Крик души

Нет чище и светлее праздника Победы в Великой Отечественной войне. Но он быстро кончается, и фронтовики вновь остаются один на один со своей памятью, боевыми ранами и горькими стариковскими проблемами.

У меня в руках письмо, адресованное главе администрации одного из сельских районов области:

«Обращаются к Вам (стилистика сохранена – авт.) ветераны, вдовы участников и инвалидов Великой Отечественной войны по поводу обеспечения жильём, о котором говорит наш Президент. Мы очень благодарны нашему правительству за заботу о нас хоть под закат наших дней, но нам новое жильё и не нужно вовсе. Нам нужны элементарные удобства: водопровод в доме, канализация, отопление, да крыши с завалинками отремонтировать. Дома-то у нас с виду неплохие и по площади вроде бы большие. Да дело — то не в метрах: уж лучше одну комнатушку, да тёплую и уютную, чем дворец бестолковый. Что толку-то от наших хором. Им уже по пятьдесят с лишним лет и они холодные и худые. Тяжело нам в преклонных годах с дровишками возиться. Детки у многих живут далеко. Мы уж помирать будем дома, не с руки нам на новое место переезжать.

Собрали мы документы, а нам говорят, что не подходим по метрам, а удобства городские для сельчан вроде бы законом и не предусматриваются. Да что ж мы, не уж-то не заработали и не завоевали эту последнюю радость в жизни – пожить со всеми удобствами. Юбилейная забота о нас оборачивается слезами обиды и горечи, для многих это будет последнее, с чем уйдём в мир иной».

Забота государства

Небольшое отступление. Государство о фронтовиках заботилось всегда. То ордена Отечественной войны по случаю юбилея подкинет, не разбирая, кто воевал, а кто за чужие спины прятался. То начнёт раздавать талончики на мебель и прочие житейские блага, одновременно бахвалясь при этом невиданным, якобы, благосостоянием трудящихся. А потом и вовсе разродилось идеей одарить фронтовиков легковыми автомобилями. Но только тех, кто встал на учёт до первого марта 2005 года. Остальных участников войны, видимо, посчитали «недофронтовиками» и пообещали выдать им по 100 тысяч рублей.

Для улучшения жилищных условий ветеранам тоже надо было встать на учёт до первого марта 2005 года. Потом, правда, спохватились и ограничения по срокам сняли, но денег из федерального бюджета на растущую очередь добавлять не стали. Москва перевалила это бремя на регионы, а они, в свою очередь, на органы местного самоуправления. Добавьте к этому правовую казуистику, несовершенство и противоречивость наших законов и вы поймёте всю остроту ситуации.

За примерами далеко ходить не надо. В Законе «О ветеранах» прописано право участников войны на получение квартир. И только. А вот определение норм жилья отдано на откуп регионам. И что мы имеем? Жилищный кодекс РФ гласит, что социальная норма жилья составляет 18 квадратных метров на одного человека. В Ульяновской области она почему-то всего 12 метров. Региональный закон выше федерального? Или этому есть другое объяснение?

Теперь вопрос к федералам. Ветераны войны, прописавшие у себя за последние пять лет детей и внуков, лишились права встать на очередь как ухудшившие свои жилищные условия. Госдума попыталась было снять такое ограничение. Но успеха пока не добилась. Что прикажете делать?

Каждому по возможности

Возможности региона, как дотационного, не очень велики. Но отдадим должное руководителям области, они делают всё возможное. Ветераны ВОВ, вставшие в очередь на улучшение жилищных условий до первого марта 2005 года, а таковых 227 человек, жильём обеспечены. Ещё 1142 ветерана, которые встали на учёт после указанного срока, намечено обеспечить жилищными сертификатами до конца текущего года. Уточним, что социальная выплата составляет 806, 4 тысячи рублей при средней стоимости жилья по области 22400 рублей за один квадратный метр. Принято решение выделить из регионального бюджета четыре миллиона рублей для оплаты ремонта жилья инвалидов и участников войны.

К сожалению, региональное руководство старается, выжимает из бюджета какие-никакие средства, а на местах, в районах, увы, чиновничий произвол. Вот лишь пара примеров. Прокуратура Карсунского района установила, что жилищная комиссия при администрации Сосновского сельского поселения отказала в постановке на учёт сразу нескольким ветеранам, проживающим в сёлах Сосновка и Уразовка. В «скорбный список» попали 85-летний Николай Иванович Рекин, 83-летняя Мяфиря Якубовна Асядуллова, её ровесник – инвалид второй группы Иван Андреевич Азяков, ветераны войны Абдулла Юсупович Хайретдинов и Дмитрий Яковлевич Куреин. Почему-то в состав комиссии не были включены для обследования жилищных условий ветеранов представители санитарного и пожарного надзора, экологической безопасности, органов защиты прав потребителей. Чиновников это не остановило. Они пояснили, что занимаемое ветеранами жильё соответствует социальным нормам проживания. Между тем речь шла об одиноких людях, нуждающихся в особой государственной защите. Их дома не имеют элементарных удобств, нуждаются в срочном ремонте фундаментов, отопительных печей, замене электропроводки. Прокуратура через суд добилась отмены решений комиссии и признании, что ветераны все-таки нуждаются в улучшении жилищных условий.

Потребовалось вмешательство прокурора Новоспасского района, чтобы администрация Фабричновыселковского сельского поселения выдала сертификат для приобретения жилья 86-летнему Михаилу Алексеевичу Ложечкину. Летом прошлого года у него сгорел дом в посёлке Горный, и он вынужден был проживать у соседей. Местные чиновники всё это время ветерана попросту «не замечали».

И это далеко не всё. В Барышском, Новомалыклинском, Чердаклинском, Кузоватовском, Майнском, Сенгилеевском и некоторых других районах возбуждены дела об административных правонарушениях по фактам игнорирования установленных законом требований к порядку и срокам рассмотрения заявлений участников войны. Вскрываются факты искажения муниципальными чиновниками информации о количестве ветеранов, поставленных на учёт в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Серьёзные нарушения выявлены в деятельности областного департамента социальной защиты населения.

Если говорить в целом, то прокурорами в этой сфере выявлено более 250 нарушений закона. Внесено около 60 представлений, в том числе министру труда и социального развития региона. Возбуждено свыше двух десятков дел об административных правонарушениях.

Не берусь комментировать сказанное. Лучше, фронтовиков об этом не скажешь. Они так и пишут в своём письме:

«Эх, сынки, сынки, разве за такую страну мы кровь проливали, разве об этом думали, когда замерзали и от жажды помирали. Что ж вы делаете со страной? Что ж вы людей-то на кучки разбиваете полезных и бесполезных? Ведь старость придёт и к вам, когда вы также станете доживать свой век. И не дай вам Бог доживать с исковерканным сознаньем, заклеенным ртом и завязанными глазами, как живём мы последние 20 лет, не понимая, что происходит в стране, почему всё перевернули с ног на голову, почему говорят одно, а делают другое. Куда делись порядочность, честность и справедливость? Те немногие, которые получат жильё, будут вас благодарить за заботу и внимание по телевизору и в газетах, но их будет немного. Большинство же может быть промолчит, но доверие вы потеряете не только у этого большинства. С уважением к вам ветераны Великой Отечественной войны».

Валентин Феактистов.

ЦИФРА

50905 ветеранов проживает на территории Ульяновской области. Из них 2857 участников войны, 1151 инвалид ВОВ и 683 солдата последнего военного призыва, несовершеннолетние узники фашизма, труженики тыла и 150 жителей блокадного Ленинграда, солдатские вдовы, вдовы инвалидов и участников войны.