Хватит ли у жителей региона денег

Ольга КОВАЛЕНКОВА

Новый 83-федеральный закон продолжает вызывать жаркие споры среди жителей Ульяновска. Не все считают, что изменения, которые планируют внедрять, будут положительными. В частности, горожане уверены, что образование и здравоохранение могут стать платными. Чиновники же, напротив, пытаются убедить ульяновцев в том, что закон – благо, и опасения людей необоснованны. Но горожан понять можно. Новые законопроекты не всегда легко и гладко реализуются. Все мы помним волнения и недовольства людей после начала монетизации.

— Я недавно была в министерстве образования России, — отмечает заместитель председателя правительства Ульяновской области Тамара Девяткина. – И затронула эту тему на федеральном уровне. В Москве очень сильно удивились, почему вообще зашел разговор о платном образовании. Конституцию никто не отменял. А в ней четко написано, что образование – бесплатно для населения.

— На лицо – информационный миф, который родился с подачи политиков, — уверенно заявляет депутат Законодательного собрания Ульяновской области Игорь Тихонов. – Он сформирован людьми, которые закон не читали. А главная цель документа – создать четкие, прозрачные условия, как для самих работников социальной сферы, так и для потребителей их услуг. То есть, тех, кто по природе своей не может зарабатывать (например, детские дома) планируют финансировать в полном объеме, а тот, кто имеет возможность расширять качество и перечень услуг, должны этим заниматься.

Начать стоит с того, что закон касается не только образования, но также здравоохранения, социального развития, спорта и культуры. Чиновники уверены, что благодаря новому документу объекты, входящие в эти сферы, будут заинтересованы в том, чтобы работать максимально эффективно. Люди же волнуются, что из-за перехода ряда учреждений на коммерческие рельсы, стоимость ряда услуг вырастет, а общество разобьется на два лагеря: тех, кому дополнительные блага по карману и остальных, кто вынужден будет довольствоваться стандартным набором.

— Учреждение, в случае перехода на автономный уровень, получит больше самостоятельности, — говорит Тамара Владимировна. – И возможности гибко распоряжаться ресурсами.

— Не государственная сфера услуг у нас развивается крайне медленно, — поддержал Игорь Викторович. – Теперь же государственный и частный сектор уравняют в правах. То есть, первые будут наравне со вторыми получать финансовую поддержку при реализации установленных стандартов.

За все, что будет сверх нормы, придется платить. Возьмем, например, сферу образования. Хочет родитель три урока английского в неделю для своего чада вместо установленных двух, вносит деньги.

Если говорить о примерах, то Ульяновский Драматический театр уже целый год отработал как автономное учреждение. По словам чиновников, свой бюджет служителям музы удалось повысить на 20 процентов. А значит, по определению, должна была вырасти заработная плата, появиться возможность поехать на гастроли или пригласить к себе мэтров для проведения мастер-классов.

Тамара Девяткина озвучила, что в ближайшие несколько лет автономными станут медицинский информационно-аналитический центр, областной центр медицинской профилактики, техникумы (правда лишь те, что имели опыт по предоставлению платных услуг, например, техникум питания и торговли или ульяновский техникум железнодорожного транспорта), центр по работе с одаренными детьми «Юность», областная детская школа искусств, областной досуговый методический центр «Люмьер», филармония, театр кукол имени В.М.Леонтьевой, научная библиотека имени В.И. Ленина, ЦНК и другие. А государственный архив и архив новейшей истории, детские дома и интернаты останутся казенными, то есть будут содержаться за счет государства. Чиновники отметили, что тянуть принудительно в «автономку» никто не будет. Сначала спросят коллектив, проверят документацию. Хотя уверенности в этом нет. Ведь есть уже планы по переходу в АУ ряда структур.

Еще один вопрос: хватит ли квалифицированных управленцев и топ-менеджеров. Руководитель должен быть более дальновидным и расчетливым, чтобы не допускать ошибок. Кстати, за начальниками АУ будут внимательно следить: грамотно ли распределяются финансовые протоки, предоставляются ли качественные услуги, соблюдаются ли стандарты. При этом попасть на должность руководителя будет не просто, резюме станут читать с особым пристрастием. Тамара Владимировна подчеркнула, что медучреждением никогда не будет управлять человек, например, всю жизнь проработавший на автоагрегатном заводе.

— А если управленец поведет учреждение не в том направлении, то остановить его можно будет на любом этапе работы, — отрезал Игорь Тихонов. — Закон предусматривает отстранение неэффективного руководителя от должности в одностороннем порядке.

С одной стороны, это хорошо. С другой, топ-менеджер станет постоянно чувствовать себя сидящим на пороховой бочке: уберут – не уберут. Тем более, что за АУ будет следить наблюдательный совет, перед которым два раза в год директору предстоит отчитываться о проделанной работе.