Пока дети на каникулах, чиновники занялись ликвидацией их школ. На прошлой неделе в Ульяновске вспыхнула голодовка протестующих против закрытия пяти городских школ. К акции протеста, которую 24 июня начали учителя и родители учеников средней школы №7, присоединилась затем школа №8.

Это учебное заведение также закрывают ради экономии бюджетных средств. Таким образом, в палаточном городке собралось более 30 голодающих.

Местные власти называют ликвидацию школ «оптимизацией учебного процесса».

В июне мэрия Ульяновска выпустила несколько постановлений о ликвидации городских школ, объяснив это «экономической необходимостью». Согласно документам, закрываются школы №7, 8, 43, 60, 71, а учащиеся переводятся в другие школы. Что будет с учителями и остальным школьным персоналом — никаких объяснений не дается.

Такое решение вызвало протест у педагогов и родителей. Двадцать четвертого июня группа учителей, родителей и технических работников седьмой школы имени Веры Кашкадамовой вышла на голодовку, организованную в палаточном лагере возле здания школы. Сначала протестующие хотели устроить голодовку в здании седьмой школы. Однако новая директор, назначенная, видимо, руководить ликвидационным процессом, сделать этого не позволила.

Участница голодовки, бывший директор школы №7 Ирина Маллямова, уволенная за отказ подписать документы о ликвидации школы, сообщила, что с ними до сих пор не встретился никто из чиновников: ни мэр Ульяновска Александр Пинков, ни губернатор Сергей Морозов.

Выпускник школы №7, депутат Ульяновской городской думы Эдуард Аверьянов также присоединился к акции протеста. Он полагает, что выход, исключающий закрытие школ, может быть найден. Например, в учебном заведении можно создать подготовительные группы для дошкольников, организовать дистанционное обучение детей-инвалидов.

Но городские чиновники и слышать не хотят о переговорах. Так, заместитель мэра Ульяновска Олег Мидленко заявил, что вопрос о закрытии школ «решен окончательно и установлен в законном порядке». Голодовку, объявленную учителями в знак протеста, Мидленко назвал «нецивилизованным способом». Заместитель градоначальника уве­ряет, что «все педагогические работники будут на 100% трудоустроены».

Ранее то же самое утверждал мэр Пинков. Он сообщил, что школы будут закрыты в любом случае, так как в них «некомплект» учеников: они загружены не более чем на треть (в учебных заведениях обучается не более 400 человек). К тому же, по его словам, в школе №7 оказываются некачественные образовательные услуги.

Только вот родители учеников, очевидно, считают иначе. Та же седьмая школа — единственная в своем микрорайоне. Чиновники утверждают, что школы будут перепрофилированы в другие учебные или образовательные заведения: медицинский колледж, ПТУ, центр детского и юношеского творчества, а одно из зданий — закрыто на ремонт. Но это не вяжется с другими планами городских властей.

«Закрывают несколько ПТУ, прекращен набор в музыкально-педагогический колледж. Это единственное учебное заведение, которое готовит преподавателей музыки для школ и детских садов. И все это делается опять под предлогом «оптимизации». Возможно, еще и потому, что училище находится в центре города, территория большая, два здания», — проясняет руководитель аппарата фракции КПРФ в Заксобрании Ульяновской области Евгений Лытяков.

Чем так «провинилась» перед властями Ульяновска школа №7, вообще непонятно. Ее теперь уже бывший директор Ирина Маллямова рассказала корреспонденту «Свободной прессы», что причины так толком и не объяснили. Заявляют то про низкую успеваемость, то про плохую заполняемость, то про нарушение санитарных норм, хотя все проверки школа прошла. Но в итоге все сводится к деньгам.

— Когда мы заняли это здание, его состояние было ужасным — кабинеты полуразрушенные, страшные, и моя задача была все это восстановить. Семьи в нашем микрорайоне не обладают такими материальными ресурсами, как в других районах. 53% процента у нас неполные семьи — в 116 семьях только матери воспитывают детей. И у многих не по одному, а по два-три ребенка. В Ульяновске новых школ не строили уже 25 лет. Основной спрос у нас на гимназии — они переполнены детьми. Там перебор такой, что руководители берут детей по толщине кошелька родителей. Кто больше заплатит, или у кого выше звание или чин, тот туда и идет. Это ни для кого не секрет.

По словам Маллямовой, закрывают именно школы, где учатся дети бедных родителей, а потому денег в них не собирают.

Таким образом, под видом борьбы за качество «образовательных услуг» детям нескольких школ Ульяновска доступ к этим услугам уже осложнили. А если так пойдет дальше, они станут для них и вовсе недоступными. А остальные граждане могут воочию убедиться, что недавние образовательные реформы есть способ уничтожения бесплатного образования. И сделать собственные выводы.

Е. ЮРЬЕВА.