Ульяновск: С требованиями, но без политики

Действительно, никакой политики в ситуации нет, есть традиционное состояние дел, выражаясь словами Дмитрия Медведева — раздолбайство.

Цитирую Президента РФ: «У нас вследствие разгильдяйства, я бы даже сказал раздолбайства, которое превратилось уже в национальную угрозу, происходит огромное количество чрезвычайных ситуаций», впрочем Дмитрий Медведев указал и пути решения проблемы:

«Президент считает, что есть только один способ — наказывать. «И рублем, и , не может не порождать предельно негативную реакцию населения.мерами административного и уголовного преследования», — уточнил Медведев.»

Его поддержал активно и Генеральный прокурор России:

«Я разделяю ваш подход. Действительно, пора уже ужесточать меры — и уголовную ответственность, и административную», — сказал, в свою очередь, Чайка.

Дестабилизация общественных, будем говорить честно — достаточно аполитичных, структур, действиями чиновников, ощущающих свою полнейшую безнаказанность, с их привычкой к административно-командным методам, не может не порождать предельно негативную ситуацию населения.

Вне зависимости от результатов, мне импонирует появление в рядах голодающих учителей и родителей Светланы Опенышевой. Отдавая ей должное, она стойко приняла жесткую критику, со стороны родителей за необдуманные действия властей, пытаясь всё перевести в русло более ироничного восприятия ситуации, вызывая смех голодающих своими оригинальными комментариями ситуации, она тем не менее немного разрядила обстановку. И надеюсь убедилась в том, что городские власти врут самым беспардонным образом про «7 минут — ходу, и рядом стоящие школы», поскольку до ближайшей школы 4-е остановки трамвая и полчаса хода — взрослому человеку, по крайне безобразным и неосвещенным дорогам. А каково будет зимой? А по осени в грязь?

Думаю она сделает правильные выводы по поводу возмущения родителей, и главный из них, заключается в том, что подобные вопросы требуют самой глубокой и тщательной подготовки, надо иногда чиновникам отрывать свою задницу от кресла и своими глазами посмотреть, к чему приведут их решения. Тем более, что Олег Мидленко бесспорно славен тем, что способен провалить любое порученное ему дело, как например его заслуги в должности Министра образования Ульяновской области были в свое время оценены по достоинству: «Наконец-то отправлен в отставку склоняемый практически на всех совещаниях в правительстве области министр образования Олег Мидленко, занимавший этот пост всего полгода — с июня 2008 года.»— писали СМИ Ульяновска год назад. И уж точно не ему поднимать вопросы о состоянии зданий школ, поскольку этот вопрос он же и провалил благополучно — на что обратил внимание губернатор Ульяновской области Сергей Морозов в 2008г.

Поэтому, то что сейчас делает Олег Мидленко под видом «Опимизируемой модернизации» — не более чем перекладывание ответственности с виновных (с себя), на непричастных (директоров школ и педагогов).

Как у нас мэрия «умеет» ремонтировать школы, известно по ситуации с Мариинской гимназией, повлекший за собой отравление детей. И что удивительно, виновных как всегда не нашли.

И могут ли нести ответственность за действия/бездействие безответственных чиновников дети и их родители, педагоги и учителя?

Напомню, что ошибки министра образования должна была бы исправить его предшественник на этом посту Тамара Девяткина, курирующая социальный блок после перевода Александра Большакова во Владимирскую область. Но у неё, видимо не хватило ни времени, ни желания пообщаться с родителями закрытых школ.

При этом, заверения чиновников образования о «безопасной перевозке детей» из закрытых сельских школ, напомню, закончилось серьезным ДТП, в котором пострадал ребенок и которому была сделана операция — это этап реализации программы «Школьный автобус» в рамках нацпроекта «Образование», также провалом закончилась история и со «Школьным молоком». В первом случае, чиновники допустили промах забыв указать в требованиях к водителям, обеспечивающих перевозку, их профессиональный стаж и навыки вождения.

Во-втором, ещё смешнее обстоятельства: » В январе нынешнего года по программе еще как-то, пусть с перебоями, но школьникам выдавали молоко. К апрелю молоко получали лишь учащиеся тех школ, администрация которых по собственной инициативе и пользуясь личными связями сумела обеспечить поставки молока. Но таких школ единицы. Даже персональное поручение об обеспечении школьников молоком, данное губернатором Сергеем Морозовым мэру г. Ульяновска Сергею Ермакову, не помогло исправить ситуацию.»

И причиной провала программы «Здоровье школьника», была никто иной как Людмила Соломенко, так ратующая за «оптимизацию». Областная целевая программа «Школьное молоко на 2007-2011 гг.» в этом году вышла на 4 этап реализации. Ранее молоко получали младшие классы. Теперь в программу включены дети с 1 по 9 класс. Однако с января поставки в школы Ульяновска прекратились совсем. «Мы не можем определиться, с какой из компаний заключить договор: «Алев» или «Молвест» — решается вопрос цены, — говорит начальник управления образования мэрии Ульяновска ЛЮДМИЛА СОЛОМЕНКО.. Злые языки, утверждают, что проблема была в «откатах», но разумеется, это навет и сплетни. Хотя миф про «молочные реки», обескуражил даже депутатов ЗСО, которое не поняли, как удалось найти именно такого поставщика? Вот уж во истину загадка, почему всё, что начинают делать наши чиновники обязательно доводится до полного абсурда?

Впрочем доводилось Олегу Мидленко возглавлять и областное управление социальной политики, и вероятно, как хирургу по профессии, ему привычнее «резать по живому», чем заниматься консервативной терапией социальных проблем, специфика воспитания и характера. И к вопросам образования он подходит ни как психолог, а склонен к радикальным методам — отсечь и ликвидировать.

При этом, он бывает крайне непоследователен в своих суждениях:

«Вопрос о закрытии нескольких школ в Ульяновске «решен окончательно и установлен в законном порядке». Об этом, заявил заместитель мэра города Олег Мидленко, сообщает «Эхо Москвы».», буквально тут же заявляет: «Мидленко сказал, что это «способ, который выбрали отдельные представители коллективов, неправильный, нецивилизованный».

«Если есть несогласные люди, то есть вполне цивилизованные способы решения вопросов – это и продолжение переговоров, и есть суд», тут нужно определиться, либо — «вопрос решенный», и получается переговоры вести просто не о чем, и остается только протестовать, либо «продолжение переговоров», тогда это означает, что вопрос отнюдь не решен. Нельзя же одновременно высказывать абсолютно диаметральные точки зрения? И огорчаться после этого, что народ его не понимает.

Не менее загадочны рассуждения Людмилы Соломенко:

«В рейтинге городских школ 60-ая входит в десятку худших, занимая 80-е место из 90. В итоге в проигрыше оказываются все – и школьники, получающие образование невысоко уровня, и педагоги, которые имеют низкую зарплату из-за малой наполняемости классов и небольшого количества часов», и тут же:

«Впрочем, начальник управления образования мэрии Людмила Соломенко заверяет, что педагогический коллектив школы будет сохранен и никто не останется без работы«, любопытно понять, о чем идет речь? Если плохое качество подготовки школьников, то это прежде всего проблемы директора Владимира Кулакова, не обеспечившего нормальный процесс обучения, и опять той же Людмилы Соломенко, у которой прямая обязанность отслеживать качество обучения. Допустим, виноваты педагоги (коллектив) и именно они неважно учили детей, а Людмила Соломенко за этим недоглядела, тогда в чем вина детей и родителей, они-то за что должны страдать?

Тем более, судя по реплике Людмилы Соломенко, она намерена и дальше дать возможнасть педагогам показывать выдающиеся результаты обучения, но уже на новом рабочем месте. Надо понимать, так, что она хочет ухудшить показатели ещё парочки школ, трудоустройством туда профессионально непригодных учителей? Или вся ситуация в том, что она активно развалив детские садики, решила выполнить указание губернатора, который не может оставить без внимания требования Президента России о дошкольниках? Поэтому, ни учителя, ни качество преподавания — вообще ни причем, просто понадобилось здание школы №60 под детский сад, вот школу и того… «оптимизировали». В общем, ложь, ркугом одна ложь, что у Олега Мидленко, что у Людмилы Соломенко, которые два года водили за нос губернатора области Сергея Морозова рассказывая ему сказки как они внедрили систему «Электронный дневник школьника» в Ульяновской области и городе Ульяновске.

Ну ладно о нерадивых чиновниках, о чем собственно, весь «Сыр-бор» с голодовкой и протестами родителей? Действительно ли требования родителей лишены смысла?

Что же хотят родители и педагоги?

1. Публично опубликованных критериев оценки качества школ и методики оценки их рейтинга, в системе образования Ульяновской области;

2. Создания независимой постоянно действующей экспертной комиссии, которая будет оценивать последствия принятия решений чиновниками, при ликвидации объектов социальной значимости; Регламент и состав экспертного совета, публикацию методики оценки по критериям как качественным, так и количественным.

3. Отмены, ранее принятых необоснованных решений о ликвидации, и более объективного подхода к делу.

Т.е., граждане требуют публичности и открытости от власти при принятии решений затрагивающих их права.