптимизации прокормить школы с недостаточным числом учеников для государства – задача слишком затратная. Правда, в те годы речь шла преимущественно о сельских школах, в которых по разным причинам ситуация доходила до абсурда – учеников и учителей в них оставалось равное количество. Затраты на новые методические пособия, оборудованные кабинеты, компьютеризацию и даже на зарплату и содержание в порядке помещений в этой ситуации многократно превышают допустимые. При всей очевидности ситуации только наиболее решительные руководители решались, что называется, «резать по живому», то есть закрывать убыточные сельские школы, смиряясь с затратами на перевозку учеников в соседние населенные пункты.

Подобная ситуация характерна для всех регионов и нигде не вызывала понимания общественности, особенно пострадавших учеников, их родителей и учителей.

Однако уже в прошлом году в связи с началом демографического спада оптимизация школ началась и в областных центрах. Судя по публикациям, процесс принял эпидемический характер и всегда сопровождался огромным общественным возмущением. В Липецкой области в 2009 году это стало причиной множества социальных конфликтов. Руководство региональной системы образования говорило о неизбежности процесса, который связан не с экономией бюджетных средств, а их недостатком, поскольку «Деньги из областного бюджета выделяются на количество учащихся, а не на количество школ» (из интервью начальника управления образования и науки Липецкой области Юрия Тарана).

В Ульяновске оптимизация тоже вызывала возмущение. Так, при слиянии школы №68, детсада №206 и лицея №90, в результате которого был создан «Авторский лицей Эдварса №1», родители и ученики писали множество писем, устраивали пикеты и обращались к областной и городской властям с протестами. Власти даже отреагировали. В интервью «Молодежной газете» губернатор Сергей Морозов, заметил: «Я вижу, кое-кто заигрался… в оптимизацию». Оптимизация, тем не менее, дошла до логического конца, и новое учебное заведение, по слухам, функционирует вполне успешно.

В этом году ульяновские городские власти тоже, вероятно, намерены идти до конца – то есть выполнить принятое решение об оптимизации, несмотря на крайнюю степень обострения недовольства. На сайте городского управления образования регулярно отвечают на вопросы родителей учеников разных закрываемых школ стандартной формулировкой: «Решение о ликвидации школы принято для обеспечения эффективного развития сети образовательных учреждений в соответствии с требованиями современной экономики, обеспечения системной интеграции учреждений сферы образования, повышения эффективности использования муниципальной собственности и бюджетных средств в сфере образования». После этого приводятся данные о проектной мощности школы, наполняемости и стоимости обучения одного ученика.

Совершенно очевидно, что подобная формальная позиция только раздражает и без того взбудораженную общественность. Готовятся пикеты у мэрии, обращения к Президенту. И это только начало. По сообщениям информагентств, вчера в Астрахани 11 педагогов начали голодовку, защищая от ликвидации (оптимизации) «Центр детского научно-технического творчества». Болезненный для людей процесс инициирован в самой неблагоприятный момент обострения другой социальной проблемы – всеобщего опасения в связи с новым законопроектом о переводе образования на коммерческую основу. Ситуация, таким образом, становится все более тупиковой.

Причина конфликта, по всей видимости, — ошибочная и недальновидная позиция городского управления образования. Подобные конфликты, затрагивающие жизненные интересы людей, требуют широкого общественного обсуждения, образования согласительных комиссий, многочисленных встреч, диалога, в ходе которого вырабатывается компромисс, решение, устраивующее обе стороны. Даже если оптимизация действительно экономически неизбежна — другого пути в сложившейся ситуации нет.