Юрий Рогов

вице-президент УлТПП,

генеральный директор

ООО «СОЭКС-Ульяновская ТПП»

Говорить можно бесконечно. И предпринимателям, и власти. Но что меняется в нашей жизни? Попробуем собрать бесконечные темы разговоров на газетной полосе.

Кредитование

Предприниматели, занятые в сфере малого бизнеса, не планируют пользоваться кредитами в ближайшее время,- вывод экспертов Института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП, Москва), опубликованный в работе «Индекс кредитного благоприятствования развитию малого бизнеса», только на первый взгляд вызывает недоумение. Казалось бы, малые предприятия, как правило, ограничены в ресурсах, и в кредитах нуждаются достаточно часто, так как реализуют, главным образом, краткосрочные проекты. Но стать партнерами малого бизнеса кредитные организации не торопятся и выдвигают встречные, достаточно жесткие требования.

Что же хотят от предпринимателей банки? Чтобы они имели длительный срок работы. Чтобы могли обеспечить залог, и, как правило, не товаром, находящемся в обороте, и даже не оборудованием и транспортом, которые в случае просрочки платежа придется продавать, а недвижимостью — землей, зданиями и сооружениями. В некоторых банках вообще невозможно получить кредит без обеспечения недвижимостью!

Понятно, банки рискуют, работая с малым бизнесом. В связи с этим, в цепочке «предприниматель — кредитор» в некоторых случаях участвует государство (к примеру, через фонд поручительства), оно берет на себя обязательства по субсидированию процентной ставки, внесению залога, гарантиям возврата займа. Но! В этом случае государство тоже страхует себя, требуя от предпринимателя, чтобы он, во-первых, не являлся новичком на рынке, а имел «историю успешной деятельности», не обремененной административными правонарушениями (то есть иметь долги по налогам и другим бюджетным платежам, по данным бюджетной отчетности заемщику нельзя), и, во-вторых, государство добавляет свой процент к проценту банка, тем самым увеличивая стоимость кредита для предпринимателя).

На какую же сумму может рассчитывать предприниматель? Обычно банки дают не более половины от рыночной стоимости залога.

Кстати, обратите внимание: власть поможет взять кредит только действующему предпринимателю, а не тому, кто только открывает свое дело! «Новичкам здесь не место?»! И что вообще может заложить начинающий предприниматель, кроме своего дома и машины (а у некоторых нет и этого)! Тут невольно вспоминаешь разрекламированную кампанию для безработных: «Возьми 58 тысяч и открой свое дело!» Так и хочется воскликнуть: «Шутить изволите, господа?»

Но о поддержке начинающих бизнесменов, тем не менее, говорится постоянно. Им дают …300 000! Рублей, разумеется. Причем, на помощь могут рассчитывать менее 100 предпринимателей из 10 000! А остальные 9 000 человек?

И еще о ставке субсидирования по кредиту. Величина субсидии от государства для компенсации процентной ставки варьируется от 1/3 до 3/4 ставки рефинансирования ЦБ РФ и определяется для каждого, говоря официальным языком, «субъекта малого предпринимательства» индивидуально. Но проблема еще и в том, что предприниматель сначала должен заплатить проценты по кредиту, и только потом, если он пройдет конкурсный отбор, через пару месяцев наконец получить деньги от власти.

Тарифы.

Ежегодно январские праздники проходят под прицелом естественных монополий (хотя, что в этом «естественного»?). И физические, и юридические лица получают «подарки»- новые тарифы. Причем, без разъяснения, в связи с чем их опять повысили (о понижении речь «естественно» не идет!). Странно, с субъектов малого предпринимательства требуют «прозрачность» деятельности, а монополисты – в «белом списке»?

Если сравнить показатели деятельности по данным сайтов энергокомпаний ПФО, то можно сделать некоторые выводы об эффективности работы энергокомпаний.

К примеру, себестоимость 1 кВт/ч в 2007 году для ОАО «Ульяновскэнерго» составляла 0,95 руб., для ОАО «Мордовэнергосбыт»- 0,82 руб., ОАО «Пермэнерго»- 1,48 руб.

В 2008 году она выросла у «Ульяновскэнерго» до 1,95 руб. (то есть в 2,05 раза), у ОАО «Мордовэнергосбыт»- 1,35 руб. (в 1,65 раза), ОАО «Пермэнерго»- 1, 57 руб.(в 1,06 раза). Численность персонала в ОАО «Ульяновскэнерго» — 884 человека (в «Пермэнергосбыт» почти столько же, в «Мордовэнергосбыт» — 372 человека). При этом объем полезного отпуска на одного сотрудника в 2008 году составил в местной энергокомпании 4,0 млн.кВт./ч, у их коллег из Мордовии – 3,5, а у пермских энергетиков – 16,9!

Тем не менее, выручка ульяновских энергетиков увеличилась с 5 950,1 млн.руб. до 7 356,6 млн., а у пермских – с 24 302,7 млн.руб. до 24 713,3 млн. руб. (объем отпущенной энергии ульяновским потребителям в 2007 году составил 3 561,6 млн.кВт/ч, в 2008 году – 3 536,8 млн. кВт/ч, а пермским — 16 206,1 млн. кВт/ч и 15 112 млн. кВт/ч. соответственно).

Поэтому не удивительно, почему в Ульяновской области самые высокие (среди регионов ПФО) тарифы на электроэнергию для юридических лиц!

Потребляя, к примеру, 7000 часов электроэнергии ульяновский предприниматель заплатит в диапазоне низкого напряжения 290 коп./кВт.ч., а предприниматель в Мордовии -198,35 коп./кВт.ч. При расходе 6000 часов в том же диапазоне — 302 коп./кВтч. (в Ульяновске) и 203,40 коп./кВт.ч (в Мордовии). При других объемах, в других диапазонах — ситуация та же, то есть не в пользу наших потребителей.

Так кто же устанавливает такие правила отпуска энергии?

Всем известно, что тарифообразованием занимаются энергетические комиссии. 2/3 тарифов устанавливаются на уровне федерации, 1/3 формируется на местах. По идее, тариф складывается из сумм на покупку (генерацию) электроэнергии, услуги ее транспортировки и сбыта, и, возможно, некоторые «прочие услуги». В РЭК расчеты передают сами компании, осуществляющие производство, передачу, сбыт электроэнергии. Они исходят из показателей так называемого «базисного» (то есть предшествующего) года. Поэтому заинтересованность в увеличении прибыли видна невооруженным взглядом.

Но помимо сотрудников комиссии оценкой требований энергетиков должен заниматься специальный экспертный совет, в составе которого могли бы быть независимые эксперты, ученые-экономисты, да и сами потребители, наконец! Однако, в 2003 году институт экспертных советов (экспертных комиссий) был ликвидирован, поэтому все действия по тарифному регулированию отныне носят кулуарный характер. А между тем ЛЮБОЕ изменение тарифов должно происходить обоснованно и прозрачно, при широком обсуждении общественности. Ведь тариф — это, по сути, форма компромиссного решения двух участников, из которых один — поставщик, а второй — потребитель, то есть плательщик. По аналогии с налогоплательщиками, а также и по мировому опыту регулирования цен и тарифов, потребитель-плательщик должен знать, что его средствами распоряжаются эффективно!

Особая проблема — соотношение объемов отпуска электроэнергии по регулируемому и нерегулируемому тарифам. Как это соотношение устанавливается – тайна. Она открывается потребителям лишь тогда, когда полученную энергию они не только израсходовали, но и оплатили (так как 90% общего объема можно получить только по предоплате). Вот и получается, что мы покупаем «кота в мешке»!

Бесправие и бессилие потребителей в вопросах контроля за расходованием полученных от них средств — правовая проблема. И решать ее должна власть, от которой зависит справедливый порядок в процессе регулирования тарифов. Ведь от формирования цен на электроэнергию зависят тарифы на водоснабжение, теплоснабжение, далее по нарастающей пойдут цены на услуги и продукцию во всех секторах экономики, в том числе и в торговле, где как раз и сосредоточена основная часть малого бизнеса.

Продолжение читайте в следующем номере.