Если верить ВЦИОМу, почти сорок процентов россиян сказали, что не верят пустым рекламным призывам, а еще тридцать, как минимум, склонны в рекламе сомневаться. На рекламном рынке складывается кризис доверия, впору рекламистам кричать караул. Но беда-то не в этом… Беда в том, что россияне перестали доверять всему вообще. Не знаю, когда это началось, и уж тем более не знаю, когда закончится, но всеобщее недоверие, как метастаза, поразило тело российского общества. Убогий социальный перевертыш – свободный рынок – волшебным образом превращает все, к чему прикасается, в уродливую противоположность. Спросите себя, кому вы доверяете – прессе, милиции, медицине, правительству. Ответ очевиден…

Если журналистика, как когда-то сказал Игорь Яковенко, это фабрика репутаций, я решительно не понимаю, что эта фабрика штампует сегодня, какие репутации сходят с ее разладившегося конвейера. Разучившись защищать себя, как суверенная, особая профессия, журналистика нечувствительно слилась с политтехнологиями, пиаром и рэкетом. И теперь простому отечественному бандиту уже трудно понять, кто написал статью – журналист, которого нельзя убивать и калечить, или пиарщик, на которого правило не распространяется. При этом он рефлекторно реагирует на слово «заказ» и небезосновательно полагает, что разбирается со своим же братком по понятиям. И никому нет дела до того обстоятельства, что большинство журналистов не врут, не выполняют некрасивых заказов, никого не кошмарят за деньги, но в сложившейся обстановке слишком часто попадают под нож.

Печальная констатация: журналисты доверие потеряли. Стали бездарно врать – говорить не то, что было на самом деле, а то, чего не было и быть не могло. Передергивать факты. Давить, чтобы отработать заказ.

Стали заниматься рэкетом (это, для непосвященных, такая угроза – плати, а то будет хуже). Отечественная практика «журналистики» последних десятилетий все чаще заключается в том, что деньги берут не за то, что пишут хвалебно, прославляют заслуги вымышленные или реальные, а за то, что НИЧЕГО НЕ ПИШУТ. Постановка вопроса простая: платите, А ТО КАК НАПИШУ! Имена изданий известны всем, и тираж их обычно высокий – народу вся эта грязь крайне интересна. При этом, повторю, журналистами называются и многие в высшей степени достойные люди. Но складывается так, что теперь это слово все чаще – синоним лгуна и рэкетира.

Доверие. «Оказывайте доверие лишь тем, кто имеет мужество при случае вам поперечить и кто предпочитает ваше доброе имя вашей милости», – писал великий Александр Суворов. Бесконечно славословящие власть государственные СМИ стали особой категорией изданий, которая вызывает у аудитории чаще всего усмешку. Стилистика «все хорошо, прекрасная маркиза» официальных газет даже не раздражает – вызывает тупое и устойчивое неприятие.

Если доверие – это ощущение полного спокойствия, отсутствие каких-либо сомнений и полная естественность отношений, то ничего подобного нет и в помине.

Попробуем доверять друг другу – друзьям, знакомым, родственникам. Выходит совсем плохо. Года два назад ульяновская семья (было их трое – отец, мама и сын) приютила племянника откуда-то из-за Урала. Прожил он у них до зимы – все лето, осень. Общались, кормили, пытались пристроить на работу. И доверяли, конечно. Сын, подросток 14 лет, со взрослым родственником ходил на тусовки, взрослел. А потом исчез. Племянник уехал – он не знал, куда мог деться мальчишка, ну так вот получилось. И только потом нашли родители пацана – задушенного, прикрытого старыми тряпками на балконе. Задушил его племянник, когда ребенок увидел, как тот ворует деньги родителей, задушил, чтобы не выдал, потом припрятал на балконе и смылся домой, за Урал. Была зима, и парня нашли только недели через две. Доверие…

Обман становится модным – это такой новый жизненный принцип, сотканный в нашем перевернутом обществе из доверия. Мошенник, который во все времена считался изгоем либо мерзавцем, – романтичный герой нового времени. Он изобретателен и одарен криминальным талантом. Парадоксально, но людей, оказавшихся в плену финансовых пирамид, пустых, но дорогостоящих панацей и невыполнимых обещаний, меньше не становится. У пенсионерки обаятельно выманили миллион. Мать-одиночка продала квартиру и вложила последние деньги в инвестиционный фонд – фонд незамедлительно лопнул. Пенсионер в Ульяновске купил чудодейственные трусы, излечивающие все возрастные проблемы и дарующие потенцию за 25 тысяч рублей. Не помогло. Прокуратура разбирается до сих пор, почему трусы не работают. Количество жуликов на единицу населения становится катастрофическим. Московская милиция днями задержала мошенников, которые продавали лекарство от рака. Стоило оно баснословно дорого – десятки тысяч долларов за ампулу. Разоблачили, когда больная девушка, лекарство употребившая, умерла. А ведь это уже не мошенничество – это убийство, но сядут как мошенники по щадящей статье.

Мы теперь удивляемся честности. Честность неестественна. Напротив, ожидание кидалова и готовность к нему стали привычными. Доверие, которое, как говорил Ливий, «обычно вызывает ответную верность», – это уже не нормальное качество жизни, а абсолютнейшая абстракция. Верить, получается, некому. Нам говорят, как в рекламе, – хорошо, много и даром, а дают плохо, мало и дорого. Чего же тут удивляться…

Комментарии:

Как Вы оцениваете степень доверия в обществе?

Геннадий АНТОНЦЕВ, журналист:

– Падение доверия к СМИ – это объективный процесс: журналистика все больше перестает быть объективной и независимой, а чтобы вернуть доверие, нужно вернуть независимость СМИ.

Журналистика всегда зависит от состояния власти и общества, его криминализации и уровня коррупции. Если не ошибаются аналитики, утверждающие, что Россия находится на

154-м месте по степени коррупционности, то, естественно, и качество СМИ является отражением этой степени. Поскольку коррупция – это сращивание интересов бизнеса и власти, а СМИ существуют за счет денег от бизнеса и власти, то журналистика, в подавляющем количестве случаев, отражает и защищает интересы именно этих субъектов, а не граждан.

Возвращение доверия к СМИ – это вопрос времени и появления большего количества независимых СМИ. Если независимых СМИ станет больше, то и степень доверия увеличится.

Тамара Дмитриева, председатель регионального Союза журналистов, заместитель председателя областного парламента:

– К сожалению, степень доверия общества к СМИ уже опасно низка. Многие СМИ после распада СССР оказались в частных руках. И хотя они и именуют себя независимыми, совершенно ясно, что они в первую очередь отражают интересы своих хозяев. Пресса стала бизнесом. Люди у нас не глупые, все прекрасно понимают и просто перестают верить газетам, журналам и журналистам.

Журналистика, на мой взгляд, – важнейший общественный институт, призванный просвещать общество, вести его за собой. Журналисты должны уметь заставить человека думать, размышлять, читать между строк. А погоня за сиюминутной выгодой, высокими тиражами может обернуться впоследствии тотальным недоверием и в результате полным крахом. Я всегда считала, что необходимо быть честным перед самим собой, перед людьми. Тогда и доверие вернется.

Всеволод Богданов, председатель Союза журналистов России:

– Сегодня самая главная тема, которая в эпоху глобализации исключительно важна, – формула доверия. Перед нами встает вопрос о том, как вернуть доверие общества к власти, к правоохранительным органам, к СМИ. Мы специально соберемся на международном конгрессе «защита будущего журналистики восточной Европы», чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Возрождение доверия – это сегодня самая главная тема. Более того, был в Нью-Йорке на сессии ООН и как раз выступал по этой теме. И убедился, что эта тема актуальна не только в России, но и в других странах. Чтобы в эпоху глобализации человек не чувствовал себя брошенным, необходимо сильно менять содержание диалога и форму самих СМИ. Настало время переосмыслить понятие доверия.

в тему

13 марта грузинский телеканал «Имеди» показал сюжет о вторжении в Грузию российских войск и убийстве президента Саакашвили. Лишь в начале и в конце сюжета было сказано, что это моделирование событий. Многие поверили. Журнал решил спросить читателей, приходилось ли им так обманываться.

Сергей Антуфьев, губернатор Смоленской области: «Однажды местные газеты написали, что меня назначили госсекретарем Союзного государства России и Белоруссии. Со ссылкой на федеральные источники. Я был невероятно удивлен, но постарался отнестись к этому с юмором. В целом СМИ можно доверять, хотя ради рейтингов они могут приписать лишнее».

Франц Клинцевич, первый заместитель председателя комитета Госдумы по делам ветеранов («Единая Россия»): «Больше всего СМИ обманывали в 90-х. Однажды объявили о кончине губернатора Челябинской области Сумина. Хорошо, мы подняли шум и семья этого не услышала. Когда служил в Афгане, там погиб мой однофамилец рядовой Клинцевич, а передали: капитан Клинцевич».

Иван Грачев, заместитель председателя комитета Госдумы по энергетике («Справедливая Россия»): «Несколько лет назад СМИ сообщили, что в Казани треснул мост. Я поверил, хотя было 1 апреля. Сейчас СМИ не столько обманывают, сколько смещают оценки в сторону официальной позиции».

Виктор Зимин, председатель правительства Хакасии: «Самый страшный обман касался аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Какие-то блогеры начали активно распространять ложь, что спасатели якобы действуют неправильно, не используют шанс спасти людей. Это была грязная провокация, и очень жестокая – ведь родственники пострадавших готовы были поверить всему».

www.newsland.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.